ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоит ли ему продолжать поиски «джипа»?

Если он так поступит и не сможет найти его, дело закончится тем, что просто заблудится в лесу, где не сумеет укрыться от бури. Тогда Рик знает, что ждет его в конце дня.

Он будет часами кружить по лесу, внушая себе, что постепенно приближается к спасительной безопасности «джипа», но так и не найдет его.

В конце концов его одолеет холод. Рано или поздно — возможно, еще до наступления темноты — он присядет отдохнуть. И потеряв силы, пытаясь преодолеть панический страх, изнеможение и голод, он почувствует, что ему очень хочется заснуть.

Ненадолго — лишь на несколько минут.

Несколько минут, которые обернутся вечностью.

Отказавшись от поисков «джипа», Мартин принял решение двигаться вверх в надежде найти пещеру или, по крайней мере, достаточно глубокую расщелину в скалах, в которой он сможет переждать снежную бурю. Если он будет защищен от ветра и завален сверху снегом, у него появится реальный шанс пережить ночь. А утром, когда буря закончится, он определит, где находится, и пойдет либо назад к «джипу», либо просто вниз по горному склону, в долину.

Сейчас перед ним стояла одна задача — выбраться отсюда.

Мысленно повторяя ее про себя, он попытался представить себе маршрут, по которому шел с тех пор, как оставил тела у подножия утеса. Как далеко он отошел? На полмили? На две мили? В какую бы сторону он ни смотрел, все теперь выглядело одинаково.

Вокруг белоснежное покрывало, среди стволов кружатся снежные вихри, в верхушках деревьев тоскливо завывает ветер.

Все выглядело незнакомым, и он знал, что так будет, пока не стихнет буря. Снег изменил все вокруг.

Контуры гор.

Вид леса.

Больше он не мог доверять даже опоре у себя под ногами. Снег, усиливаясь, засыпал скалы, заполнял расщелины, превращая горный склон в минное поле, по которому ему придется пройти предельно осторожно, проверяя каждый шаг, прежде чем он рискнет перенести свой вес с ноги на ногу.

Лучше повернуть назад, подняться наверх и попытаться найти укрытие.

Он встал, стряхнул с ботинок налипший снег и, низко опустив голову, тронулся в обратный путь, вверх по горному склону. Он неуклонно двигался вперед. В этом месте склон был относительно пологий, а кустарник не настолько густой, чтобы он не смог пробраться сквозь него с достаточной легкостью.

Он ощутил подножие утеса раньше, чем дошел до него: пробираясь вперед, под его прикрытие, он почувствовал, как начал стихать ветер, и смог спокойно выпрямиться, не опасаясь, что лицо тут же залепит снегом.

Он на мгновение остановился, распрямил плечи и двинулся дальше. Наконец из-за снега проступила темная каменная стена, и он почувствовал, как его захлестнула волна надежды, силы прибавились, и он упорно продвигался вперед до тех пор, пока не подошел достаточно близко к вертикальной поверхности, чтобы дать отдых измученному телу. Толщина снежного покрова у подножия утеса уже превышала фут, но снег продолжал падать, мягко опускаясь на землю, где его не мог подхватить ветер. Хотя он по-прежнему слышал завывание бури, рев ее был приглушен снегом, казалось, буря бушует далеко от него, и Рик почти забыл, как лишь несколько минут назад ветер валил его с ног, а снег тысячью иголок колол лицо, стоило ему поднять голову, чтобы попытаться сориентироваться.

Но где же он находился?

Он попробовал мысленно представить себе подобный утес, но сердце у него упало, едва он осознал, что Сугарлоафская гора, как и любая другая гора в горной цепи, была усеяна отвесными скалами, точно такими же, как эта.

Он мог находиться где угодно.

Он двинулся вдоль утеса, осторожно пробираясь по отколовшимся от него обломкам камней. Где-то здесь обязательно должна быть расщелина, глубокая трещина, что-то, что могло бы послужить ему укрытием. Наконец он нашел одну — небольшое углубление в скале, но и оно могло послужить ему каким-никаким убежищем, если ветер изменит направление.

Рик опустился на колени и начал торопливо сооружать барьер из снега, затем отыскал на ощупь несколько обломившихся веток, стряхнул с них снег и сложил кучей в просвет между каменным ликом утеса и перегородкой, которую построил. Если бы он смог найти побольше сухих веток и разжечь огонь спичками, которые всегда носил с собой в водонепроницаемом футляре, его шансы пережить снежную бурю сильно бы возросли.

Он продолжил поиски, все дальше и дальше удаляясь от своего примитивного убежища, как вдруг носок его правого ботинка на что-то наткнулся.

Это что-то слегка поддалось.

Он опустился на колени и расчистил руками снег, засыпавший предмет.

И заглянул в жестоко изуродованные глаза Тони Молено.

Он тихо выругался. Несмотря на все свои усилия, он лишь сделал круг и вернулся на то самое место, откуда отправился в путь — сколько времени назад?

Час?

Два часа?

Целую вечность.

Но охватившая его безнадежность тут же отступила: он понял, что по крайней мере знает, где находится.

Вытащив рацию из футляра, закрепленного на поясе, он включил ее и мгновение спустя уже говорил с диспетчером в Чаллисе. Джилли, наверняка, услышит его дома по приемнику.

— Похоже на то, что мне придется провести ночь на горе, — произнес он, заставляя голос звучать уверенно и спокойно. — Идет настоящий снегопад, но я нашел место, где можно спрятаться, и собираюсь развести костер. Позвони Джилли, если она не слушает меня сейчас, и передай ей, что со мной все в порядке, но я не хочу спускаться вниз в самый разгар бури. Джилли, — добавил он, — если ты меня слышишь, не тревожься обо мне и не пытайся поступить неразумно. Просто положи повыше ноги и расслабься, и мы увидимся с тобой утром. — Он замолчал, понимая, что вряд ли сможет повторить тот долгий путь, какой проделал, пока кружил вокруг. — Я сомневаюсь, что утром смогу добраться до «джипа», но завтра будет потрясающая погода для прогулок, поэтому, если кто-нибудь захочет приехать сюда на санках, он найдет меня у подножия пика Касл.

После секундной паузы раздался удивленный голос диспетчера:

— Это там, где ты обнаружил Молено и Питерса?

— Совершенно верно, — вздохнул Рик Мартин, понимая, что выдал свой секрет. — Но я говорю вам сразу, если кто-нибудь затянет песню, что я заблудился, будет наказан за свою болтовню. Переговорим с тобой утром.

«Если к утру я еще буду жив», — подумал он, выключая рацию.

Именно сейчас он понял, что шансы его равны. Но если буря усилится, они упадут вниз.

Резко упадут вниз.

Глава XXIII

Марианна подбросила еще одно полено в камин. Охваченная огнем горка рассыпалась, пламя взметнулось вверх и начало лизать свежее пополнение. Марианна протянула к огню руки, вбирая излучаемое им тепло.

— По-моему, сейчас уже гораздо лучше, правда? — спросила она. За окном снегопад был таким сильным, что дом, казалось, утонул под белым покрывалом, да Марианна и сама не верила, что ее слова убедят Алисон, Логана или ее саму.

— Да, прохладно, — откликнулся Логан. — Дома у нас никогда не было такого снегопада. Держу пари, нас занесет снегом не меньше чем на неделю. Разве это не здорово?

«Нет, не здорово, ведь в доме не так много продуктов, — подумала Марианна. — А что если отключится электричество? Что если замерзнут трубы? Что если что-нибудь случится, и мы не сможем выбраться отсюда?»

Это были вопросы, которые никогда не приходили ей в голову в Нью-Джерси, где даже в самые сильные метели улицы всегда расчищались от снега в течение нескольких часов, и где магазин находился лишь в квартале от их дома. Электроэнергию отключали не более чем на час или два, а если замерзали трубы, единственное, что ей нужно было сделать, это позвонить водопроводчику. Но здесь...

Будут ли расчищать дорогу хотя бы до ворот ранчо? Должны, ведь дорога принадлежит округу, и от нее, безусловно, не ожидают, что она сделает это самостоятельно. А как насчет подъездной дороги к дому? Кто будет чистить ее?

64
{"b":"25500","o":1}