ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Микаэль, ты сошёл с ума, уходи, иначе я позову охрану, ты невменяем, несёшь какую-то чушь. Какие отношения? Какая связь? Причем здесь чья-то жена? И какая вообще любовь?

- Уходи. – Стефания, полная решимости избавиться от навязчивого стража, указала ему на выход.

- Я бы посмеялась над тобой, но мне жаль тебя… Микаэль, прости, если я чем-то обидела тебя, оскорбила твои чувства, мне правда очень жаль.

Страж направившись к выходу, обернулся, посмотрел на неё и сказал:

- Не надо жалеть меня, ты себя родная береги, сама видишь, как жизнь порой непредсказуема.

Тот неприятный визит скоро забылся, она даже не стала рассказывать о нем Даниэлю. Да и зачем? Про Микаэля все прекрасно знали – юморист и комик, каких еще поискать. Плохо, то, что темы иногда для своих шуточек он подыскивает не те, что надо бы.

****

Около года Стеф и Даниэль прожили на Земле. Стефания практически выздоровела, рана все меньше и меньше давала знать о себе.

Даниэль занимался обустройством межгалактических комплексов, которых возведено было уже достаточно. Четыре из них распределили по поверхности планеты так, чтобы защитить ее практически со всех сторон, образовав, как и говорил муж ячейку достаточно большого резерва мощности, с которой взаимодействовали подобные структуры, находившиеся в соседних галактиках.

В случае внезапного нападения, планета была бы полностью защищена сверхчувствительным, защитным полем.

Структура его имела трехфазный характер: энергетическая - вырабатываемая силовыми установками, для защиты поверхности и околоземного пространства планеты. Навигационная – быстрое считывание и распространение сигналов в космическом пространстве, причём, на довольно таки большие расстояния. Оборонительная - включающая в себя два подземных мегакомплекса, автоматически снимающие с орбиты те объекты, которые определялись ей, как несущие угрозу. Даже если, в случае потери некоторых территорий, вследствие военных действий, она приводилась в действие высокочастотным сигналом, поступающим из любой трех галактик. Оружие было самое современное, особенно стражи укрепляли те базы, которые находились под землей, считая их своим резервом.

Стефания, как всегда находилась чаще с Дэном, нежели с мужем, на что он ей не раз шутя, указывал:

- Промахнулась ты Стеф, с выбором мужа, надо было меня брать, хотя… нет, я вас земных женщин побаиваюсь, ведьмы вы все от рождения, а ты – даже редкий экземпляр, очень редкий. Не зря даже Даниэль, с его жёсткой моральной оценкой этих неравных браков и тот не устоял. Один минус в твоей семейной жизни: меня ты в последнее время видишь чаще, чем муженька своего, но мне от этого только плюс, бардака у меня здесь поменьше стало, а порядка намного больше.

Время шло. Даниэль, все чаще поговаривал о том, что скоро деятельность его команды на Земле закончится, и их переведут на другой объект. При этом, называл такое расстояние от Земли до иной галактики, что у Стефании сжималось сердце, это значит, она очень долго не сможет, увидится со своими родными, подругами, хотя они так редко встречаются, но это уж очень большой временной отрезок получался.

Она видела, как команда на диске потихоньку начала приготовления к дальнему перелету.

Они с Дэном, тоже занялись перемещением некоторого инвентаря, оборудования, опытных образцов с земной, вернее с подземной лаборатории на корабль. Такая суета длилась почти неделю.

Однажды от всей этой кутерьмы, всего этого напряжения и спешки: «принеси то, забери это, не забыла про них…», у неё закружилась голова и она рухнула как подкошенная на гранитный пол лаборатории.

Очнулась Стефания от резкого запаха. Дэн приводил её в чувство каким-то порошком, дав его понюхать:

- Все хватит на сегодня для тебя, иди-ка ты отдыхай. Хотя нет, подожди, я сейчас забор крови сделаю, уточнить, с чего это ты вздумала, тут падать.

Взяв анализ, он уточнил:

- Свободна на три дня, а там видно будет, - в его голосе слышалась тревога. Он вызвал ей дежурный корабль и отправил домой.

Стефания, действительно, чувствовала себя не очень хорошо: голова кружилась, почему-то заболела рана в груди, и вообще, создавалось впечатления, что силы её покинули окончательно и бесповоротно.

Вечером Даниэль ей строго настрого запретил, куда бы то ни было выходить:

- Сидишь дома, читаешь книги, отдыхаешь, никакой нагрузки, пока Дэн не выяснит причину, что с тобой такое случилось и почему.

На следующий день с ней связался Дэн:

- Стеф, нам поговорить надо, я за тобой корабль послал, жду, - голос у него был спокойный, значит, ничего страшного - подумала Стеф.

По прибытии, страж усадил женщину в кресло, а сам присел около неё на диван:

- Ты представляешь, я выяснил, какова причина твоего обморока, он посмотрел на Стеф и улыбнулся: - Ты просто беременна, срок совсем небольшой, я не стал говорить об этом Даниэлю, думаю, тебе лучше сделать это самой, так будет правильнее.

Перед ней медленно поплыло пространство, и она опять чуть было не потеряла сознание.

- Ну - ну, Стеф… от радости глупо умирать – Дэн подхватил её и помог облокотиться о спинку, сиди, а то опять рухнешь.

Стефания разом вспомнила его слова, что у стражей и земных женщин может родиться генетически нежизнеспособное потомство, и она тут же задала этот вопрос Дэну:

- Каков риск, что такое может произойти у нас?

- У вас? – страж задумался, - у вас, как раз – минимальный.

- Почему? - удивилась Стеф.

- Вы не настолько отличаетесь с Даниэлем, как тебе видится, но прости, об этом он должен сам тебе рассказать. Мой тебе совет - поговори с ним, много прояснится, и ты успокоишься.

Всю дорогу домой Стеф не знала, радоваться ей или огорчаться, она была готова к такому положению дел, но как сказать Даниэлю? Мысли вертелись хороводом в голове, она понимала, что её отношение к мужу давно изменилось. Дороже, чем он в её жизни, никого уже не существовало, «может быть, я люблю его», последнее время эта мысль часто мелькала у неё в голове, а теперь вот еще и беременность… в голове, какой-то кавардак.

Ладно, сейчас главное как-то так, сказать, чтобы… а что чтобы? Она окончательно поняла, что боится этого разговора, не то, чтобы Даниэль был против ребенка. Нет, но их отношения уже выйдут на новый виток, новый уровень близости, и она, если честно была к нему не готова и сильно боялась.

Ладно, будь, как, будет, решила она и поднялась по лестнице в спальню.

****

Несмотря на ранний час, Даниэль был дома, и стоя на балконе о чём-то сосредоточенно размышлял, вид у него был озабоченный и потерянный одновременно.

Стеф взглянула на него, и ей стало так жалко мужа, что первым порывом, было, хоть как то вывести его из этого подавленного состояния.

Она подошла к нему и, прикоснувшись к его руке, улыбнулась и заглянула ему в глаза:

- Ты знаешь у меня две новости и обе, очень хорошие, - но вместо радостного и открытого взгляда мужа, к которому она так привыкла, она столкнулась с холодным отталкивающим блеском стальных глаз:

- Новости, да, и какие же? - неприятная усмешка пробежала у него по губам.

Стеф словно застыла, ей был непонятен настрой мужа, но она продолжила через силу, хотя какой-то внутренний голос подсказывал ей - «помолчи»:

- Ты знаешь, она взяла его руки в свои ладони и, прикоснувшись к ним лицом, сказала: «Я…, мне кажется, … я тоже люблю тебя, - и, улыбнувшись, посмотрела на него. Однако той реакции, которая последовала за этими словами, она никак не ожидала:

- Любовь?! Неужели ты, земная женщина, решила, что я тебя люблю, - он усмехнулся,

- Заблуждаешься, дорогая, ты привлекательна, с тобой интересно, даже порой забавно, как с диковинным зверьком, ну и само собой разуется, то наслаждение, которое ты мне даришь в минуты нашей с тобой близости, стоит того, чтобы тебе говорить это слово «люблю».

Стеф слыша эти слова, чувствовала, как душа ее в это время, падала в какую-то глубокую пропасть. Свет померк в глазах женщины, внутри всё умерло, слова, так нож, проникая в сердце, убивали его, удар следовал за ударом.

38
{"b":"254843","o":1}