ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что случилось? — спросила наконец Марианна, когда почувствовала, что готова услышать подробности о гибели своих друзей. — Я едва могу поверить, что оба они... — Она не закончила предложение, понимая, что если произнесет сейчас последнее слово, то вполне может потерять те крохи самообладания, с помощью которых ей удавалось держать себя в руках.

Чарли Хокинс печально покачал головой.

— Несчастные случаи, насколько можно судить, — начал он. Следующие несколько миль, пока большая машина неслась по унылым окрестностям Бойсе, юрист рассказывал об известных ему подробностях трагедии, происшедшей накануне с Тедом и Одри Уилкенсон. Но все время, пока говорил, в голове Марианны звучала его первая фраза.

— Вы сказали, что произошли несчастные случаи, «насколько можно судить», — повторила она, когда он закончил. — Есть какие-то сомнения на этот счет? Не исключена возможность, что... кто-то мог убить их?

Чарли Хокинс бросил на нее быстрый взгляд и долго молчал. Наконец он заговорил, и по слегка изменившемуся тембру его голоса Марианна поняла, что сейчас она слушает юриста, а не просто друга Одри и Теда.

— Как я сказал, насколько нам известно, это были несчастные случаи. Но остается вопрос, что же могло напугать животное. Шейка всегда была самой спокойной, самой смирной лошадью в округе. Скорее даже собака, чем лошадь, если Вы понимаете, что я имею в виду. Что касается Одри, там, видите ли, не было свидетелей, но непохоже, чтобы она не знала точно, где находится. При такой яркой луне, как прошлой ночью, там должно было быть светло как днем, а Одри не была человеком, склонным рисковать. Поэтому, я полагаю, вопрос о том, что заставило ее упасть, имеет право на существование. Не знаю, сможем ли мы когда-нибудь найти ответ, но...

«Но».

Марианна ждала, что он закончит предложение. Когда же этого не произошло, она повернулась на своем сиденье и внимательно посмотрела на него.

— Мистер Хокинс, Вы чего-то не договариваете?

Взгляд юриста был прикован к вьющейся впереди дороге: начинался подъем в Сотуфские горы.

— Всякий раз, когда две смерти так тесно взаимосвязаны, а у жертвы очень много денег, вопросы должны возникать, миссис Карпентер.

— Но кто... — И вдруг непрошеная мысль пришла ей в голову. — Вы же не имеете в виду Джо, правда? — потребовала она ответа. — О Боже, ведь он просто ребенок!

— Он не был бы первым тринадцатилетним ребенком, убившим своих родителей, — произнес в ответ Чарли Хокинс. Затем, заметив краем глаза, как мертвенно побледнела Марианна, поспешил смягчить свои слова. — Боюсь, у полиции нет иного выхода, и ситуацию с Джо необходимо прояснить до конца, миссис Карпентер. Вряд ли кто-нибудь допускает, что мальчик имеет к этому отношение, но, к сожалению, когда оба родителя умирают так, как Тед и Одри, приходится обращать внимание и на сына. Слишком часто в наши дни дело оборачивается именно так.

— Но Джо обожал своих родителей! — запротестовала Марианна.

Чарли Хокинс нахмурился и никак не отреагировал на ее слова.

— Ведь не было никаких проблем, правда? — не сдавалась она.

— Зависит от того, что Вы подразумеваете под словом «проблема», — уклонился от прямого ответа поверенный. — Джо вступает в подростковый возраст, а это всегда означает некоторые проблемы, не правда ли? — Хокинс взглянул на нее и улыбнулся, вложив в улыбку больше доверия, чем испытывал на самом деле. — Он подросток, миссис Карпентер. Не все всегда складывается великолепно с мальчиками этого возраста, особенно если вы — его родители. Поверьте, я не хочу, чтобы Вы начали волноваться, — поспешно добавил он. — Все, о чем я пытаюсь Вам сказать, это мои предположения, что полиция скорее всего вновь захочет поговорить с Джо, чтобы убедиться: он рассказал им все. Во всей этой истории может быть нечто такое, о чем мальчик даже не подозревает, но он мог видеть или слышать что-то такое, что и может стать ключом к разгадке. Поэтому просто не удивляйтесь, если кто-нибудь придет поговорить с Джо, вот и все.

— Понимаю, — выдохнула Марианна, с облегчением откидываясь на спинку твердого сиденья. — Но это выглядит несколько... не знаю... несколько притянутыми за уши, как мне кажется.

Чарли Хокинс натянуто улыбнулся.

— Возможно, так оно и будет, если во всем разобраться. Во всяком случае мы с Вами о многом должны поговорить, а я не отношусь к людям, которые откладывают дела на потом. Полагаю, Вы знаете, что являетесь опекуном Джо.

Марианна кивнула.

— Мы с Одри договорились много лет назад. У нее больше никого не было, да и у меня не было никого, кроме нее, кто бы позаботился о моих детях, поэтому мы так и решили. Но я никогда не задумывалась всерьез о том, что это действительно может когда-нибудь произойти.

— Никто об этом не думает, миссис Карпентер, — согласился юрист, — Но, в конце концов, вы с Одри договорились об этом, а Тед и Одри оформили это документально. И еще многое другое.

Последние слова были произнесены таким тоном, что у Марианны появилось неприятное ощущение в желудке. На протяжении всего полета из Ньюарка она просидела, смотря в иллюминатор, и изо всех сил старалась ни о чем не думать. И конечно, не думала о том, что произойдет, когда она доберется до Сугарлоафа. Предполагала лишь, что просто поможет Джо пережить похороны своих родителей, упакует его одежду и заберет с собой в Нью-Джерси.

Ее не беспокоили мысли о ранчо, о компании Теда, о других сторонах их с Одри многообразной жизни. Но если верить Чарли Хокинсу, Тед и Одри, по-видимому, продумали все. Наконец она заговорила, тщательно подбирая слова.

— Мне кажется, имущественный вопрос очень сложен, а из того, что Вы только что сказали, следует, что я должна стать судебным исполнителем.

— Не совсем верно, — поправил ее Чарли Хокинс. — Я являюсь судебным исполнителем, это означает, что я единственный, кто будет иметь дело с бумагами. Вы же являетесь попечителем.

Марианна повернула голову и беспомощно посмотрела на него.

— Попечителем? — повторила она. — Мне думалось, что я опекун Джо.

Хокинс улыбнулся, и ей показалось, что она видит проблеск сочувствия в его серо-голубых глазах.

— О да, так оно и есть. Но когда имущество таких размеров, как у Теда и Одри Уилкенсон, а основной наследник несовершеннолетний, дело осложняется. Недостаточно было просто сделать Вас опекуном мальчика, они также назначили Вас лицом, которому доверено управлять имуществом.

— Боже милостивый! — Марианна вдруг подумала о компании в Калифорнии, дающей Теду основную прибыль. — Что это означает?

— С одной стороны, это означает, что мы с Вами будем вести многие дела вместе. Тед, Одри и я стали добрыми друзьями почти с той самой минуты, когда они приехали в этот район, и они знали, что если с ними что-нибудь случится, потребуется помощь.

Неприятное ощущение, возникшее у Марианны в желудке, переросло в страх.

— Скажите точнее, о какой помощи Вы говорите, мистер Хокинс?

— Об управлении их состоянием. А учитывая коммерческую деятельность Теда, состояние у них немалое. Так что, на сегодняшний день Джо — очень богатый молодой человек. Да и Вы вполне состоятельная женщина.

— Я? — переспросила Марианна, ошеломленная собственной причастностью к тому, о чем говорил Чарли Хокинс. — Боюсь, я не понимаю...

— На самом деле все очень просто, — объяснил юрист. — Принимая во внимание размер состояния и проблемы, связанные с воспитанием наследника состояния (это юридический термин для Джо), они решили, что опекун должен иметь вознаграждение. Оно исчисляется по скользящей шкале, постепенно увеличиваясь в соответствии с возрастом Джо, которого он достигнет ко времени потери родителей. Сумма составляет один процент от размера состояния.

— Один процент! — воскликнула Марианна. — Но это могут быть сотни тысяч долларов! Это безумие!

— Это не безумие, Марианна, — спокойно произнес в ответ Чарли Хокинс. — Когда Вы подумаете об этом, то поймете, что здесь много здравого смысла. Это делает опекуна — Вас, миссис Карпентер, — независимым богатым человеком. Можно сказать, предосторожность, чтобы у Джо не возникало никаких сомнений по поводу своего состояния. Это также лишает Джо возможности контролировать Ваши действия по ведению его финансовых дел без Вашего ведома.

13
{"b":"25500","o":1}