ЛитМир - Электронная Библиотека

Здание это, как и многие другие, было совершенно незнакомо ему, но класс он нашел без затруднений. До звонка оставалось всего несколько минут. Войдя, Алекс направился к свободному столу рядом с Лайзой Кокрэн. Но сесть не успел – подошедший учитель, которого он, быстро перебрав в памяти фотографии в школьном календаре, вспомнил как мистера Хэмлина, сказал Алексу, что его ждет в своем кабинете директор. Алекс бросил вопросительный взгляд на Лайзу, но та лишь пожала плечами и покачала головой. Алекс молча вышел из класса и направился через площадь к административному корпусу.

Едва войдя в здание, Алекс почувствовал – здесь он точно уже бывал. Да, он уже видел раньше эти ореховые панели на стенах; остановившись на мгновение, Алекс осмотрел вестибюль, чтобы запомнить его.

А слева должна быть стеклянная стена... и она была там, и через нее были видны несколько столов с пишущими машинками, за ними сидели машинистки.

Теперь прямо, направо за угол... два коридора, расходящиеся в противоположные стороны. Не раздумывая, Алекс свернул в левый. Вот он, кабинет – вторая дверь слева.

Он постучал.

Дверь открыла женщина в белом халате.

– Вы кого-нибудь ищете?

Алекс сглотнул слюну.

– Я ищу кабинет мистера Айзенберга. Но... это не здесь, наверное?

Женщина улыбнулась и покачала головой.

– Он в противоположном крыле. Первая дверь направо.

– Спасибо, – кивнул Алекс. Повернувшись, он зашагал обратно к вестибюлю.

Значит, он ошибся. Но ведь когда он вошел в здание, то сразу узнал и вестибюль, и точно помнил, где находится кабинет директора. Но, оказывается, перепутал.

Значит, вспомнить он все же не может ничего.

Но пока он шел по коридору к кабинету директора, его не покидало ощущение, что он все же вспомнил. И когда, уже в кабинете, секретарша директора поднялась, улыбаясь, навстречу Алексу, он решил, что понял, в чем дело.

– Вам нравится ваш новый кабинет... мисс Дженнингс? – спросил он.

Улыбку на лице секретарши словно выключили.

– Новый кабинет? – она растерянно обвела взглядом стены. – Что... о чем ты говоришь, Алекс?

– А разве кабинет мистера Айзенберга не находился в прошлом году там, где сейчас эта женщина в белом халате?

Поколебавшись, секретарша отрицательно покачала головой.

– Его кабинет все время был здесь, – она виновато улыбнулась. – Проходи, пожалуйста, и не бойся ничего. С тобой все будет в порядке.

Подойдя к двери, Алекс осторожно постучал – так же, как стучал он в дверь кабинета доктора Торреса.

– Войдите!

Открыв дверь, Алекс шагнул в кабинет. По фотографии в школьном календаре он сразу узнал лицо сидевшего за столом человека, вспомнил и его имя, но готов был поклясться, что раньше никогда не видел его.

* * *

Дэн Айзенберг с усилием поднял свои двести фунтов с широкого кресла с подлокотниками и, перегнувшись через стол, протянул Алексу руку.

– Алекс! Рад видеть тебя снова, мальчик мой!

– Я тоже очень рад видеть вас, сэр, – кивнул Алекс, заколебавшись лишь на какой-то неуловимый миг перед тем, как пожать руку директора. Широким жестом тот указал Алексу на стул перед своим столом.

– Прости, что пришлось потревожить тебя в самом начале семестра, – начал он. – Но, понимаешь, у нас тут возникла небольшая проблема...

Лицо Алекса оставалось абсолютно бесстрастным.

– Но мисс Дженнингс сказала, что со мной все будет в порядке, сэр.

– Безусловно, мой мальчик, – закивал Айзенберг. – Но видишь ли, на днях я имел удовольствие беседовать с доктором Торресом. И он предложил нам... вернее, мы должны предложить тебе пройти кое-какие тесты – по его рекомендации. – Он внимательно всматривался в лицо Алекса, но выражение словно стерли с него. – Эти тесты, видишь ли, могут оказаться полезными для того, чтобы...

– Выяснить, все ли я забыл, – безучастным тоном проговорил Алекс.

Дэн Айзенберг отметил про себя, что этот странный подросток в подобных вопросах разбирается гораздо лучше него.

– Верно. Я понимаю так, что доктор Торрес и с тобой успел побеседовать...

– Нет. Просто это было бы логично, ведь правда? То есть я хочу сказать – вам же трудно будет решить, в какой класс меня определить, не зная, что я помню, а что – не помню.

– Именно, именно. – Из ящика стола Дэн извлек пачку бумажных листов. – Вот... помнишь это? – Алекс взглянул на бумаги, испещренные какими-то вопросами, и покачал головой. – Это обычные анкеты для школьников – ты сам заполнял такую же прошлой осенью и должен был бы еще раз заполнить в начале лета, если бы...

– Если бы не попал в аварию, – закончил за него Алекс. – Не беспокойтесь, мистер Айзенберг, мы можем поговорить и об этом – только аварию я тоже не помню... почти. Точнее, знаю, что она произошла.

Айзенберг кивнул.

– Доктор Торрес говорил мне, что в твоей памяти еще очень много пробелов...

– Но я занимался все лето, – Алекс не сводил с директора бесстрастного взгляда. – Отец хочет, чтобы на следующий год меня перевели в класс высшей ступени, сэр.

"Вот уж это, – подумал про себя Дэн Айзенберг, – маловероятно". Судя по тому, что успел рассказать ему Торрес, парню придется начинать с курса начальной школы – по крайней мере, с самых основных дисциплин.

– Дай нам немножко подумать, хорошо? – успокаивающе кивнул он Алексу. – А тесты... не согласился бы ты заполнить анкеты сегодня?

– Хорошо, сэр.

Десять минут спустя в пустом классе секретарша мисс Дженнингс объясняла Алексу систему тестирования школьников – за определенное количество времени он должен успеть ответить на определенное количество вопросов.

– И не беспокойся, пожалуйста, если ты не сможешь ответить на все, – ободряюще улыбнулась она. – Они и не рассчитаны на это. Ну, готов? Начали!

Пододвинув к себе первый лист, Алекс галочками начал отмечать ответы, казавшиеся ему правильными.

* * *

Дэн Айзенберг с дежурной улыбкой поднял голову от стола, но улыбка разом сползла с его лица – в глазах вошедшей мисс Дженнингс читалось лишь разочарование. Взглянув на часы, он отметил про себя – с того момента, как Алекс начал работать с тестами, прошло лишь полтора часа.

– Что случилось, Мардж? Он... не справился?

Секретарша озабоченно покачала головой.

– По-моему, этого не нужно было и начинать...

– Но вы же объяснили ему, как заполнять анкеты?.. Два варианта – верный и неверный, так?

Мардж кивнула:

– И еще переспрашивала его, все ли он понял... каждый раз, когда он вручал мне заполненный листок. Но он отвечал мне, что да, понял... и вот уже все сделал...

Айзенберг перебил ее.

– Так сколько листов он успел заполнить?

Мардж потерянно вздохнула.

– Все.

– Все? – поднял брови директор. – Но... но это же невозможно. Тесты рассчитаны как минимум на целый день... и даже за это время с ними, как правило, до конца не справляются.

– Да, я знаю... Поэтому мне кажется, что он ставил галочки просто наугад, не читая вопросов... Не уверена, что эти результаты стоит даже обрабатывать... хотя... – она протянула директору пачку листов. Айзенберг взял верхний и сунул его в шаблон, который извлек из ящика.

В каждой из двух десятков квадратных прорезей шаблона, обозначавших правильные ответы, стояла аккуратная галочка. Дэн нахмурился, затем взял шаблон для второго листа... Потом, не говоря ни слова, третий, четвертый... Наконец он откинулся в кресле, полуприкрыв глаза, в уголках его рта застыла скептическая улыбка.

– Прелестно, – наконец проговорил он. – Просто-таки восхитительно. – Улыбка постепенно превратилась в мрачную усмешку. – На самом-то деле он сколько успел заполнить... листа два-три?

На сей раз недоуменно поползли вверх брови Мардж.

– Что вы имеете... о чем, ради Бога, вы говорите?

– О вас, моя милая, – с той же усмешкой ответствовал Айзенберг. – Вы же нарочно пришли раньше, чтобы заполнить анкеты за него. Должен вам сказать, что вы зашли слишком далеко. Неужели вы рассчитывали, что я куплюсь на это?

29
{"b":"25501","o":1}