ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перекресток Старого профессора
Социальная организация: Как с помощью социальных медиа задействовать коллективный разум ваших клиентов и сотрудников
Может все сначала?
Призрак Канта
Бумажная магия
Пустошь. Континент
Хочу быть с тобой
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Майндсерфинг. Техники осознанности для счастливой жизни

Джо сел на освободившееся на диване место, а Марианна прошла вслед за доктором в его кабинет и присела на самый краешек стоявшего перед письменным столом стула.

Коркоран опустился в свое кресло, взял со стола медицинскую карту Джо и вручил ее Марианне, чтобы она сама прочитала сделанные им записи.

— За исключением незначительного повышения температуры, — заметил он, пока Марианна изучала заключение, — Джо находится в хорошей физической форме. Действительно, в очень хорошей форме. — Следующие несколько минут он говорил не останавливаясь, излагал ей свою теорию по поводу провалов памяти у Джо.

— Хотелось бы мне, чтобы все было так просто, — задумчиво произнесла Марианна, когда он закончил. Она до сих пор помнила тот день, когда приехала в Сугарлоаф, и Джо, разрыдавшись, бросился к ней в объятия. — Мальчик, которого Вы описываете, выглядит гораздо более... стоическим, думаю, это слово подойдет больше всего. А Джо отнюдь не стоический. Он, скорее, непостоянный. Настроение у него меняется так часто, что порой я думаю, а знаю ли его вообще.

— Джо всегда был таким, — согласился Коркоран. — И, мне кажется, я знаю причину этих противоречий. Даже будучи совсем маленьким, случались моменты, когда он полностью замыкался в себе, но иногда он становился сущим дьяволом. — Доктор замолчал, потом заговорил вновь, внимательно глядя на нее. — Насколько хорошо Вы знали Теда?

«Тед, — эхом отозвалось в голове Марианны. — С кем бы я ни беседовала, разговор всегда сводится к Теду».

— Я уже начинаю думать, а знала ли его вообще, — наконец откликнулась она. — Смею предположить, что не знала, я имею в виду, что была знакома с ним с тех самых пор, как Одри вышла за Теда замуж, но я, безусловно, никогда не была с ним близка.

— Он был очень сложным человеком. — Коркоран откинулся на спинку кресла. — Мне он нравился, я хочу, чтобы Вы поняли это. Но иногда Тед был чрезмерно строг по отношению к Джо, а порою смотрел на его поведение сквозь пальцы. У меня сложилось такое впечатление, будто Джо и сам никогда не знал, чего можно ожидать от собственного отца. То, что, казалось, умиляло Теда сегодня, назавтра могло вызвать совсем противоположные чувства. Поэтому Джо постоянно находился как бы на перепутье. А в последнее время Тед, похоже, становился все более и более нетерпимым по отношению к мальчику.

Марианна напряглась.

— Вы говорите, что он стал плохо обращаться с Джо? — спросила она, решив, что наконец пришло время выяснить, чего не договаривали все — от Чарли Хокинса до Рика Мартина, и даже Оливия Шербурн.

Кларк Коркоран помолчал, потом тяжело вздохнул. Марианна заметила, что, когда он заговорил, то избегал смотреть ей в глаза.

— Дело в том, что немного нашлось бы в округе людей, которые посмели бы выступить против Теда. Боюсь, что и я не смог бы. — Врач протянул руку и, взяв со стола карандаш, начал беспокойно вертеть его пальцами, а сам продолжал говорить. — Вы же знаете, что Тед был очень богатым человеком, а пару лет назад он учредил фонд на строительство у нас клиники. Весной следующего года должно начаться ее сооружение.

Он замолчал, но Марианна, предчувствуя, что должно за этим последовать, не позволила ему уклониться от признания собственной вины.

— Продолжайте, — произнесла она.

Коркоран еще ниже сполз в своем кресле.

— Итак, боюсь, что хотя я и старался изо всех сил помочь Джо, я не очень-то хотел противостоять Теду. Понимаю, что здесь нечем гордиться, но факт остается фактом. Поэтому, какие бы ни возникли у Джо проблемы, боюсь, что и мне придется нести за это ответственность. Но постарайтесь особенно не переживать — не без моей помощи у Джо возникли трудности, но именно я помогу ему преодолеть их.

— Как? — охваченная волной гнева, спросила Марианна. — Как Вы предполагаете помочь Джо, если знали, что происходит, и ничего не предприняли, чтобы положить этому конец? О Господи, доктор Коркоран! Как Вы могли совершить подобное? Все в городе знали, что Тед несправедлив к Джо? И никто ничего не делал?

— Не уверен, что все действительно знали... — начал было Коркоран, но Марианна не дала ему закончить.

— Не уходите от ответа, доктор Коркоран, — перебила она. — Вы сами только что рассказали мне о своих подозрениях, что Тед жестоко обращался с Джо. А это означает, что Вы не только должны были делать записи в медицинской карте Джо, но и сообщить о своих подозрениях в полицию! — Она начала просматривать врачебные заключения, подшитые в папке, пытаясь найти в них какое-либо сведения, которые могли подтвердить сказанное ей сейчас доктором.

Там ничего не было.

Совсем ничего!

В конце концов она добралась до самого первого листа в папке. Это была копия свидетельства о рождении Джо — первый документ среди прочих медицинских заключений. Она долго смотрела на него, затем вновь стала перелистывать бумаги в папке и опять вернулась к свидетельству о рождении.

Что-то в нем было не так.

Некоторое время она внимательно изучала документ, затем подняла глаза на Кларка Коркорана.

— Одри говорила мне, что Джо родился преждевременно, — произнесла она. Казалось, что доктор был сбит с толку внезапной переменой темы. — Вы наблюдали Одри во время беременности?

Коркоран покачал головой.

— Меня тогда здесь не было. А Джо родился в Сан-Франциско, разве не так?

Марианна кивнула, вновь внимательно изучая свидетельство о рождении.

— Одри считала счастливой случайностью, что оказалась там в это время, поскольку Джо родился на два месяца раньше срока.

— Думаю, что она была права, — откликнулся Коркоран. — Если бы он так рано появился на свет здесь, у него было бы не так много шансов остаться в живых.

— Но здесь указано, что при рождении он весил восемь фунтов девять унций[5], — заметила Марианна. — Это чрезмерно большой вес для семимесячного недоношенного ребенка, не правда ли?

Коркоран нахмурился и потянулся за документом, который протянула ему через стол Марианна. Теперь он начал внимательно изучать свидетельство о рождении наряду с документами о первых днях жизни Джо. Ничего не сообщалось о том, что ребенок находился в инкубаторе, не упоминалось ни о преждевременных родах, ни о каких-либо других отклонениях.

— Вы уверены, что Одри говорила Вам о том, что мальчик родился раньше срока?

— Абсолютно уверена, — ответила Марианна, сердце ее забилось сильнее, когда она прикинула, в какое время должна была забеременеть Одри, если Джо родился в срок. — Это, безусловно, объясняет, почему Тед так жестоко обращался с Джо, — наконец, произнесла она слегка дрожащим голосом.

— Я не понимаю... — начал было Коркоран, но Марианна не дала ему закончить.

— Если Джо родился в срок, Тед никак не мог быть его отцом. Тед и Одри познакомились за месяц до того, как поженились, а Джо родился через семь месяцев после свадьбы. А это означает, что, если Тед был отцом ребенка, Джо должен был бы родиться на месяц раньше срока, а мне Одри говорила, что он появился на свет на два месяца раньше.

Коркоран вновь стал изучать медицинские документы из Сан-Франциско, затем покачал головой.

— Если только эти документы не фальшивка, она сказала Вам неправду, — наконец произнес он. — Все говорит о том, что ребенок родился в срок. На самом деле его данные при рождении скорее указывают на то, что Одри могла переходить неделю или две. Но отнюдь не свидетельствуют о преждевременности родов. Тем более, что мне Одри никогда не говорила, что мальчик родился недоношенным.

Марианна покачала головой.

— Возможно, она не говорила об этом никому, кроме меня и нескольких друзей там, у нас, на востоке. Но если Тед не был отцом ребенка, кто... — Она замолчала, вспомнив мужчину, который скрывался среди деревьев во время похорон Теда и Одри.

Мужчина, который, если верить Рику Мартину и Оливии Шербурн, мог быть горным человеком, живущим высоко в горах отшельником.

Мужчина, который наблюдал за Джо во время похорон.

вернуться

5

Три килограмма 885 граммов.

57
{"b":"25500","o":1}