ЛитМир - Электронная Библиотека

Застегивая «молнию» на джинсах, Глен замер и вновь прислушался к лесным звукам.

Но не услышал ничего, кроме пронзительного крика енота и шелеста в кустах за ручьем какого-то небольшого зверька, вышедшего на охоту. Удовлетворенный, он вернулся в палатку, застегнул сетчатое входное отверстие и начал раздеваться в темноте.

Нагой, он забрался в двойной спальный мешок и ощутил нежное тепло прижавшейся к нему Тамары. Рука его скользнула вниз по ее животу, к небольшому холмику между бедер, губы прижались к губам, язык легко проник вглубь.

Он застонал от удовольствия, когда ее пальцы начали осторожно обследовать его тело, крепче прижал девушку к себе, возбуждение его нарастало.

* * *

А тем временем снаружи, пока Глен и Тамара лежали в палатке, тесно прижавшись друг к другу, не замечая ничего, что находилось за пределами спального мешка, из леса выскользнула темная фигура, двинулась ближе, выжидая, прислушиваясь.

Пришелец подкрадывался все ближе и ближе, тело его судорожно подергивалось от предвкушения того, что сейчас произойдет.

Он жадно вбирал носом воздух, ноздри его расширились, учуяв не только терпкий дымок тлеющего костра, но и запах врага.

Врага, скрывавшегося от его взгляда внутри палатки, но не скрывшегося от других его чувств.

Пришелец слышал их, чувствовал их запах, а издаваемые ими шепот и стоны в сочетании с возбуждающим ароматом сводили с ума призрачное существо.

Низко припав к земле, оно напряглось, каждая клеточка его тела замерла в томящем ожидании.

И наконец, поддавшись бессознательному порыву своего естества, оно прыгнуло.

Нейлон над головой Глена Фостера треснул, издав отрывистый резкий звук распарываемого материала, и грубая сила, абсолютно беззвучно, стремительно атаковала их.

Не успел Глен осознать, что произошло, как было уже слишком поздно.

Что-то навалилось на него, тяжелый вес прижал к земле, а когда он попытался оказать сопротивление, спальный мешок разлетелся в клочья, и Глен почувствовал, как чьи-то когти вонзились в его плоть.

— Тамми! — пытался крикнуть он, но прежде, чем губы смогли произнести хоть слово, что-то острое жестоко полоснуло ему по горлу, и он почувствовал, как по груди разливается поток горячей влаги. Он то ловил ртом воздух, то пытался затаить дыхание, но лишь захлебывался от душившей его крови. Глен еще пытался оказать нападавшему сопротивление, но кровь все сильнее била из разорванной на шее артерии, его охватила ужасная слабость, и он вдруг понял, что происходит.

Он умирал.

Ни дотянуться до нападавшего, ни сбросить его он уже не мог.

Руки беспомощно упали по обеим сторонам тела, и он затих.

К тому времени, когда побоище закончилось, и вторгшееся на территорию лагеря существо покинуло ее, Глен Фостер был уже мертв.

Тамара Рейнольде, с кожей, разорванной невидимыми зубами, с плотью, глубоко иссеченной невидимыми когтями, лежала и тихо стонала от боли. Такой изматывающий, что она не могла двинуться, даже позвать на помощь.

Глава X

Марианна вновь была в Нью-Джерси, в своем собственном доме. Она слышала доносящиеся с улицы звуки сирены и сначала не обращала на них внимания, занятая бесконечной упаковкой вещей Алана. Казалось, они везде: одежда, наваленная кучей в раскрытых чемоданах, на кровати, книги — в картонных коробках, стоящих одна на другой возле стены. В других коробках — старые выпуски «Сборника по вопросам архитектуры», еще несколько коробок с его коллекцией долгоиграющих пластинок. Но работе, казалось, не видно конца: стенной шкаф до сих пор заполнен его вещами.

Звуки сирены приближались, и вдруг Марианна поняла, что они означают.

Они ехали сюда!

Ехали за телом Одри, которое неизвестно по какой причине лежало в дальнем углу комнаты.

Как оно сюда попало?

Марианна не знала.

Но по мере приближения сирены ее охватывала паника.

За ней! Они ехали за ней!

Они думают, что это она убила Одри!

Но это сделала не она! Ну, конечно же, не она!

Внезапно открылась дверь, она обернулась и увидела Джо: руки его в крови, взгляд отсутствующий, на лице холодная улыбка.

Он сделал шаг ей навстречу, открыл рот, но не проронил ни слова. Вытянув вперед окровавленные руки, он подходил к ней все ближе и ближе под нарастающий вой сирены.

Она пятилась от него, пытаясь нащупать опору, чтобы прислониться к стене и удержаться на ногах, но вместо твердой поверхности рука ее наткнулась на что-то мягкое.

Мягкое и холодное.

Увернувшись от Джо, она встретилась взглядом с мертвыми глазами Теда Уилкенсона.

Крик готов был вырваться из ее груди, крик, который прервался, когда она, резко подскочив, вдруг проснулась и, выпрямившись, села на кровати. Тело ее сотрясалось от ужаса увиденного.

«Сон, — твердила она себе. — Это был лишь сон».

Но тем не менее она все еще слышала звуки сирены.

Сбитая с толку, огляделась вокруг. Неужели она на самом деле дома, в Нью-Джерси? Но нет, она в Айдахо, на ранчо Эль-Монте.

Стряхнув последние остатки сна, Марианна выбралась из кровати и поспешила к окну. Высоко на склоне холма, в сотне футов от долины она разглядела слабый серебристый свет, медленно продвигающийся по лесу, между деревьями мелькали красно-синие огни.

— Что это, мамочка? — донесся от дверей голос Логана. Марианна обернулась и увидела сына, который тер руками глаза. Силуэт его четко вырисовывался на фоне падающего из холла света.

— Я не знаю, — откликнулась Марианна.

— Это полицейские машины, — сказала появившаяся рядом с братом Алисон. — Я видела, как они двигались по шоссе, затем свернули и поехали по фунтовой дороге, в сторону лагеря.

Звуки сирены замерли вдали, сменились зловещей тишиной. Высоко в лесу свет от фар исчез. Отойдя от окна, Марианна надела халат и, включив лампу, стоявшую на тумбочке у кровати, бросила взгляд на часы. Был час ночи. Что заставило полицию отправиться в лагерь в это время?

— Давайте спустимся вниз и приготовим по чашечке какао, — предложила она детям, зная, что они не лягут спать, пока не получат объяснений по поводу ночного переполоха. — Идите наденьте халаты, а я зайду за Джо. Но через полчаса вы снова ляжете в постель. Договорились?

Как только Алисон и Логан, мгновенно отвернувшись от леса, побежали в свои комнаты, Марианна тихо постучала в дверь комнаты Джо. Поскольку ответа не последовало, она повернула шарообразную ручку, открыла дверь и включила свет, уже уверенная, что инцидент, происшедший в ночь после похорон его родителей, повторяется.

От страха у нее возникло неприятное ощущение в желудке, когда она вдруг мысленно соединила полицейские машины на горном склоне с отсутствием Джо; Марианна поспешила вниз, быстро осмотрела все комнаты нижнего этажа в слабой надежде обнаружить Джо.

Его не было.

Когда она добралась до кухни, дети уже были там: Алисон доставала чашки из шкафа над стойкой, а Логан искал пачку с какао в кладовой. Улыбка Алисон угасла, едва она заметила выражение страха на лице матери.

— Ты не знаешь, где Джо? — спросила Марианна. — Может быть, слышала, как он выходил на улицу?

Алисон недоуменно покачала головой.

— Разве он не в своей комнате?

— Его вообще нет в доме, — ответила ей Марианна, страх ее начал перерастать в панику. Что же тогда случилось? Не мог же он пойти высоко в горы в полночь? Даже если и пошел, какое отношение к нему могут иметь полицейские машины? Как вообще кто-то узнал, что он там?

Это не могло иметь никакого отношения к Джо — не могло! Но даже когда она пыталась переубедить себя, вспомнила вдруг сон, от которого проснулась, и опять увидела кровь, капающую с протянутых рук Джо, холодную отрешенность в его взгляде. Эту же самую холодность видела она сегодня утром... Нет! Что бы ни произошло на горном склоне, это не имеет никакого отношения к Джо! Он должен быть где-то совсем рядом.

30
{"b":"25500","o":1}