ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэролайн не так давно вышла замуж за актера, который был моложе ее на семнадцать лет, что казалось неприличным, однако она была очень счастлива, даже несмотря на то что некоторые из прежних друзей отказались поддерживать с ней отношения. Зато у матери Шарлотты и Эмили появились многочисленные новые знакомые, и теперь она много ездила по стране, так как этого требовала профессия ее мужа Джошуа.

– Да, – быстро ответила миссис Питт, вдруг осознав, что уже недели две не виделась с ней. – Думаю, что она в Лондоне.

– Нет, я не считаю, что есть какая-либо опасность, – серьезно ответил ее супруг, – но с уверенностью сказать не могу. Так что мы определенно не должны брать детей. Если твоя матушка не сможет за ними присмотреть, давай отправим их к детям Эмили в ее городской дом. А к тете Веспасии ты можешь заехать уже сегодня.

Леди Веспасия Камминг-Гульд приходилась двоюродной бабушкой первому супругу Эмили, но она близко подружилась с обеими сестрами, а также с Томасом, часто принимая участие в тех его расследованиях, которые касались высшего общества или тех социальных движений, что представляли для нее интерес, как для поборницы справедливости. В молодости эта леди была одной из первых красавиц своего поколения. Теперь же, в преклонном возрасте, она сохраняла прежнюю элегантность, осанку и достоинство английской великосветской дамы. У нее был также острый язык, и она больше не испытывала необходимости сдерживать его, потому что ее репутацию ничто не могло пошатнуть, а ее вольный дух не признавал никаких искусственных ограничений.

– Да, я сейчас позвоню ей, – согласилась Шарлотта. – Прямо сейчас. Сколько дней, говоришь, мы будем в отъезде?

– Лучше приготовь все на пять-шесть дней.

И миссис Питт выметнулась из гостиной с головой, полной идей, проблем, домашних забот, планов и нерешенных вопросов.

Она схватила телефонную трубку и вскоре без особого труда соединилась с лондонским домом Веспасии. Через три минуты они уже беседовали.

– Добрый вечер, Шарлотта, – приветливо ответила леди Камминг-Гульд, – как поживаешь? Все ли в порядке?

– О да, спасибо, тетя Веспасия, все замечательно. А вы как поживаете?

– Любопытствую, зачем трезвонишь, – ответила пожилая дама, и миссис Питт по голосу поняла, что та улыбается. Надо было проявить побольше такта и выдержки, не дать собеседнице почувствовать ее нетерпение. Да, Веспасия очень хорошо знала свою дальнюю родственницу.

– Что вы имеете в виду? – беспечно переспросила молодая женщина.

– Да еще точно не знаю. Однако, раз мы покончили с предварительными любезностями, ты, конечно, расскажешь, что случилось?

Шарлотта колебалась только мгновение.

– У Томаса новое дело, – сказала она, – и оно требует, чтобы несколько дней мы провели в загородном поместье.

Она не уточнила, в каком именно поместье это будет, и не потому, что не доверяла Веспасии. Нет, она доверяла тетушке абсолютно, однако не была уверена, что телефонистка не подслушивает разговор.

– Понимаю, – сказала старая леди, – и тебе нужна небольшая консультация по части гардероба?

– Боюсь, она мне крайне необходима!

– Очень хорошо, дорогая. Я все как следует обдумаю, а ты можешь приехать ко мне завтра в одиннадцать утра.

– Спасибо, тетя Веспасия, – искренне поблагодарила Шарлотта.

– Не за что. В обществе сейчас очень скучно. Всё повторяется: люди заводят неудачные связи, а наблюдатели делают бессмысленные и никчемные замечания по этому поводу. Я буду рада отвлечься от всего этого.

– Я приеду, – жизнерадостно пообещала миссис Питт.

Затем она позвонила матери, которая с радостью согласилась взять к себе детей. Повесив трубку, Шарлотта быстро поднялась наверх и стала отбирать нижние юбки, чулки, панталоны и прочие необходимые вещи. А еще, разумеется, надо приготовить для Питта все, что он возьмет с собой. Он должен выглядеть так же хорошо и соответствующе моменту, как и она. Это очень и очень важно.

– Грейси! – крикнула хозяйка еще с лестничной площадки. – Грейси!

Придется объяснить служанке, по крайней мере, куда и когда они едут и как надо будет себя вести, если даже и не упоминать о причине поездки. И вообще предстоит куча дел. Надо упаковать детские вещи и привести в порядок дом…

– Да, мэм? – Грейси вышла из комнаты для игр, где наводила порядок, уложив детей спать.

Ей уже исполнилось двадцать, но ростом она все еще напоминала ребенка. Эта девушка была такой маленькой, что Шарлотте всегда приходилось укорачивать ей платья; но, по крайней мере, она немного пополнела и уже почти не походила на то истощенное создание, которое впервые явилось к ним в дом в возрасте тринадцати лет. Однако самой большой переменой в служанке была ее новая уверенность в себе. Теперь она умела читать и писать и уже оказала существенную помощь Питту в нескольких расследованиях. У Грейси были самые интересные хозяева на Кеппел-стрит, а может, и во всем Блумсбери, и она с большим удовлетворением сознавала этот факт.

– Грейси, мы все трое уезжаем из дома в ближайшие выходные. Дэниел и Джемайма отправятся к моей матери на Кэтер-стрит. Миссис Стэндиш будет кормить кошек. Ты поедешь как моя горничная.

Девушка широко раскрыла глаза. Для роли горничной она не очень-то подходила. Эта должность будет повыше той, что она занимает, тем более что начинала она как «служанка на все руки». Храбрости Грейси было, конечно, не занимать, но слова хозяйки ее взволновали, если не сказать больше.

– Я объясню, что тебе надо будет делать и как себя вести, – заверила ее Шарлотта, но, увидев обеспокоенный взгляд девушки, добавила: – Это в связи с новым делом хозяина.

– Ох! – Грейси застыла на месте. – Понимаю… Так, значицца, выбора у нас не предвидится, вот оно что.

И немного вздернула подбородок:

– Тогда, сталбыть, надо приготовиться как следует.

Глава 2

Экипаж – тоже одолженный тетей Веспасией, как и туалеты, – прибыл в Эшворд-холл во вторник поздно вечером. Супруги Питт сидели на задних сиденьях, лицом вперед; Грейси и Телман – на передних, спиной по ходу движения.

Юная служанка никогда прежде не ездила в экипаже. Она, конечно, всегда пользовалась общедоступным омнибусом, если ей требовалось куда-то поехать, но это случалось очень редко. Еще никогда не мчалась она с такой скоростью, если не считать поездки в подземке, которая вызвала у нее изумление и ужас. Это было незабываемое путешествие, и если бы кто-нибудь поинтересовался ее мнением, Грейси сказала б, что ни за что не хотела бы повторить такое. Но ту поездку нельзя было считать за путешествие, потому что ехать пришлось в мрачном туннеле и в темноте ничего нельзя было рассмотреть. А вот сейчас, сидя на удобном, обитом кожей сиденье с пружинами, в экипаже, запряженном четверкой прекрасно подобранных в масть лошадей, мчаться по загородным дорогам было просто чудесно.

На Телмана Грейси не смотрела, но остро ощущала присутствие этого человека, сидевшего рядом с нею прямо, как доска, и всем своим существом источавшего неодобрение. Девушка в жизни не видела более кислой физиономии. Можно подумать, что он не едет в удобном экипаже по зеленым лугам, а сидит в доме с испорченной канализацией! За всю дорогу «камердинер» ее хозяина не проронил ни слова.

Они плавно сделали полукруг по длинной дорожке под кленами и остановились у парадного подъезда с величественной массивной дверью, гладкими, в классическом стиле, колоннами и несколькими ступенями. Лакей соскочил на землю и отворил дверцу экипажа. Из дома тут же появился другой лакей, чтобы помочь ему встретить гостей.

Даже Грейси, служанке, подали руку, чтобы она могла сойти на землю, не потеряв равновесия. Наверное, лакей подумал, что без поддержки девушка упадет. И это действительно могло случиться. Она забыла о том, как высок экипаж, и о том, что земля далеко внизу.

– Спасибо, – жеманно сказала Грейси и поправила платье. Теперь она горничная важной дамы, и к ней следует относиться соответственно. А она будет принимать такие любезности как должное… целый уикенд.

7
{"b":"254875","o":1}