ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Совершенно секретно

«Уважаемый господин Президент!

В ответ на Ваше послание от 29 декабря считаю необходимым сообщить следующее.

Никак нельзя согласиться с Вашей оценкой того, что сейчас происходит в Демократической Республике Афганистан. Через Вашего посла в Москве мы в доверительном порядке уже дали американской стороне и лично Вам основывающиеся на фактах разъяснения действительно происходящего там, а также причин, побудивших нас положительно откликнуться на просьбу правительства Афганистана о вводе ограниченных советских воинских контингентов.

Странно выглядит предпринятая в Вашем послании попытка поставить под сомнение сам факт просьбы правительства Афганистана о посылке наших войск в эту страну. Вынужден заметить, что отнюдь не чье-то восприятие или невосприятие этого факта, согласие или несогласие с ним определяет действительное положение дел. А оно состоит в следующем.

Правительство Афганистана на протяжении почти двух лет неоднократно обращалось к нам с такой просьбой. Кстати сказать, одна из таких просьб была направлена нам 26 декабря с. г. Это знаем мы, Советский Союз, об этом в равной мере знает афганская сторона, которая направляла нам такие просьбы.

Хочу еще раз подчеркнуть, что направление ограниченных советских контингентов в Афганистан служит одной цели — оказание помощи и содействия в отражении актов внешней агрессии, которые имеют место длительное время и сейчас приняли еще более широкие масштабы.

Совершенно неприемлемым и не отвечающим действительности является и содержащееся в Вашем послании утверждение, будто Советский Союз что-то предпринял для свержения правительства Афганистана. Должен со всей определенностью подчеркнуть, что изменения в афганском руководстве произведены самими афганцами, и только ими. Спросите об этом у афганского правительства.

Не соответствует действительности и то, что говорится в Вашем послании насчет судьбы семей бывших афганских руководящих деятелей. Имеющиеся в нашем распоряжении данные опровергают сведения, которые Вы получили.

Должен далее ясно заявить Вам, что советские воинские контингенты не предпринимали никаких военных действий против афганской стороны, и мы, разумеется, не намерены предпринимать их.

Вы делаете нам упрек в своем послании, что мы не проконсультировались с правительством США по афганским делам, прежде чем вводить наши воинские контингенты в Афганистан. А позволительно спросить Вас — Вы с нами консультировались прежде чем начать массивную концентрацию военно-морских сил в водах, прилегающих к Ирану, и в районе Персидского залива, да и во многих других случаях, о которых Вам следовало бы, как минимум, поставить нас в известность?

В связи с содержанием и духом Вашего послания считаю необходимым еще раз разъяснить, что просьба правительства Афганистана и удовлетворение этой просьбы Советским Союзом — это исключительно дело СССР и Афганистана, которые сами по своему согласию регулируют свои взаимоотношения и, разумеется, не могут допустить какого-либо вмешательства извне в эти взаимоотношения. Им, как и любому государству — члену ООН, принадлежит право не только на индивидуальную, но и коллективную самооборону, что предусматривается статьей 51 Устава ООН, которую СССР и США сами формулировали. И это было одобрено всеми государствами — членами ООН.

Разумеется, нет никаких оснований для Вашего утверждения о том, будто наши действия в Афганистане представляют угрозу миру.

В свете всего этого бросается в глаза неумеренность тона некоторых формулировок Вашего послания. К чему это? Не лучше ли было бы поспокойнее оценивать обстановку, имея в виду высшие интересы мира и не в последнюю очередь взаимоотношения наших двух держав.

Что касается Вашего «совета», мы уже сообщали Вам, и тут я повторяю снова, что, как только отпадут причины, вызвавшие просьбу Афганистана к Советскому Союзу, мы намерены полностью вывести советские воинские контингенты с территории Афганистана.

А вот наш Вам совет: американская сторона могла бы внести свой вклад в прекращение вооруженных вторжений извне на территорию Афганистана.

Я не считаю, что работа по созданию более стабильных и продуктивных отношений между СССР и США может оказаться напрасной, если, конечно, этого не хочет сама американская сторона. Мы этого не хотим. Думаю, что это было бы не на пользу и самим Соединенным Штатам Америки. По нашему убеждению, то, как складываются отношения между СССР и США, — это дело взаимное. Мы считаем, что они не должны подвергаться колебаниям под воздействием каких-то привходящих факторов или событий.

Несмотря на расхождения в ряде вопросов мировой и европейской политики, в чем мы все отдаем ясный отчет, Советский Союз — сторонник того, чтобы вести дела в духе тех договоренностей и документов, которые были приняты нашими странами в интересах мира, равноправного сотрудничества и международной безопасности.«

Л. Брежнев, 29 декабря 1979 г.

«Желательно не афишировать…»

В первых числах января нового, 1980 года в Москве ожидали приезда министра иностранных дел Афганистана Ш. М. Доста. Однако в назначенный срок он не прилетел — 3 января Бабрак Кармаль устроил первую пресс-конференцию в новом для себя качестве Генерального секретаря ЦК НДПА и главы государства, в которой принял участие и министр иностранных дел ДРА.

Дипломатические сотрудники министерства иностранных дел Афганистана, которые находились за границей, получили указание немедленно выдавать въездные визы для западных журналистов, которые пожелают посетить страну. Сделано это было по рекомендации советской стороны. Политика «открытых дверей» длилась всего несколько недель. Прекратили ее также по предложению Москвы.

С момента победы Апрельской революции и до последних дней существования кабульского режима деятельность НДПА и афганского правительства постоянно находились под жестким контролем советских. Показательным в этом отношении является беседа А. А. Громыко с Ш. М. Достом в Москве накануне открытия заседания Совета Безопасности ООН, во время работы которого ожидалась резкая критика действий советского руководства в отношении Афганистана со стороны ведущих стран мира.

Совершенно секретно

Запись основного содержания беседы А. А. Громыко с министром иностранных дел ДРА Ш. М. Достом

«ГРОМЫКО …Нам приятно слышать, что нынешнее руководство ДРА с пониманием относится к советам и добрым пожеланиям советской стороны. Вместе с тем хотелось бы подчеркнуть, что окончательное принятие решения по тому или иному вопросу остается за афганской стороной, за вами и только за вами.

Хотелось бы поделиться, товарищ министр, некоторыми мыслями относительно обстановки, складывающейся сейчас в Совете Безопасности, а также о характере Ваших выступлений на предстоящем заседании.

Разумеется, эти мысли не есть нечто окончательное, но они отражают точку зрения нашей страны, советского руководства на события, происходящие в Афганистане и вокруг него.

Первое. Западные державы, прежде всего США, развернули широкую враждебную пропаганду против Советского Союза, против революционного Афганистана, твердо ставшего на путь построения нового общества. Империализм решил «выпустить пар из котла».

В этой злобной пропаганде нет ничего удивительного. Было бы удивительным, если бы империализм занял доброжелательную позицию в отношении революционных преобразований, проводимых в Афганистане. Тогда нам с вами пришлось бы задуматься над тем, что же мы сделали плохого, за что нас хвалят империалисты. Следовательно, в пропагандистской шумихе, поднятой Западом вокруг событий в Афганистане, нет ничего неожиданного.

Второе. Относительно тональности выступления главы афганской делегации на заседании Совета Безопасности.

У Вас, товарищ министр, есть все основания выступать не как обвиняемому, а как обвинителю. Думается, для этого имеется достаточно фактов. Таким образом, весьма важно не защищаться, а решительно атаковать, решительно разоблачать империалистические происки.

Третье. Необходимо особо подчеркнуть, что введение в Афганистан ограниченного военного контингента было осуществлено Советским Союзом в ответ на неоднократные обращения правительства ДРА к руководству СССР. Эти просьбы высказывались ранее и со стороны Н. М. Тараки, когда он бывал в Москве, и со стороны X. Амина.

Картер хочет создать впечатление, что Советский Союз получил просьбу о вводе в Афганистан наших воинских контингентов только от нового афганского руководства. Однако следовало бы решительно опровергнуть этот вымысел и, возможно, со ссылкой на даты доказать, что в связи с непрекращающимся вмешательством со стороны внешних сил во внутренние дела Афганистана он был вынужден неоднократно обращаться к Советскому Союзу за помощью, в том числе и военной.

В этой части выступления было бы уместно напомнить участникам заседания Совета Безопасности 51 статью Устава ООН, а также положения действующего между СССР и ДРА Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве.

Четвертое. Следует четко подчеркнуть, что ограниченный советский воинский контингент был введен в Афганистан только для оказания ему помощи в отражении непрекращающихся агрессивных действий внешних сил, в частности с территории Пакистана, где лагеря беженцев усилиями США, других западных стран и Китая были превращены в центр подготовки и засылки в Афганистан многочисленных вооруженных групп.

Пятое. Смена в руководстве ДРА является чисто внутренней проблемой Афганистана, делом самих афганцев. Ни у кого нет права указывать афганскому народу, что ему следует делать и как поступать.

Представители западных стран, в частности Тэтчер, стремятся провести параллель между сменой афганского руководства и вводом в Афганистан советского воинского контингента, говорят о якобы имеющейся связи этих двух событий. Однако, и это следует особо отметить, никакой причинной связи тут нет. Это — чисто временное совпадение.

Желательно обратить внимание и на то, что официальные представители США и других западных стран еще при Н. М. Тараки и X. Амине кричали на весь мир о введении в Афганистан наших двух военных батальонов. Значит, они сами приходят в противоречие со своими же «достоверными данными», что ввод советского воинского контингента начался еще до событий 27 декабря 1979 года, приведших к смене афганского руководства.

Шестое. Можно вновь заявить, что ограниченный советский воинский контингент будет полностью выведен из ДРА сразу после того, как отпадет надобность в его пребывании в Афганистане, как только будут прекращены вооруженные вторжения и агрессивные провокации извне и, следовательно, будет обеспечена безопасность Афганистана.

Седьмое. На Западе раздаются голоса о продолжающихся массовых репрессиях в Афганистане в отношении видных мусульман, о том, что в этой стране попирается исламская религия. Причем эти «сожаления» высказываются не в связи с действиями Амина, жертвами его репрессий и произвола, а по поводу отстранения от власти этого палача афганского народа.

С учетом этого в выступлении главы афганской делегации следовало бы твердо и решительно заявить о позитивном курсе, проводимом новым правительством ДРА во главе с Бабраком Кармалем в отношении ислама и верующих мусульман.

Восьмое. Видимо, следует раскрыть сущность X. Амина как диктатора, одержимого идеей проведения репрессий, массового террора против вообще населения страны. Привести примеры, факты. Их много.

Девятое. Полезно и важно сказать о том, что новое руководство ДРА заявило о твердом намерении установить нормальные, добрососедские отношения со своими соседями — Ираном и Пакистаном. Причем это заявление правительство ДРА делает тогда, когда со стороны Пакистана не прекращается вмешательство во внутренние дела афганского народа, когда продолжает иметь место засылка из Пакистана в Афганистан вооруженных групп, то есть имеет место агрессия.

Десятое. В связи с решением США расширить объем поставок оружия в Пакистан необходимо высказать мнение о том, что некоторые внешние силы, в частности США, заинтересованы не в установлении спокойствия, а, наоборот, в нагнетании обстановки, в разжигании конфликтной ситуации в этом районе. Следует твердо заявить, что оснащение «до зубов» Пакистана американским вооружением не может оставить безучастным к этому правительство ДРА, поскольку таким образом будет создаваться постоянная угроза военного вторжения в Афганистан со стороны Пакистана. ДРА вынуждена будет позаботиться о своей безопасности и в этих условиях.

Одиннадцатое. Известно, что имеют место попытки противопоставить Афганистан другим мусульманским странам. В связи с этим следует заявить, что Афганистан протягивает руку дружбы всем мусульманским странам, даже тем, кто поставил свои подписи под письмом, требующим созыва Совета Безопасности. Необходимо подчеркнуть, что новое руководство ДРА на деле готово проявлять уважение к исламской религии, постоянную солидарность с движением неприсоединения. Целесообразно сказать, что ни один духовник не будет наказан, если он не будет с оружием в руках выступать против законного правительства Афганистана.

Могу, товарищ министр, доверительно информировать Вас о том, что у нас имеются данные о намерениях Саудовской Аравии подговорить шесть граничащих с ней исламских стран разорвать с ДРА дипломатические отношения.

Двенадцатое. Важно подчеркнуть, что правительства стран, чьи подписи стоят под письмом председателю Совета Безопасности, стали на путь враждебных действий против афганского народа. Афганистан твердо идет по пути революционных преобразований, и нет такой силы, которая заставила бы его свернуть с этого пути. Одновременно нужно заявить, что новое правительство ДРА искренне желает сотрудничать со всеми странами, даже с теми, кто поставил свои подписи под письмом. Правительство ДРА будет и впредь активно участвовать в движении неприсоединения.

ДОСТ. Мне остается сердечно поблагодарить Вас, товарищ министр, за очень полезные и ценные для меня советы по поводу характера выступления в Совете Безопасности.

Я не только внимательно их выслушал, но и подробно записал. Все высказанные Вами пожелания будут стержнем моего выступления в Совете Безопасности. Еще раз большое спасибо за откровенную товарищескую беседу.

ГРОМЫКО. С моей стороны были выражены мысли, которые, на наш взгляд, могут быть полезны для Вас при подготовке выступления. Разумеется, из-за ограниченного времени сделано это конспективно, в сжатой форме. Однако высказанные товарищеские советы и пожелания дают ясное представление о советской точке зрения по затронутым вопросам.

По Вашей просьбе нами подготовлен для Вас ряд материалов, в частности об американских военных базах. Эти материалы направляются в Нью-Йорк с В. С. Сафрончуком, который выезжает туда специально для оказания Вам консультативной помощи в соответствии с ранее высказанным Вами пожеланием.

Когда на Вас будут обрушены нападки о вводе в Афганистан советского воинского контингента, то, давая отпор, можно было бы использовать и такой веский аргумент, разоблачающий агрессивную политику США. Так, на Кубе США, вопреки постоянным требованиям кубинского правительства и народа этой страны, продолжают сохранять в Гуантанамо свою военную базу. Это — факт открытого и грубого вмешательства США во внутренние дела суверенного государства.

В товарищеском плане хотел бы пожелать Вам и членам вашей делегации бодрости духа, уверенности и твердости в отстаивании своих позиций. Чаще встречайтесь с представителями участвующих в заседании государств, смело разъясняйте им существо происходящих в Афганистане событий. Ведь правда на Вашей и на нашей стороне.

Что касается контактов с В. С. Сафрончуком и ваших разговоров с ним, то желательно проявлять осмотрительность и известную осторожность при разговорах в Нью-Йорке, особенно в помещениях. Встречи и обмен мнениями можно было бы поочередно осуществлять в помещениях советского представительства при ООН или же в здании советского генконсульства. Желательно не афишировать, что В. С. Сафрончук прибыл в Нью-Йорк для оказания вам помощи. Официально он направляется в качестве члена советской делегации на сессию ГА ООН, которая, как известно, пока еще продолжает свою работу.»

4.1.1980 г.
14
{"b":"254878","o":1}