ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец он свернул в сторону от ручья и проскользнул между деревьями, направляясь к жилищу. Находящийся всего в сорока ярдах, дом был полностью скрыт за пеленой кружащегося в водовороте снега.

Он был уже в двадцати ярдах, когда услышал крик.

«Джо! Джо, где ты? Вернись!»

Мужчина бросился бежать, двигаясь в направлении звука, и наконец увидел четкие контуры дома, в окнах горел свет, входная дверь открыта.

Он остановился, скрытый снежной круговертью, боясь подойти ближе и обнаружить свое присутствие.

Он видел, как Марианна Карпентер, беспомощная перед силой бури, пошатываясь, вернулась под прикрытие дома. Когда входная дверь закрылась, он понял, что произошло.

Где-то здесь, в послеполуденной мгле Джо разыскивает его.

Мужчина наклонился ниже, чувства его обострились, тело напряглось: он пытался обнаружить хоть какой-нибудь намек на то, где мог находиться мальчик. Наконец вновь двинулся в путь, медленно обходя дом, стараясь держаться от него на приличном расстоянии, чтобы остаться невидимым для любого смотрящего из окна. В конце концов он достиг двора, разделяющего дом и поле, впереди неясно вырисовывался сарай.

Одна из его дверей была приоткрыта — мешал нанесенный ветром снежный сугроб.

Зная теперь, где находится Джо, мужчина с грациозностью животного в несколько прыжков пересек двор и проскользнул в оставленную приоткрытой дверью щель.

Глаза его быстро привыкли к тусклому освещению. В стойлах три лошади судорожно отпрянули от калиток, отделяющих их от широкого прохода в середине сарая, инстинктивно чураясь странного человека, вторгшегося в их владения. Бук и Фриц беспокойно заржали, а Шейка встала на дыбы и забила передними копытами, защищаясь от опасности, которую учуяла.

Мужчина не обращал внимания на лошадей, он уловил запах, исходящий сверху, с сеновала.

Джо.

Он бесшумно двинулся вперед, поднялся по приставной лестнице и мгновение спустя оказался на чердаке.

Джо сидел, прислонившись спиной к дверям в самом конце чердака, глубоко зарывшись в сено, подтянув колени к груди и обхватив их руками. Когда мужчина приблизился, мальчик вздрогнул, взглянул на него, голова его дернулась, в глазах промелькнул испуг.

Мужчина опустился рядом, протянул свою грубую руку и коснулся щеки Джо, точно так же, как сделал в то утро, когда мальчик подошел к нему в лесу недалеко от хижины.

— Не бойся, Джо, — произнес он низким голосом. — Я не причиню тебе вреда. Я никогда не причиню тебе вреда.

Джо посмотрел на мужчину, глаза его расширились, исказилось лицо. Все тело Джо сотрясалось, хотя он вовсе не испугался мужчины, который присел перед ним на корточки. Дрожь была вызвана не холодом в сарае, а чем-то совсем другим — страхом от зародившихся глубоко внутри ощущений, переросших с появлением мужчины в тревожное беспокойство.

— Ч-что со мною происходит? — спросил Джо. — Почему я такой?

Мужчина не произнес ни слова, пытаясь побороть желание сейчас же положить конец страданиям Джо. Но он не мог, хотя и был уверен, что это лучший выход.

— В этом виноват я, — наконец прошептал мужчина, слова застревали в горле. — Во всем виноват я, Джо. Но я не зная... клянусь тебе, не знал.

— Не знали о чем? — спросил Джо, не понимая.

— Я пытался рассказать им, — произнес мужчина. — Я спустился поговорить с ними, чтобы они смогли тебе помочь. В тот день это было бы безопасно. Луны не было, и я чувствовал себя хорошо. По-настоящему хорошо. Но когда вошел в сарай, лошадь испугалась...

Внезапно Джо понял.

— Мой папа, — прошептал он. — Вы убили моего папу! — Он стал подниматься на ноги, но сильные пальцы мужчины сжали обнаженное плечо мальчика, потянув его вниз.

— Я хотел поговорить с ним, Джо... хотел рассказать ему, что с тобой происходит. Я хотел, чтобы он перестал обижать тебя, прекратил проделывать с тобой то, что он делал. — Голос его задрожал и сломался. — Я думал, если он узнает, может быть, сможет помочь тебе.

— Он ненавидел меня, — шепотом проговорил Джо. — Он всегда ненавидел меня. — У него перехватило дыхание, а затем, впервые, он произнес слова, которые не мог сказать никому другому. — Я был рад, когда он умер!

Мужчина, продолжая удерживать Джо, заставил мальчика посмотреть ему прямо в глаза.

— Я убил того мужчину в лагере, Джо. И я убил Билла Сайкеса. Вот почему я здесь. Я должен сказать тебе, что с тобой происходит, Джо. Это начинается. Уже начинается. Ты чувствуешь это, правда, Джо? Пустоту где-то внутри и зудящее покалывание на коже? Разве ты не ощущаешь этого, Джо? Разве ты не испытываешь этого чувства прямо сейчас?

Глаза Джо расширились от удивления, когда он услышал, как этот странный мужчина перечисляет все то, что с ним происходит. Почти непроизвольно он кивнул головой.

— Будет еще хуже, Джо, — шептал мужчина. Голос был едва слышен, но в нем чувствовалась такая сила, что каждое слово будто отпечатывалось в сознании Джо. — Скоро ты станешь похож на меня. Тебе придется скрываться в лесу, Джо. Если тебя кто-нибудь увидит, то захочет убить. С годами тебе будет становиться все хуже и хуже. Ты начнешь охотиться, Джо. Но охотиться не за животными. Ты будешь охотиться за людьми.

— Н-нет... — запинаясь, произнес Джо, но мужчина продолжал говорить, шептать о будущей безжалостности Джо ему в ухо.

— Ты станешь ненавидеть их, Джо. Всех их. Ты будешь красться по ночам, заглядывать в их дома, подсматривать за ними. А затем начнешь убивать их. — Джо попытался что-то сказать, но мужчина продолжал говорить, скорее самому себе, чем застывшему от ужаса мальчику. — Ты не захочешь делать этого. Будешь сопротивляться, но не сможешь остановить себя. Это у тебя в крови, Джо, точно так же, как и у меня. Скоро ты изменишься. Твои ногти превратятся в когти, волосы начнут расти по всему телу. Ты будешь похож на меня, Джо. На меня! Посмотри! — Отпустив Джо, он поднялся на ноги и, разорвав свою рубашку, бросил ее на пол чердака.

С благоговейным страхом смотрел Джо на мощный торс мужчины, на его мускулы, перекатывающиеся под покрытой курчавыми волосами кожей.

— Потрогай их, — прошептал мужчина. — Не человеческие, Джо, какие-то другие, что-то ужасное, Джо.

Будто бы загипнотизированный словами, Джо протянул руку, пальцы его слегка коснулись густых спутанных волос, покрывавших кожу мужчины.

Шерсть.

На ощупь они напоминали шерсть. Если он закроет глаза, то представит себе, что гладит Сторма, такими густыми и мягкими были волосы.

— Это произойдет и с тобой, — услышал он слова мужчины и сразу вспомнил странные волоски, которые росли у него на голове, темный налет, появившийся на нижней части лица.

— Почему? — простонал Джо, голос дрогнул, рыдания перехватили горло.

Руки мужчины обвили мальчика, и он крепко прижал его к себе.

— Потому что я твой отец, Джо, — прошептал он. — Меня зовут Шейн Слэтер, и я твой отец.

Мысли его спутались, и он почувствовал, как внутри разгорается безумие! Было бы так легко покончить с этим кошмаром прямо сейчас, так легко сомкнуть пальцы на горле Джо. Сдавить, рвануть быстрым, резким движением, которое сломает кости мальчишеской шеи — и все будет кончено.

Так легко...

Он ощутил, как напряглись пальцы, представил, как застынет Джо, стоит лишь надавить сильнее.

Единственное, что надо сделать, это передвинуть руки, скользнуть выше, к шее Джо.

В долю секунды все будет кончено.

— Не-е-е-т! — Слово вырвалось из горла Шейна Слэтера наполненным мукой и болью воем. Он отбросил Джо в сторону, шатаясь, подошел к двери сеновала и распахнул ее.

Секунду спустя он ушел, исчез в снежной буре так быстро, будто его никогда здесь и не было.

Но его слова по-прежнему висели в воздухе, запечатлевшись в памяти Джо, эхом отдаваясь в его сознании.

"...твой отец, Джо. Меня зовут Шейн Слэтер, и я твой отец... "

В глубине души Джо знал, что это правда.

67
{"b":"25500","o":1}