ЛитМир - Электронная Библиотека

Послышалось ржание и другой лошади, затем раздался какой-то звук со стороны дома.

Лай собаки.

Джо наверняка взял с собой Сторма, когда они отправились в город? Впрочем, если ребята собирались пойти по магазинам... Она взглянула вверх, на второй этаж: там, опираясь передними лапами о подоконник открытого окна в комнате Джо, стояла огромная овчарка. Она вновь залилась лаем, поскольку в сарае нарастало беспокойство. Марианна побежала к задней двери и начала звать собаку. Лай Сторма превратился в неистовый вой, и Марианна поняла, что произошло. Она поспешила на второй этаж и открыла дверь в комнату Джо. Собака тут же устремилась по лестнице вниз. Марианна побежала за ней и догнала собаку в кухне, у закрытой двери. Как только она распахнула ее, пес пронесся через двор к сараю и исчез внутри.

К тому времени, когда Марианна добежала до сарая, лошади уже начали успокаиваться, тем не менее она остановилась в дверях.

— Сторм? Иди сюда! Живее! — Секунду спустя пес подбежал к ней, помахивая хвостом. — Что там было, мальчик мой? — спросила Марианна и наклонилась, чтобы погладить большую собаку, а сама в это время вглядывалась в темноту похожего на пещеру сарая.

Лошади стояли тихо, и поскольку ни они, ни Сторм не проявляли никаких признаков беспокойства, Марианна наконец шагнула внутрь, пристально оглядывая слабо освещенное помещение.

— Билл? — позвала она. — Это Вы здесь?

Никакого ответа.

Она двинулась вглубь сарая, Сторм крутился у ее ног. Все три лошади стояли в своих стойлах, повернув головы в сторону двери: они наблюдали за ней.

— Что это было? — спросила она. — Кто-то был здесь?

Ни Бук, ни Фриц — два мерина, чьи стойла располагались ближе к двери, — никак не отреагировали, а Шейка тихо заржала и настороженно зашевелила ушами. Марианна прошла в глубь сарая, с опасением поглядывая в сторону крупной кобылы и вспоминая, как Шейка наконец вернулась сюда на следующий день после ее приезда.

В то утро, когда Марианна впервые выглянула из окна и увидела большую лошадь, спокойно пасущуюся на поле, она не знала, что это была та самая кобыла, что убила Теда, иначе, безусловно, остановила бы Джо. Марианна удивленно наблюдала, как спокойно вела себя крупная кобыла, когда к ней бросился Джо. Только когда он был совсем близко, та наконец неторопливо подошла к нему, ткнулась в шею, лизнула щеку и послушно пошла за ним в сарай, хотя он и пальцем не дотронулся до уздечки.

Конечно же, ей пришлось тут же звонить в офис шерифа. Через час прибыли Тони Молено с Оливией Шербурн, грубовато-добродушной женщиной среднего возраста, которая была местным ветеринарным врачом.

Пока ветеринар осматривала лошадь, Джо умолял заместителя шерифа не убивать ее.

— Она же не нарочно ударила папу, — твердил он. — Она не такая! Что-то заставило ее сделать это!

Тони Молено не произнес ни слова, пока Оливия Шербурн не закончила осмотр.

— Итак, что Вы скажете?

Оливия засунула руки глубоко в боковые карманы джинсов, и взглядом, полным решимости, встретилась со взглядом Молено.

— Думаю, что идея усыпить эту лошадь — самая глупая изо всех, что мне довелось слышать. Вы знаете меня, Тони! За все время я усыпила немало лошадей: некоторых из них за то, что были больны, но большинство — из-за того, что были опасны. И у меня никогда не возникало вопросов, правильно ли я поступаю. Но Шейку я знаю много лет и не припомню ни одного случая, чтобы она кого-нибудь ударила. Вы могли ткнуть эту лошадь острой палкой, но она только посмотрела бы на Вас. Я думаю, Джо прав: что-то сильно испугало ее, и то, что произошло, — это ее реакция. Произошел несчастный случай, очевидный и простой. Если пожелаете, я могу прямо сейчас перекатиться под ней, и Вы увидите, что произойдет. Единственное, что она сделает, — будет обнюхивать мои карманы в поисках сахара!

Тони Молено глубоко вздохнул, но Оливия Шербурн не закончила еще свою мысль.

— Нет такого закона, который предписывал бы усыплять лошадь лишь из-за того, что произошел несчастный случай, Тони, и если Вы не верите мне, позвоните Рику Мартину или Чарли Хокинсу. Просто существует такой обычай, но с Шейкой я так не поступлю. — Упреждая его возражения, она добавила: — А если Вы сами усыпите ее, уж я позабочусь о том, чтобы каждому ребенку в городе стало известно, что это сделали Вы и что я была против!

Заместитель помощника шерифа беспомощно развел руками.

— Хорошо, Оливия. Вы высказали свое мнение специалиста. Если бы я не собирался прислушаться к нему, то не привез бы Вас сюда, не так ли?

Оливия Шербурн довольно усмехнулась и направилась к своему грузовому автомобилю. Но, уже выехав со двора, вдруг остановила машину, высунулась из окна и крикнула Марианне:

— Если у Вас будут какие-то разногласия с ним, позвоните мне! В самом деле, если у Вас вообще будут возникать с кем-то затруднения, Вы звоните мне! Я живу там, внизу, недалеко от дороги. — И она укатила, оставив посмеивающегося Тони Молено в облаке поднятой ее автомобилем пыли.

— Она знает, что говорит, — объяснил ей заместитель помощника шерифа. — Оливия — великолепный специалист и потрясающая женщина, и я не хотел бы встать ей поперек пути. Последний из тех, кто перешел ей дорогу, остался с подбитым глазом и вывихнутым плечом. Впрочем, он заслужил это. Вы не найдете лучшего друга, чем Оливия, и в округе не сыщется ни единой души, кто не согласился бы со мной.

— В том числе и тот человек, которому она поставила синяк под глазом? — спросила Марианна.

Усмешка Молено перешла в грохочущий хохот.

— Его больше нет в округе. Пожил еще месяц, а затем уехал. С тех пор никто о нем ничего не слышал.

Хотя всяким разговорам о необходимости усыпить Шейку был положен конец, Марианна до сих пор искоса поглядывала на крупную лошадь. И сейчас, в сарае, она приближалась к кобыле очень осторожно.

— Что это было, Шейка? Здесь был кто-то?

Лошадь заржала вновь и вытянула вперед голову, Марианна протянула руку, чтобы потрепать ее по загривку. Лошадь высунула большой язык, лизнула ее руку, затем опустила голову ниже и потянулась носом к джинсам Марианны.

— Хочешь немного сахара? — Марианна залезла в карман и вытащила оттуда кусочек сахара, который она брала теперь каждое утро из сахарницы, чтобы подкармливать Бука и Фрица. Шейка осторожно взяла сахар из рук Марианны, слегка коснувшись губами ее кожи. — Конечно, доктор Шербурн была права, — произнесла Марианна, вновь потрепав лошадь по загривку. — Я и сама не думаю, что ты можешь кого-нибудь ударить.

— Провалиться мне на месте, если я не права, — раздался голос от двери сарая. — Мое имя — Оливия. Никто не называет меня доктор Шербурн, и надеюсь, Вы тоже не будете.

Марианна резко обернулась и увидела, что на фоне яркого солнечного света вырисовывается в дверях силуэт ветеринарного врача.

— О Боже! Вы напугали меня!

— Сторм, лежать! — скомандовала Оливия огромной овчарке, когда та, встав на задние лапы, попыталась лизнуть ей лицо. Собака послушно опустилась на землю, а ветеринар вытащила из кармана печенье и протянула его Сторму. — Ну и прожорлив же ты, братец. — Она вошла в сарай, сказала несколько слов каждой из лошадей, затем остановилась перед Шейкой. — Подумала, что надо заехать и посмотреть, как там дела у моей девочки. — Она обхватила руками голову кобылы, затем раздвинула ей губы и осмотрела зубы. Удовлетворенная, ветврач повернулась лицом к Марианне. — Видно, у Вас не возникает никаких проблем, потому что Вы так и не позвонили мне.

— На самом деле я с трудом привыкаю к месту, — ответила Марианна. Затем, вспомнив свой утренний разговор с Биллом Сайкесом и слова Джо, сказанные им, когда Сайкес вышел из дома, она решила поделиться своими сомнениями с Оливией Шербурн. — Я не знаю, что делать, — закончила она свою речь. — Действительно ли Тед собирался уволить Билла?

— Мне об этом ничего не известно, — заметила Оливия. — Но я и не могу утверждать обратное. А если Сайкес хочет уйти, отпустите его! Есть много людей, которые могут занять его место и, возможно, будут работать даже лучше. Мне очень нравились Тед с Одри, но будь я на их месте, поступила бы иначе.

25
{"b":"25500","o":1}