ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.
Земля лишних. Два билета туда
Кодекс Прехистората. Суховей
Полночный соблазн
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Жизнь и смерть в ее руках
Собиратели ракушек
Справочник писателя. Как написать и издать успешную книгу
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство

Внутри Рик обнаружил небольшую книжицу, кожаный переплет которой обветшал, а страницы от многолетнего хранения в ящике под полом начали покрываться плесенью. Едва он осторожно открыл готовую рассыпаться в руках обложку, то сразу понял: это дневник Шейна Слэтера.

А как только прочитал первую страницу, тут же осознал, что обнаружил именно то, что искал, ибо первые же слова объясняли все:

* * *

«Я совершил сделку. В госпитале проводятся испытания новой медицинской программы, и требуются добровольцы. Это, должно быть, очень опасно, поскольку любому из нас, кого удается втянуть в это дело, обещают скорое освобождение. Но нас явно обводят вокруг пальца, требуют подписать обязательство о невозбуждении против них уголовного дела. Ну и черт с ним, в лучшем случае, я выясню, к чему приложило руку правительство, а в худшем — умру. Не такая уж большая потеря для общества. Как бы там ни было, я собираюсь все подробно описать, так, на всякий случай».

* * *

Рик Мартин осторожно перелистал страницы и остановился на последнем листе дневника. Почерк Шейна Слэтера изменился. Аккуратные, четкие записи в самом начале дневника сменились небрежными каракулями, которые едва можно было разобрать:

* * *

«Со мною продолжают происходить изменения, мне становится все хуже и хуже. Изменения происходят не только с моим телом, но и с разумом тоже. Я готов умереть — я хочу умереть, как можно скорее, — но не могу. Только не сейчас. Я должен предупредить Джо, должен рассказать ему, что его ожидает. Я должен сказать ему, что очень сожалею о содеянном. Зачем со мной творили такое? Зачем вообще понадобилось делать это кому бы то ни было? Зачем я только позволил себе влюбиться в Одри? Но слишком поздно — я ничего не могу изменить, и знаю, что у меня не хватит сил убить Джо, хотя и должен так поступить. Мне кажется, что сейчас способен убить любого, кроме него. Я больше не могу сдерживаться. Я не могу больше считаться человеком. Как только наступает ночь, и во мне пробуждаются животные инстинкты, я должен выйти на охоту. Должен охотиться, как волк. Убивать свою жертву, как это делает волк. Думаю, что и умереть мне предстоит тоже, как волку. Когда-нибудь после долгого преследования меня вынудят спуститься вниз, и все будет кончено. Во всяком случае, для меня. А как же Джо? Что будет с моим сыном?»

* * *

На самом дне металлического ящика лежал еще конверт, в котором хранилась копия обязательства, подписанного Шейном Слэтером более пятнадцати лет назад, где он давал согласие на участие в медицинском эксперименте, проводимом в тюремном госпитале.

Документ санкционировал введение в его организм сыворотки, содержащей ДНК[6] «нечеловеческой разновидности», ДНК, на которую возлагалась надежда, что она успешно приживется в его собственном организме, укрепив тем самым сопротивляемость некоторым видам заболеваний.

Но эксперимент также предполагал возможность — и в документе курсивом было выделено слово «возможно» — постепенного изменения структуры его собственных генов.

«Нечеловеческой разновидностью», определенной для Шейна Слэтера, явился canis lupus.

Лесной волк.

Глава XXX

Кларк Коркоран рассматривал лежащие у него на письменном столе документы, отказываясь верить тому, что видит. Не вызывала сомнений обоснованность результатов проверки, проведенной с биологическим материалом, взятым из различных частей тела Шейна Слэтера. Проверка проводилась двумя лабораториями, причем проверялась не только кровь Слэтера, но также и его сперма.

Коркоран в последние два дня тоже провел свои собственные исследования, что, к сожалению, ни разу не пришло ему в голову за все те годы, пока у него на попечении находился Джо Уилкенсон. С каждым результатом анализов, изучением которых он и был сейчас занят, доказательства становились все более и более очевидными. И независимо от того, что разум его отказывался верить, факты просто невозможно было отрицать. Кларк вздохнул и, откинувшись на спинку своего стула, обвел пристальным взглядом лица трех человек, расположившихся вокруг его стола. Затем снял очки и начал протирать стекла, выигрывая несколько дополнительных секунд для того, чтобы собраться с мыслями.

Марианна Карпентер сидела между Чарли Хокинсом и Риком Мартином. Лицо ее было бледным, пальцы нервно перебирали носовой платок, который уже был скомкан, когда она входила вместе с Хокинсом в кабинет десять минут назад.

Сам Хокинс сидел с вытянутым лицом и прилагал максимум усилий, чтобы сохранить уверенность и беспристрастное отношение к происходящему. Но Коркоран прекрасно понимал, какие мысли одолевают в это утро юриста. Было очевидно, что накануне Хокинс провел бессонную ночь. Да и вряд ли кто-нибудь из жителей Сугарлоафа мог спокойно спать в эту ночь. А утром выяснилось, что весь предыдущий день, а также ночь, по городу расползались слухи.

Сугарлоафский оборотень.

Коркоран впервые услышал это определение, когда включил утром радио и прослушал сообщение Сэма Гилмана о событиях, происшедших на ранчо «Эль-Монте». Хотя факты, излагаемые диск-жокеем, были в большинстве своем явно поверхностны. Сугарлоафскому Сэму — имя всегда подспудно раздражало Кларка Коркорана, — не потребовалось много усилий и хитрости, чтобы раздуть свой рассказ до неимоверных размеров и распустить слухи, которые заставили любого жителя города чувствовать себя счастливчиком уже оттого, что ему вообще удалось выжить. Послушать Гилмана, так Шейн Слэтер каждую ночь в течение многих лет, крадучись, пробирался в деревню, высматривая очередную жертву, чтобы утолить свою «жажду крови». То обстоятельство, что до событий недельной давности фактически вообще не было жертв, казалось, никого не заставляло задуматься. В конце концов Коркоран, по горло сытый звучащими по радио сообщениями, не выдержал, позвонил Гилману и предложил ему сменить свое прозвище на кличку «Сугарлоафский вампир». Гилман, равнодушный к любому, кто не станет раздувать вместе с ним пламя сплетен и слухов, тут же оборвал Коркорана, и доктор отомстил ему тем, что выключил радио, одержав, тем самым, пиррову победу, ибо, прислушивался он к слухам или нет, они тем не менее продолжали распространяться. А поскольку заключения, лежавшие сейчас у него на столе, будут неизбежно обнародованы, ситуация лишь ухудшится.

Значительно ухудшится.

Рик Мартин, с покрасневшими от бессонницы глазами, пошевелился наконец на своем стуле.

— Итак? — произнес он. — Каков приговор?

Коркоран прочистил горло, затем подался вперед, тщательно подбирая слова.

— Не знаю, что и сказать, — начал он, хотя ему все было прекрасно известно, и правды уже не избежать. — Хотелось бы мне сказать Вам обратное, но не вызывает сомнений, что Марианна права. Шейн Слэтер являлся биологическим отцом Джо Уилкенсона.

Марианна мрачно кивнула.

— Судя по рассказу Оливии, Одри повела себя достаточно глупо. Очевидно, что она не имела ни малейшего представления о том, кем на самом деле являлся Рэнди Дуррелл. Она даже не знала его настоящего имени, однако же сходила от него с ума, если верить Оливии.

— А в итоге дело обернулось так, что с ума сошел именно Слэтер, — произнес Рик Мартин. Но никто в комнате даже не усмехнулся.

— Я предполагаю, что именно по этой причине она так быстро влюбилась в Теда, — продолжала Марианна. — Она была в подавленном состоянии, и, кроме того, ей было хотя бы точно известно, кто такой Тед. Я думаю, она совершила ошибку, ужасную ошибку, но...

— Да, совершила, — заметил Кларк. — Она уже забеременела от Шейна Слэтера.

Марианна медленно отвела взгляд от потускневшей фотографии, на которой были запечатлены Одри и мужчина, называвший себя Рэнди Дурреллом.

— Но Вы говорили, что с Джо все в порядке, — прошептала она: — Вы говорили...

вернуться

6

Дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) — носитель генетической информации, содержащийся в ядрах клеток живых организмов.

83
{"b":"25500","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Цветок в его руках
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
Путь журналиста
Заложники времени
Время – убийца
Воспоминания торговцев картинами
Три царицы под окном
Половинка