ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ты никогда не рассказывал, где твоя родина, почему оказался здесь? - она немного замедлила шаг и посмотрела на спутника.

- Да нечего, особенно и рассказывать. Я родом из очень далекой галактики, у нас там совсем иной мир, люди не такие как у вас на Земле, они не лучше и не хуже, просто другие, у нас нет понятия «добро-зло», как здесь у вас, а есть правило – поступать по зову сердца. Может именно поэтому и трагедий у нас меньше, чем у вас тут… сплошные заморочки, не пойми, не разбери, кто с кем и кто против кого.

Наша планета раза в три больше Земли, это в основном огромный океан с небольшими участками суши. На каждом – своя колония, так мы называем поселения. Свои устои, законы, никто и никогда не пытается навязать соседям или передать им свои взгляды, свою мораль, культуру.

Моя семья является частью одной из таких колоний, я тоже когда–то жил с ними, пока мне, подростку, не пришла в голову мысль посмотреть на другие острова, племена. Я спрятался на борту корабля, который привез нашим жителям товары, и отплыл вместе с ними на их остров. По прибытии, насмотревшись на обычаи и нагулявшись по острову, устроился на ночлег в каких-то ящиках, а ночью их вместе со мной взяли и погрузили на звездолёт, да и отправили в другую часть вселенной.

Стражи, разгружая бокс, нашли меня голодным, испуганным, но отправлять обратно домой, было слишком хлопотно и далеко, вот и остался я жить при космодроме. Меня обучили управлению кораблями, навигации, техническому обслуживанию кораблей, и настолько хорошо, что я в состоянии сам собрать и разобрать звездолёт – увидев, что Стеф остановилась, как вкопанная и посмотрела на него, Алесей рассмеялся - да, шучу, я – шучу, но ремонт любого корабля – для меня не проблема, ну а потом направили сюда.

-Алексей, а как же родные, они, то знают, что с тобой и где ты?

– Стеф удивленно взглянула на мужчину, ей было непонятно, как можно жить в одиночку, без поддержки близких людей? Хотя, она сама, похоже сейчас, находится именно в таком же положении, хотя… у неё то, есть Даниэль.

- Я связывался с ними. Ты знаешь… они, конечно, были рады узнать, что я жив и со мной все в порядке, но прошло много лет, и эта связь, которая раньше роднила нас, стала слишком зыбкой. У меня своя жизнь, обязанности, надежды и планы, у них свои. Это нас, к сожалению, уже не объединяет, а скорее – наоборот отталкивает друг от друга, но я знаю, что в этом мире есть люди, которые помнят обо мне и дорожат мной, возможно, даже и ждут меня…и это, пожалуй, самое главное для меня и мне этого пока достаточно.

Они подошли к дому Михаила:

- Ну вот, моя совесть спокойна, довёл – Алексей повернулся к Стеф, - ты можешь рассчитывать на меня, если что… я, конечно, не обладаю такими возможностями, как твой муж, но в помощи и поддержке никогда не откажу.

****

Стеф по-прежнему настороженно относилась к Алексею, и дело даже было не в его непростом своенравном характере и особом видении мира, нет, она словно предчувствовала, все глубину и трагизм их ощущений, но Стефанию тянуло к нему, да, именно затягивало, как в воронку, возможность вникать в его видение мира, отношению к окружающему. Он был ей интересен, как объект изучения, но не более.

Совместная работа сближала их, где-то даже выравнивала их непростые характеры, делала терпимее друг к другу, внимательнее, хотя порой они скатывались к непониманию, скандалам… и этому постоянному соревнованию.

Стеф обвиняла напарника в постоянном желании превосходить её, и он Стефанию соответственно в том же, и не понять и не объяснить причин этого она не могла.

Несколько раз её навещал Даниэль, оставаясь с ним наедине она словно оттаивала душой, телом… но сердце, странное чувство, она не ощущала к нему никаких чувств кроме привязанности и благодарности. Куда делась любовь и нежность, родство душ… Её сердце молчало.

Даниэль сделал несколько попыток разрушить эту стену но, похоже, поняв состояние Стеф, словно отошёл в сторону, выжидая, когда она сама разберется в себе, своих чувствах, переживаниях.

Порой такая глубокая тоска охватывала сердце Стеф, когда она вспоминала те безмятежные, счастливые дни, проведенные с мужем, что она начинала искать в себе ответ на вопрос: куда всё делось? И не находила. Вместо любви – лишь отголоски этих чувств и ещё – благодарность мужу за его такт, терпение и понимание.

В это, не простое, для Стефании время случилось ещё одно событие, которое в дальнейшем буквально перевернуло её жизнь с ног на голову и сыграло с ней страшную и коварную шутку, как говорил когда-то Даниэль: «зло – не спит, оно лишь дремлет, ожидая удобного момента для нападения».

Находясь на дежурстве, Стефания, модулируя частоты, случайно попала на диапазон частот серых и перехватила разговор пилотов, находящихся на орбите Земли, разговаривали двое: один - с мягким земным тембром голоса, а другой - имел не земной акцент речи, по всей видимости, кто-то из беженцев, - отметила про себя Стеф.

Пилоты, то ли ожидали кого-то на орбите, то ли охраняли, проводя время в беседе

- М-да дел-то они тут наделали… смотрю на планету и всё привыкнуть никак не могу - присвистнул один из них.

- Дел …пол планеты в клочья, представь силу удара и размер бомбы. – Вторил ему собеседник.

- Это не бомба, а корабль срикошетил - «Разрушитель», чтоб ему век на свалке ржаветь, так нет….восстановили нечисти. Снова завис, над нами – контролируют, твари серые нас, следят за лояльностью… - фыркнул землянин.

- А может - охраняют? – предположил второй.

- От кого охраняют? От самих себя, что ли? – довольный своей шутке, хохотнул землянин.

- Гайки закручивают, контроль на каждом шагу, мы вот сейчас с тобой на секретном диапазоне разговариваем, а так бы давно уже страж нарисовался… хотя погоди, ещё не время, может и прибудет с контролем. Последнее время совсем невыносимо стало жить, каждый кусок еды отрабатываешь, а у меня двое – жена и сын, всем есть надо. Кто бы знал, что до такого доживем, когда еда в дефиците будет. – Говоривший тяжело вздохнул.

- Да они собственно не причем, это всё бывшие, ловушек-то понаставили, они и сработали при приближении Разрушителя. Принцип ясен – «раз не нам, так не доставайся никому». Они тут всю Землю, чуть не насквозь пробурили, эти вон ищут который год их лаборатории, до сих пор все найти не могут, хитро придумано, по уму сделано. – Говоривший голосом с акцентом, явно недолюбливал ангелов.

Что-то щёлкнуло в эфире, и разговор продолжился.

- Только страдаем мы, вот ты – землянин, по идее, какая тебе разница, кто защищает тебя – стражи или эти светозарные, да, почитай никакой. Ушли бы с миром, а то - ловушки, подземные хранилища, бункера…. понастроили. А зачем? Столько сил и времени тратили, надеялись навечно закрепиться, не вышло, однако, всё равно заставили бросить и уйти.

- Вынудили, а не заставили, а мне при светлых стражах жилось не плохо, и защита была – мощная. Правда действительно - воевали, твоя правда - они между собой, а вот, пострадали наши дома и люди, хаос вокруг, разруха и кто знает, когда всё успокоится. Люцифер сам наведывался, обещал всё восстановить и отстроить, …. строят, только не пойми что, тоже всё копают, - землянин вздохнул.

- Люцифер, как говорят, не войны жаждет, а раздела вселенной и процветания своей империи, вот и Земля сейчас вошла в границы сфер его влияния, и самое главное мы - сейчас равны им, доверят они нам, – продолжал гнуть свою линию мысли беженец.

- Стражи же к своим технологиям только избранных допускали, а тут смотри – везде нам дорогу открыли – и космодромы, и в лаборатории, везде мы, полная свобода мысли и поступков…твори, что хочешь, живи, как знаешь. – Продолжал перечислять преимущества новой власти человек говоривший с явно не земным акцентом.

- Твори…. погоди, время покажет… чего натворим, хотя от войн устали все, раздел, значит - раздел, тишины и мира хочется.

В наушниках раздался сильный треск. Стеф попробовала отрегулировать пропадающую частоту но, не смотря на приложенные ею усилия, продолжение разговора он не услышала.

75
{"b":"254843","o":1}