ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она там, — произнес помощник шерифа. — Именно там, где он и говорил, и именно такая, какой он ее описал.

Марианна почувствовала, как ослабевает сковывающее ее тело напряжение. Она обняла Джо, словно защищая его.

— Там был кто-нибудь? — спросила она.

Мартин покачал головой.

— Нет, хотя кто-то там живет, только не спрашивайте меня, как. — Он описал Марианне хижину. — Все выглядело так, будто он был там незадолго до нашего прихода, — закончил Рик двумя минутами позже. — Стояла пустая кофейная чашка, еще теплая, и огонь еще не погас. — Он потянулся, пытаясь избавиться от тяжести в мышцах, понимая, что не сможет дальше работать, пока не поспит хотя бы час или два. — Сейчас позвоню Тони Молено и пошлю его туда вместе с Фрэнком Питерсом и его гончими. Если не начнется дождь, собаки легко возьмут след.

Марианна собралась было сказать что-то, но передумала.

— Джо? Поднимись к себе в комнату и переоденься, а я пока поговорю с мистером Мартином.

Джо внимательно посмотрел на нее, взгляд его был полон подозрения. Она собиралась говорить о нем — в этом Джо был уверен!

— Почему мне нельзя остаться? — требовательно спросил он.

Услышав в его голосе страх, Марианна улыбнулась ему.

— Потому что я хочу, чтобы ты надел чистую одежду, — объяснила она. — Мы поедем к твоему доктору и попробуем выяснить, что же с тобой происходит.

Джо широко открыл глаза. Она собирается отвезти его в госпиталь? Хочет отослать его отсюда после всего случившегося, хотя и обещала не делать этого?

— Но Вы сказали... — начал он, но Марианна осторожно приложила свой палец к его губам, призывая к молчанию.

— Все будет в порядке, Джо. Мы просто поедем к твоему врачу, и он, возможно, поможет тебе вспомнить, что произошло прошлой ночью. Я обещаю, что буду рядом с тобой, а потом мы вернемся домой. — Но Джо все еще сомневался, и она заговорила вновь, не сводя с него глаз. — Я обещала заботиться о тебе, Джо. Я дала слово твоим родителям, когда ты только появился на свет, и обещала тебе сегодня утром. Я не нарушу своего обещания, Джо, клянусь, что не нарушу.

Джо пристально посмотрел на нее, но ничто в лице крестной не заставило его усомниться в ее искренности. А что если это не так? Если она оставит его в госпитале? Ответ на эти вопросы он знал заранее.

«Я убегу. Если меня положат в больницу, я убегу, поднимусь высоко в горы и найду этого человека. Я найду его, и он будет заботиться обо мне».

Приняв решение, Джо успокоился, вышел из кухни и начал подниматься по лестнице к себе в комнату. Едва он ушел, как Марианна повернулась к Рику Мартину.

— Есть кое-что, чего я никак не могу понять, — произнесла она. — Если Вы думаете, что человек, который живет в хижине, мог убить Билла Сайкеса, почему он не тронул Джо прошлой ночью?

Это был именно тот вопрос, над которым Рик Мартин ломал голову последние полчаса, после того как они спустились с горы.

Это был вопрос, на который у него до сих пор не было ответа.

* * *

Джо открыл дверь своей комнаты и тихонько свистнул собаке. Сторм лежал на кровати, голова его покоилась на передних лапах. Но вместо того чтобы спрыгнуть, поспешить навстречу хозяину и приветствовать его, он лишь негромко заскулил, скатился на пол и исчез под кроватью. Нахмурившись, Джо встал на четвереньки и заглянул в узкую темную щель.

Сторм сердито заворчал и отодвинулся еще на несколько дюймов.

Внезапно Джо понял.

На нем остался запах горного человека.

— Все в порядке, Сторм, — прошептал он. — Тебе не надо его бояться. Он не причинит мне вреда. Он любит меня, малыш, любит меня.

Он вновь попытался дотянуться до собаки, но овчарка испуганно заскулила.

Как только запах человека, который дотронулся до щеки Джо, наполнял ноздри Сторма, все его тело охватывала дрожь, и он все дальше отодвигался от своего хозяина.

Сторм неосознанно боялся мальчика.

Глава XX

— Ну как, Джо, все было совсем не страшно, правда? — Кларк Коркоран поднялся со стула, обошел вокруг письменного стола и уселся на его угол. Крепко сложенный мужчина выглядел значительно моложе своих сорока четырех лет, а непринужденными манерами вызывал неизменную симпатию у детей.

Но Джо беспокойно заерзал на стуле, а когда взглянул на доктора, глаза выдали охватившую его тревогу.

— Вы имеете в виду, что осмотр закончен? — спросил он.

Коркоран кивнул.

— Именно так, — откликнулся он, стараясь говорить как можно мягче и сердечнее, хотя результаты осмотра оставляли желать лучшего. Тем не менее, за последний час он пришел к кое-каким выводам. Он постарался разговорить Джо, а сам в это время внимательно изучал его, зная по опыту, что от любого ребенка этого возраста он получит гораздо больше информации в непринужденной беседе, а не в сухом разговоре через письменный стол.

Мальчик был в хорошей физической форме. Невысокий для своих лет, ростом немного ниже среднего, он обладал не по возрасту развитой мускулатурой, а на широкой груди уже начали пробиваться первые волоски. Пульс и кровяное давление — безупречны, и единственной аномалией у мальчика была температура, которая на целый градус превышала обычную. Коркорана это удивило, он попытался найти еще какие-либо симптомы заболевания, но не обнаружил их. В конце концов он еще раз измерил Джо температуру и, получив тот же результат, записал его в медицинскую карту как аномалию, чтобы вновь проверить, когда в следующий раз будет осматривать Джо.

Хотя врач не был до конца уверен в истинной причине провалов памяти у Джо и надеялся, что знает ответ, причем достаточно простой: потеря родителей была страшной травмой для тринадцатилетнего подростка, и временами невыносимое горе оставляло его разуму лишь один спасительный выбор — отключиться от реальности. Кларк Коркоран был почти уверен, что прав, поскольку, с какой бы стороны он ни пытался определить реакцию мальчика на потерю родителей, Джо неизменно отвечал, что с ним все в порядке, он привыкает к своей новой жизни, и ему нравится тетя Марианна. Он даже признался, что набросился с кулаками на Алисон Карпентер.

Все эти факты, сложенные воедино, подсказали Коркорану, что Джо старался подавить свое горе, отказываясь признать страшную реальность. Он смирился с постигшей его потерей и пытался делать вид, будто ничего ужасного не произошло.

На самом деле это было далеко не так.

Врач предполагал, что в моменты провалов памяти мальчик просто замыкался в себе, не желал никому, даже самому себе, демонстрировать свою боль. Коркоран думал, что знает и причину нежелания Джо разделить с кем-либо свою боль.

— Мне потребуется несколько минут, чтобы сообщить твоей тете, что ты здоров, и вы будете свободны. Но я хотел бы вновь увидеть тебя на следующей неделе.

В глазах Джо мелькнуло подозрение.

— Но ведь Вы же сказали, что со мной все в порядке.

— Думаю, так оно и есть, — заверил его Коркоран. — Единственное, что я выявил во время осмотра, это слегка повышенная температура, которая, смею надеяться, нормализуется к завтрашнему дню. Но мы все равно должны выяснить, что же произошло с тобой, когда ты убежал, не так ли?

Джо молчал, настороженно поглядывая на доктора, как загнанный в угол зверек.

— М-многие люди часто все забывают, — наконец осмелился заявить он. — И что в этом страшного?

— А кто сказал, что это страшно? — задал встречный вопрос Коркоран. Если он придаст слишком большое значение потере памяти, Джо лишь сильнее замкнется в себе. — А разве тебе самому не хочется узнать? Мне было бы интересно!

В сознании Джо возник образ Билла Сайкеса. Если он действительно вспомнит, что делал прошлой ночью, и окажется, что он... Нет! Он прогнал прочь еще не оформившуюся до конца мысль.

— Д-думаю, мне тоже, — наконец произнес Джо.

— Тогда мы на следующей неделе еще немного поработаем, чтобы выяснить все до конца, договорились? — Коркоран открыл дверь и проводил Джо в комнату ожидания, где Марианна Карпентер нервно перелистывала какой-то журнал. — Вы не могли бы зайти в мой кабинет на пару минут, миссис Карпентер? — попросил Коркоран.

56
{"b":"25500","o":1}