ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А тебе трудно поговорить, да? Ведь в одной с ними комнате ночуешь!

– Знаешь поговорку: «Попытка – не пытка, а спрос – не беда»?

Демьян взглянул на меня, потом на Ваню Сердечкина. Мы трое ночевали в той комнате, где помещалось четвертое звено.

– Конечно, ребята… Дело, ребята, конечно, трудное, но все-таки попробовать можно. Правда, ребята? – сказал Ваня.

«Трудное»! Мне это казалось такой задачей, над которой самый лучший дипломат себе голову сломает. Посмотрели бы вы на звеньевого четвертого звена Мишку Авдотьина! Он большой, грузный и всегда такой спокойный и серьезный, словно ему не тринадцать лет, а все тридцать. Попробуйте убедите такого в том, что белое – это черное, а черное – белое.

Через несколько минут мы лежали в постелях.

Совсем стемнело. За окном пропел горн: «Спать пора, спать пора!» Однако четвертое звено еще не угомонилось. В углу комнаты слышались возня, приглушенный смех и мягкие удары: там затеяли драку подушками. Вдруг кто-то сказал: «Внимание! Воздух!» – и началась игра в «противовоздушную оборону». С минуту все лежали тихо и прислушивались к писку залетевшего в комнату комара. Затем Сережа Огурцов скомандовал сам себе: «Пятая батарея, огонь!» – и принялся быстро хлопать над собой ладонями, стараясь в потемках попасть по комару. Когда «вражеский самолет» вышел из зоны его «обстрела», открыла огонь «шестая батарея», то есть Сурэн Атараев.

Ни Демьян, ни Ваня, ни я не принимали участия в игре. Я все думал, думал, думал, с чего бы начать наш дипломатический разговор, да так ничего и не придумал. Как видно, и у Демьяна и у Вани дела были тоже неважные. Демьян, кровать которого стояла рядом с моей, лежал совсем тихо. Ваню я не мог видеть, но слышал, как он ворочался и вздыхал.

Наконец комара убили, и четвертое звено успокоилось. Наступила тишина. Даже Ваня перестал вздыхать. В открытое окно над моей головой потянул теплый ветерок и принес с далекой железнодорожной станции свисток, потом гудок и частое уханье паровоза, сдвигающего с места состав.

– Михаил! – пробасил вдруг Демьян.

– Ну? – сонным голосом отозвался тот.

– Вы завтра лодку будете ремонтировать?

– Угу.

– А мы – на песок.

– Знаю. Спи!

Наш звеньевой после этого долго молчал, а я лежал и нервничал: ведь Михаил каждую минуту мог уснуть! Наконец Демьян равнодушно сказал:

– Не завидую я вам.

Миша не ответил и даже начал похрапывать. Демьян встревожился:

– Михаил! Слышишь?

– Тьфу ты!.. Что тебе?

– Не завидую я вам, что придется с лодкой возиться.

– Ну и не завидуй. Я спать хочу.

– Песок, ребята… песок – это настоящее дело, а лодку ремонтировать – это детские игрушки, да? – сказал из темноты Ваня Сердечкин.

Миша молчал, зато Сережа Огурцов проговорил:

– А что в нем хорошего, в песке? Таскай да таскай!

– Это как сказать, – загадочно проговорил Демьян.

– Кто не понимает, тому, конечно, и правда только «таскай да таскай», – добавил Ваня.

– А ты понимаешь?

– А то нет!

– Ну, что ты понимаешь?

– Что понимаю? – Ваня помолчал. – А вот то и понимаю, что понимаю. Правда, ребята?

– Само собою разумеется, – подтвердил Демьян.

Сергей громко зевнул:

– Ну вас!.. Болтают чего-то, а что – сами не знают.

Я лично знал только одно: ничего у нас не получается с дипломатическим раговором. Я шепнул Демьяну:

– Кончай! Безнадежно!

Однако он не послушался и заговорил громче прежнего:

– В том-то весь интерес и заключается: песок – неинтересное дело, а ты сделай его интересным! Вот где почетная задача!

Одна из кроватей заскрипела.

– Послушай! У тебя в голове песок или мозги? – с чувством сказал Сурэн. – Отбой был или не был?

– Ну, был. А ты знаешь, что такое песок? Это простор для рационализаторской мысли!

– Чего, чего, чего? – переспросил Сергей.

– Того! Придумать, как поставить парус, – легко. Ты вот придумай, как на подноске песка рационализацию провести, тогда – другое дело. Тогда, значит, ты человек… человек… мыслящий.

– Ты вот попробуй, ты вот попробуй! – затараторил Ваня. – На песок почти два отряда назначили, а ты попробуй, чтобы десять человек справились. Попробуй рационализацию придумать!

– А ты какую придумаешь рационализацию? – спросил Мишка. Он оказывается, еще не спал.

Демьян и Ваня молчали, но мне в голову пришла как будто не плохая мысль.

– Не носилками его с того берега таскать, а в лодке возить!

– У-у! – протянул Сережка. – Пока лодку нагрузишь, да пока переплывешь, да пока перенесешь песок на линейку, – полдня уйдет.

– Лучше даже не лодку, – сказал Ваня. – Лучше такой деревянный желоб построить с того берега до самой линейки. Тот берег высокий и…

– Знаешь, когда ты такой желоб построишь? – сказал Сурэн. – Когда вторая смена в лагерь приедет.

– Можно без желоба. Можно проще… – начал было Демьян и вдруг умолк.

– Ну? – сказал Мишка.

Демьян не ответил.

– Демьян! Зачем молчишь? Еще не придумал, да?

– Хватит. Спать пора! – сказал Демьян.

Этого я никак не ожидал.

– Можно еще и по-другому… – заговорил Ваня.

Но Демьян его оборвал:

– Иван, слышишь! Довольно тебе!

– Чудак ты какой человек, Демьян!.. Я хотел сказать…

– А я говорю: хватит. Я знаю, что делаю! – Демьян толкнул меня в бок и прошептал: – Не спи. Слышишь? Секретный разговор… гениальная идея!

…Утром сто восемьдесят наших пионеров, одетых в синие трусы, голубые майки и белые панамы, стояли на линейке и жмурились от солнца. Звеньевые и вожатые уже сдали рапорты. Старший вожатый Семен Семенович ходил перед строем и говорил:

– Внимание! По первоначальному плану второй отряд целиком и три звена первого отряда должны были сегодня носить на линейку песок. Полчаса тому назад звеньевой Демьян Калашников заявил мне, что его звено одно берется выполнить всю работу в тот же срок. Посему второй отряд совместно с двумя звеньями первого отряда направляется сегодня не на песок, а в лес за земляникой. Вопросы есть?

Сразу поднялось несколько десятков рук. Всем хотелось узнать, как это мы, восемь мальчишек, думаем заменить почти два отряда. Но Семен Семенович отказался ответить:

– Это пока секрет изобретателей. Сами попробуйте догадаться.

Мы тоже держали все в тайне, хотя за завтраком к нам приставал с расспросами почти весь лагерь. Я чуть не подавился гречневой кашей с молоком – так не терпелось поскорее начать работу. Мы с Демьяном и Ваней не спали почти всю ночь, шепотом обсуждали проект звеньевого. Но сейчас чувствовали себя удивительно бодрыми – хоть горы ворочай!

Завтрак кончился. Младшие отряды вооружились сачками и ушли в луга ловить бабочек. Второй отряд и свободные пионеры из первого отправились в лес. По дороге они остановились на узком мостике через реку и долго стояли там со своими корзинами, разглядывая берега, судача о нашей затее.

Слишком долго рассказывать, как мы трудились, выполняя Демьянов проект. Этак я все тетрадки свои испишу. Скажу только, что без четверти двенадцать мы начали испытание нашей подвесной дороги.

Крепко пекло солнце. Мы, восемь мальчишек, и с нами вожатый Яша, в одних трусах да панамах, стояли на крутой песчаной осыпи, спускавшейся с высокого обрыва. Под нами за узкой речкой Тихоней раскинулся лагерь.

Яша скомандовал: «Три-четыре!» – и мы закричали:

– Вни-ма-ни-е! На-чи-на-ем ис-пы-та-ни-е!

На том берегу на траве лежала большая лодка, обратив к небу красно-серое днище. Возле нее копошились ребята.

Они и раньше часто прерывали работу – смотрели в нашу сторону и спрашивали у нас, как дела. Теперь они сложили инструмент на днище лодки и побежали к линейке.

В конце линейки Семен Семенович и пятеро старших ребят отесывали топорами длинное бревно, предназначенное для мачты. Они выпрямились и стали смотреть на нас. Вышла из дома начальница лагеря Вера Федоровна. Вышли из кухни две поварихи… В общем, на линейке собралось человек двадцать.

2
{"b":"25493","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Призрак в кожаных ботинках
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Призрачная будка
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Тайна красного шатра
Как не попасть на крючок
Наши судьбы сплелись
Поцелуй тьмы