ЛитМир - Электронная Библиотека

Джо не проронил ни слова, пока Одри сбивчиво рассказывала ему, что произошло. Он слушал в полном молчании, впитывая ее слова, и понял лишь одну вещь.

Отец никогда больше не будет бить его.

* * *

Казалось, что прошла вечность, а минуло лишь полтора часа с тех пор, как Одри Уилкенсон обнаружила тело мужа. Сейчас она сидела в мастерской, устремив взгляд в одну точку, слова собравшихся вокруг людей обрывочными фразами доходили до ее сознания.

— Что-то, должно быть, напугало ее...

— Не говори ерунды...

— Шейка — не та лошадь, чтобы...

— Не могу в это поверить — только не Тед.

Но это был Тед.

Ей ни за что не забыть смертельной бледности на лице Джо, когда она рассказывала ему о случившемся, не забыть, каким непроницаемым стало это лицо, когда он, не давая выхода своим чувствам, слушал, что произошло с его отцом. А затем повернулся и пошел к сараю, будто не хотел смириться с правдой, пока не убедится в ней собственными глазами.

— Н-не смей, — прошептала Одри хриплым голосом. — Не входи, Джо. Разыщи Билла Сайкеса.

Джо остановился в нерешительности, и Одри заговорила вновь:

— Иди и разыщи Сайкеса, Джо. Там, внутри, ты ничем уже не поможешь.

Глаза сына несколько мгновений, не мигая, смотрели на нее, затем он отвернулся и продолжил путь к сараю. Лишь когда он добрался до полуоткрытых дверей, Одри наконец собралась с силами, поднялась на ноги и побрела к сараю, чтобы оттащить оттуда сына, за все время не проронившего ни слова.

— Живей, — шептала она ему, отворачивая его лицо от неподвижного тела отца. — Нам нужна помощь, Джо. Мы не можем просто оставаться здесь.

В состоянии крайне нервного возбуждения отвела она Джо назад в дом и позвонила Биллу Сайкесу, который жил в своей сторожке в четверти мили от них. Контора шерифа округа Кастлер располагалась в Чаллисе, на расстоянии более семидесяти миль, но кабинет помощника шерифа был ближе, в Сугарлоафе, а сам помощник, Рик Мартин, как и любой в городе, являлся их другом. Рик должен знать, что делать.

— Произошел несчастный случай, — сказала Одри, когда услышала по телефону голос Мартина. — С Тедом.

Многое из того, что было потом, она не могла вспомнить. Помнила лишь, как через несколько минут подъехала полицейская машина, за ней машина скорой помощи, как начал заполняться людьми их двор: весть о случившемся быстро разнеслась по долине.

Именно Рик Мартин отвел их с Джо в мастерскую и велел оставаться там.

— В доме я не смогу оградить тебя от присутствия людей, Одри, — тихо пояснил он. — Лучше, если ты будешь здесь, внизу. Никто не зайдет сюда без твоего согласия.

Одри молча кивнула, села на продавленный кожаный диван, единственный предмет мебели в помещении, и застыла в ожидании; рядом с ней молчаливо сидел Джо.

Она старательно отвечала на вопросы, но не смогла сообщить Рику Мартину большего, чем он сам увидел.

Полчаса назад, после того как тело Теда было сфотографировано в различных ракурсах, его поместили в машину скорой помощи и увезли.

И вот наконец Рик Мартин сидел перед ней на полу, согнув ноги в коленях.

— Одри? — Его голос едва доходил до ее помутненного сознания. — Могу я поговорить с тобой, Од?

«Поговорить со мной? А что он может сказать? Тед мертв. Он мертв, и ничто не может вернуть его к жизни».

Она почувствовала, как на нее накатывается волна отчаяния.

«Что я буду делать? Что я буду делать без него?»

Ей хотелось припасть к чьей-нибудь груди, хотелось громко кричать, чтобы избавиться от выпавших на ее долю страданий, хотелось умереть самой, отдать свою жизнь державшему в железных тисках, душившему ее горю.

«Помоги мне, Тед! Пожалуйста, помоги мне!»

Хотя Одри не проронила ни звука, молчаливая мольба эхом отозвалась в ее сознании.

Но одно слово всплыло из пучины нахлынувшего на нее смятения.

«Джо».

Образ сына возник в помутненном сознании Одри Уилкенсон, и мысли ее внезапно прояснились.

Она глубоко вздохнула, выпрямилась и сосредоточила внимание на озабоченном лице помощника шерифа.

— Как это произошло, Рик? — спросила она, голос был спокойный и ясный. — Какие у тебя соображения?

Мартин покачал головой.

— Пока никаких, — откликнулся он. — Из всего увиденного можно сделать вывод, что он чистил стойло Шейки и, скорее всего, перевел лошадь на вычищенное место. Что-то, наверное, напугало лошадь, а когда Тед попытался успокоить ее, она, должно быть, встала на дыбы, сбила его с ног, затем обрушилась всей массой ему на голову. Несчастный случай, ясный и простой.

Одри почувствовала, как новая волна душевного смятения зарождается где-то глубоко внутри, но она решительно подавила готовые вырваться наружу эмоции.

— А что могло напугать Шейку? — задумчиво спросила она.

Рик Мартин пожал плечами.

— Не знаю. Насколько я понимаю, и крыса могла пробежать мимо, сова слететь со стропил. Ты же знаешь лошадей. Напугать их, особенно если застать врасплох, может, практически, что угодно.

Одри кивнула головой, молчаливо соглашаясь со словами помощника шерифа, затем произнесла:

— А что с Шейкой? Ее нашли?

— Еще нет. Двое моих парней ищут ее, но ведь она может быть где угодно. Когда мы ее найдем... — Он внезапно запнулся, тут же перевел взгляд на Джо, который так и сидел, тесно прижавшись к матери.

— Вы пристрелите ее, да? — откликнулся Джо.

Рик Мартин нервно провел языком по нижней губе.

— Боюсь, у нас не будет другого выхода, Джо, — произнес он. — Она...

— Она сделала это не нарочно! — вспыхнул Джо. Он вскочил на ноги, темные глаза пристально смотрели на помощника шерифа, темные волосы свисали на лоб, отчего он выглядел гораздо моложе своих тринадцати лет. — Может быть, она не виновата! Может быть, кто-то вошел в сарай и нарочно испугал ее! Вы не можете убить ее! Не можете! — Он повернулся и выскочил из мастерской, мать и помощник шерифа беспомощно смотрели ему вслед.

— Мне очень жаль, Одри, — раздался в повисшей после стремительного исчезновения Джо тишине голос Рика Мартина. — Неудачно у меня получилось.

Вздохнув, Одри с трудом поднялась на ноги.

— Все в порядке, Рик. Ты же знаешь Джо. Он всегда такой, если дело касается животных. Как бы плохо ему ни было, с животными он ладил.

— Как и Тед, — заметил Рик и тут же пожалел о своих словах, увидев, как исказилось от боли лицо Одри. — Мне... мне очень жаль, это было...

Но Одри покачала головой.

— Все нормально. Но это совсем не похоже на Теда. Здесь что-то другое. Тед всегда мог успокоить лошадей, а с Джо все иначе. Не всегда создается впечатление, что он может с ними общаться.

Рик Мартин неуклюже поднялся и стоял, переминаясь с ноги на ногу, понимая, что сейчас ему больше нечего делать на ранчо, однако не был уверен, что может оставить Одри одну.

— Я попросил уйти всех, кроме Билла Сайкеса. Посчитал, что ты можешь позвонить кому захочешь, но сейчас тебе абсолютно не нужно, чтобы здесь толпились все жители города.

Одри не отвечала, и он продолжал:

— Или же могу позвонить Джилли, если хочешь. Я имею в виду, что сегодня дежурю, и она смогла бы приехать сюда, чтобы ты не оставалась в одиночестве.

— Очень мило с твоей стороны, Рик, — откликнулась Одри. — Но думаю, сегодня вечером нам лучше остаться с Джо одним.

Взяв ее под руку, Рик вывел Одри из мастерской и провел через сарай, и она старательно отворачивалась от того места, где менее двух часов назад обнаружила тело своего мужа. Билл Сайкес был все еще там, заботливо приводил в порядок двух оставшихся в стойлах лошадей.

— Я обо всем позабочусь, миссис Уилкенсон, — заверил Билл Сайкесс, когда она проходила мимо. А Вы попытайтесь хоть немного отдохнуть, хорошо? Это было самым трудным делом после смерти Минни — пытаться заснуть.

Одри остановилась и улыбнулась сторожу. Из-за обветренного лица он выглядел старше своих шестидесяти лет, но худощавое тело все еще сохраняло силу сорокалетнего мужчины.

6
{"b":"25500","o":1}