ЛитМир - Электронная Библиотека

Но дошла все-таки.

И сейчас она была дома, никто ее не заметил; значит, и с работы ее не выгонят.

С ней ничего не случилось сегодня вечером. А случилось с кем-то из этих проклятых гринго.

Для Марии же происшедшее было сущим подарком небес. Столько дней молилась она о том, чтобы Господь покарал нечестивых гринго. И сегодня – она знала – Всевышний услышал ее – молитвы не прошли даром.

Завтра, или в какой другой день, она узнает, кто именно был в той машине, которая, словно мешок с нечистотами, рухнула на дно большого оврага; и обязательно пойдет в церковь и поставит свечку тому из святых, в чей день ее молитвы были услышаны. Зажженная свеча – это немного, Мария знала, но души предков останутся довольны и этим скромным приношением.

Ночная тишина окутала Ла-Палому. Мария уснула глубоким сном без сновидений.

* * *

Осторожно сняв простыню с головы и плеч лежавшего на каталке тела, Бенни Коэн осматривал большую рваную рану на голове Алекса:

Он наверняка уже мертв – была первая его мысль. То есть он еще может дышать, но мозг его уже умер.

Глава 4

Эллен Лонсдейл знала – предчувствие не обмануло ее. Знала уже в тот момент, когда, открыв парадную дверь, увидела стоявшую на крыльце Кэрол Кокрэн, та комкала в пальцах мокрый платок и смотрела на Эллен покрасневшими от слез глазами.

– Алекс? – сил хватило, только чтобы прошептать.

Кэрол едва уловимо кивнула.

– Да, – прошептала она. – Он... в машине он был один...

– Один? – словно эхо, отозвалась Эллен. А где же была тогда Лайза? Разве не с Алексом? Но спросить она не успела, пытаясь сосредоточиться хотя бы на чем-нибудь – на том, что говорила ей Кэрол...

– Его отвезли прямо в Центр, – продолжала та, выйдя и плотно закрыв за собою двери. – А я отвезу тебя.

На секунду Эллен почувствовала, что ноги отказываются ей повиноваться. И откуда появилось в следующую минуту неожиданное спокойствие – она не сумела бы объяснить. Ровным движением взяла со столика ридикюль, машинально открыла его, чтобы проверить, все ли на месте. Удовлетворенно кивнув, захлопнула сумочку и, пройдя мимо Кэрол, снова распахнула дверь.

– Он... умер?

– Нет, – Кэрол замотала головой. – Он жив, Эллен.

– Тяжелый?

– Не знаю. Думаю, еще не знает никто.

В молчании обе сели в машину Кокрэнов; Кэрол резко приняла с места. Когда машина миновала поворот, Эллен смогла наконец задать мучивший ее вопрос.

– А Лайзы разве с ним не было?

– Нет, не было. Почему – я не знаю. Нам позвонили из полиции и предложили встретиться с ними в Центре – потому что Лайза с ними и тоже там. Я подумала... о, Боже, какая разница, что я подумала, не обращай на меня внимания, Эллен. В любом случае, Лайза жива и здорова... а машина Алекса, оказывается, неподалеку от гасиенды сорвалась в овраг. Они вместе были на вечеринке у Кэролайн.

– А он ведь обещал не ездить ни на какие вечеринки, – собственные слова отдавались в мозгу Эллен, как в пустоте; окончательно обессилев, она привалилась к дверце. – Он обещал... – осекшись, она молчала несколько секунд, мозг внезапно начал сам отдавать приказы. Ты не имеешь права разваливаться. Не имеешь права идти на поводу у эмоций. Ты должна быть сильной. Должна быть сильной ради Алекса. Эллен выпрямилась на сиденье.

– Впрочем, какая разница, что он обещал, – голос ее звучал ровно. – Единственное, что имеет хоть какое-то значение – удастся ли его вытянуть, или... – Повернув голову, она посмотрела на Кэрол. – Если бы ты действительно знала, тяжелый он или нет, ты бы ведь сказала мне, правда?

На секунду сняв правую руку с руля, Кэрол слегка сжала кисть Эллен.

– Ну конечно, сказала бы. И уж точно не стану советовать тебе "не волноваться".

Кэрол замолчала, и Эллен попыталась представить себе, что в принципе могло случиться с сыном. Прервав поток мыслей, она выглянула в окно, обведя взглядом давно знакомую улицу.

– Красивый у нас городок, – неожиданно вырвалось у нее.

– Что? – в голосе Кэрол звучало удивление.

– Да просто посмотрела в окно, – как ни в чем не бывало продолжала Эллен. – А смотреть в него вот так мне, знаешь, давно не случалось. Я же целый день гоняю на машине по городу, но спроси меня, какой он... А оказывается, почти ничего не изменилось со времени нашего детства.

– Да, – медленно ответила Кэрол, недоумевая, ради чего Эллен завела этот разговор. – Многое осталось прежним.

Эллен то ли усмехнулась, то ли сдавленно всхлипнула.

– Ты, видно, думаешь, я рехнулась – в такой момент рассуждать о красотах нашего города? Да нет, не волнуйся. По крайней мере, мне так не кажется. Но если я буду думать о том, что сейчас чувствую, – вот тогда точно сойду с ума.

– А... что ты чувствуешь? Если не хочешь, не говори, я...

– Я чувствую, что он умер, – медленно выговаривая слова, ответила Эллен. – Чувства именно это мне подсказывают. Но на самом деле это не так. Я... я не дам ему умереть, слышишь!?

* * *

Эллен обвела взглядом группку людей, столпившихся в приемной реанимационного отделения. Большинство лиц были ей знакомы, хотя некоторых имен она не помнила, другие же, однако, сразу всплывали в мозгу.

Лайза Кокрэн.

Она сидела на кушетке, прижавшись к отцу; с ней о чем-то разговаривал полицейский. Увидев Эллен, Лайза немедленно вскочила и кинулась к ней на шею.

– Простите, простите, – прорыдала она. – О, миссис Лонсдейл, простите меня, пожалуйста. Ведь я совсем не хотела...

– Что произошло? – бесцветным голосом спросила Эллен.

– Я... я сама не поняла толком, – всхлипывала Лайза. – Мы... мы поссорились... но вовсе не сильно... и я решила пойти домой одна. Алекс, должно быть, решил догнать меня – и вел слишком быстро... – торопясь, Лайза сообщала немногие известные ей подробности, но Эллен слушала ее вполуха. И обе не замечали, что люди, находящиеся в комнате, в полном молчании смотрят на них.

– Так что... это из-за меня, – закончила Лайза. – Это я виновата во всем...

Эллен легонько погладила Лайзу по щеке, затем поцеловала девушку.

– Нет, – тихо сказала она. – Ни в чем ты не виновата. Тебя ведь не было в машине; ты не должна себя ни в чем винить.

Обернувшись, она принялась искать взглядом Барбару Фэннон, и увидела ее.

– Где он сейчас? – спросила ее Эллен. – Где Алекс?

– В операционной. Фрэнк и Бенни там же. А Марш у себя в кабинете, я тебя провожу.

Когда Эллен вошла в кабинет мужа, Марш сидел за столом, глядя перед собой невидящим взглядом, на столе – пустой стакан. Увидев ее, встал, вышел из-за стола и порывисто обнял.

– Ты была права, – этого свистящего шепота она никогда у него раньше не слышала. – Боже мой, как ты была права, Эллен...

– Он мертв? – спросила Эллен в ответ.

Марш отшатнулся, словно его ударили.

– Кто... кто сказал тебе это?

Эллен сильно побледнела.

– Никто. Я просто... просто у меня снова было предчувствие.

– Ну, на этот раз ты ошиблась, – вздохнул Марш. – Он жив, хвала Господу.

Эллен помолчала.

– Но если он жив... Марш, почему я не чувствую, этого?

– Не знаю. Но он жив, Эллен. В тяжелом состоянии, но живой.

Казалось, время остановилось, когда, подняв голову, Эллен пристально смотрела мужу в глаза. В конце концов губы ее тихо произнесли сказанное до того Маршем:

– Он жив. Он жив, знаю. Он не умрет.

И по опавшим щекам женщины, решившей быть сильной ради сына и мужа, потекли слезы.

* * *

Между тем в операционной Фрэнк Мэллори осторожно и тщательно удалил последний различимый фрагмент раздробленной черепной кости с поверхности полушарий мозга и взглянул на монитор.

По всем правилам парень уже давно должен быть в раю.

Но мониторы бесстрастно выдавали иную информацию – в пациенте теплилась жизнь.

Был пульс – нитяной, слабый, но постоянный.

12
{"b":"25501","o":1}