ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Повернувшись, и пытаясь уйти с балкона в комнату, но теряя ориентиры, от той боли, которая буквально парализовала её, не видя, что дверь балкона закрыта, Стеф со всего размаха налетела на неё. По всему телу прокатилась новая волна боли – физической, Стефания почувствовала, как что-то теплой струйкой стекает у неё по лицу и капает на руки. Кровь - это дверь разбила ей лицо, но ни ужаса ни страха она не чувствовала, закрыв лицо руками, она присела на постель.

«Что же мне теперь делать? Как жить?» – только эта мысль билась у женщины в голове.

Она не понимала, что спрашивает у неё Даниэль, пытаясь оторвать её руки от лица, а кровь, стекая по ним, капала ей на колени. Оставив попытку увидеть лицо жены, он куда-то выбежал из комнаты.

Через некоторое время вернулся с Дэном, и тот убрав руки с лица Стефании, застонал:

- Ну как же так тебя угораздило-то Стеф?

Провозившись с ней около часа, совместив края ран и закрепив их скобками, он покрыл лицо Стефании, которое, к тому же ещё было все в мельчайших порезах от выбитых стекол, гелем и, дав ей что-то выпить, уложил в постель.

Во время этих процедур, Даниэль сидел, молча на кушетке, и смотрел на жену. Стеф чувствовала на себе его взгляд, но не ощущала никаких эмоций в своем сердце, только одна мысль билась в голове: «уйти, как можно дальше уйти от него, чтобы больше никогда не видеть».

Закончив со Стеф, Дэн повернулся к Даниэлю:

- Поговорим?

- Да, поговорим, - они оба вышли в коридор, закрыв за собой дверь

Стефания слышала, как они что-то обсуждали, дверь приглушала слова, и смысла она не понимала.

Невыносимо находиться здесь. У Стефании не было сил, находиться там, где её так обидели, больно и расчетливо. Нанесли сильнейший удар в самое сердце, от которого ей уже не оправиться, она даже забыла о своей беременности, настолько сильным было это потрясение.

В это время разговор за дверью носил непростой характер:

- Что тут у вас произошло? На тебе лица нет, и Стеф вся не своя, вы поговорили? Что ты ей ответил? – Дэн озабоченно посмотрел на друга.

- Да поговорили, лучше не вспоминать, о чем мы тут говорили. Мне сегодня на личный дневник скинули вот эту информацию. Ты мой друг и я доверяю тебе. Сам пересмотрел несколько раз, сердце верить отказывается, что такой разговор мог вообще иметь место, но факты. У меня не было времени проверить запись на специальном оборудовании, так смотрел, но вроде оригинал, хотя… Посмотри, проверь хорошенько, от того, что ты мне скажешь, а я рассчитываю на правду - зависит моя жизнь, - с этими словами Даниэль отдал стражу файл, и после некоторого раздумья добавил: помни, мне нужна только правда.

- Что тут? - Дэн вскинул брови, поняв, что дело вообще не в вопросе беременности Стеф, и поэтому промолчал о том, что знает о ней.

- Там разговор Стефании и Микаэля. Посмотрев, ты возможно тоже будешь шокирован, как и я, но прошу, помоги мне во всем разобраться. Последнее время ничего не чувствую, не понимаю, если бы я меньше любил её, тогда… но сейчас меня переполняют эмоции, сосредоточится не могу, трудно отбросить все чувства, когда речь идет о самом дорогом человеке в моей жизни.

Стефания лежала уже несколько часов в одной позе. Голоса за дверью давно стихли. Даниэль заходил к ней, но она, чтобы избежать разговора с мужем, притворилась спящей.

Сгущались сумерки, на Землю тихо опускалась ночь. Когда стемнело, Даниэль снова пришёл, сел на постель и долго смотрел на жену. Стеф изо всех сил старалась не выдать свои намерения, уходя мыслями от дум о муже и о себе. Даниэль молчал и она тоже, разговора не получилось, накрыв её пледом, он ушел.

Спустя время, Стеф поднялась с постели, и, окинув взглядом комнату, остановилась на своем отражении в зеркале: лицо в шрамах, все залито гелем, надо найти платок. Посмотрев вокруг, она увидела палантин. Повязав им голову и закрыв лицо до самых глаз, Стефания тихо двинулась к выходу.

Уходить, да ей надо уходить, из этого дома, из этой жизни, от которой остались одни руины, с этой планеты, как можно дальше от него. Даже из этой галактики, она больше не сможет находиться там, где он. Окинув еще раз взглядом спальню, и мысленно осенив себя крестом, она повернулась и вышла в коридор и стала спускаться по лестнице.

Половина пути удачно пройдена, но впереди в гостиной горит свет. Только не столкнуться бы с Даниэлем. Она, едва дыша, проскользнула серебристую полоску, отбрасываемую на лестницу светом из комнаты.

Проскальзывая мимо открытой двери на кончиках пальцев ног, она увидела: муж сидел на диване, опустив голову на руки, и о чем-то думал.

Наконец, добравшись до входной двери, Стефания как можно тише открыла её и выскользнула из дома: «Прочь, как можно дальше, прочь от этой боли, страдания, рухнувшей надежды на счастливое будущее»

Рог кармы

****

Чтобы сократить путь до космопорта, а именно туда и направлялась Стеф, полностью ослепленная незаслуженной обидой и ужаленная в самое сердце нестерпимой болью разочарований, ей пришлось идти через лес, другого пути у женщины просто не было. Причем не идти, а бежать со всех ног, подгоняемой той ужасной пустотой, образовавшейся в её душе после разговора с Даниэлем.

Странная и непонятная по своей страшной силе перемена в отношениях к ней мужа, погрузила сознание Стефании в состояние паники. Она не находила никаких приемлемых объяснений произошедшему событию, и именно это пугало и обескураживало её больше всего. Страх неизвестности гнал Стефанию, придавая сил.

Первая мысль Стеф была - воспользоваться для побега, катером Даниэля, но она ей была отвергнута тут же – ведь муж тогда б, мигом узнал её местонахождение по маячку, которыми были оснащены все воздушные и не только, суда стражей. Прибор отслеживал путь транспортного средства, предоставлял владельцу полную информацию о маршруте, составе экипажа, времени пути, остановках, внеплановом катапультировании модуля, посадках и полную видеозапись того, что происходило в салоне машины.

Именно поэтому, подгоняемая неизвестностью, Стефания, собрав оставляющие её силы и волю в кулак, не оглядываясь, бросилась бежать по тропинке, идущей от дома в лес.

Она не оглядываясь, двинулась в глубь леса, задыхаясь от слёз, комом стоявших в горле, мысленно ругая себя, за неосмотрительность, глупость, излишнюю доверчивость, слишком дорогой ценой обошедшихся ей. В сердцах проклиная день встречи с тем, кто причинил сейчас такую нестерпимую боль и страшную обиду - унизив и раздавив в ней всё то, что как поначалу казалось Стефании, взращивал в ней сам – веру, любовь и надежду на счастливое будущее, и она все время искренне в это верила.

Дом Даниэля находился практически на самой вершине неприступной скалы, представляя собой одно целое с гранитным утесом, поднимавшимся ввысь, а перед ним расстилал свои безбрежные просторы океан, лазурные волны которого с шумом разбивались о неприступные каменные глыбы, полируя их поверхность до перламутрового блеска, в которой днём, играя всеми оттенками радуги искрились солнечные лучи, а по ночам - две Луны облекали камень своим светом в серебристо-золотую искрящуюся дымку.

Вокруг, вся прилегающая территория сплошь была покрыта лесным массивом, не считая небольшого песчаного пляжа, где Даниэль и Стефания так любили проводить время долгими ночами.

Однако всё это было в прошлом, таком счастливом, безмятежном, полным радужных надежд, в один миг обернувшихся полной лжи и обмана бездной иллюзий.

Как такое могло случиться с ней? – Стеф не понимала. Неужели она настолько легковерна и глупа, что за столько времени так и не смогла разглядеть подмену искренней любви, на игру чувствами?

Возвращаясь мыслями в прошлое, она не находила в нём, хоть какого-то ни было намёка на фальшь в словах и поступках мужа, он, как казалось ей тогда, да и сейчас тоже, всегда был искренен и в чувствах и словах, и поступках. Что же тогда произошло? Что подвигло его на раскрытие своих истинных намерений по отношению к ней? Как теперь ей верить другим? Как жить дальше с таким омутом страданий в сердце?

39
{"b":"254843","o":1}