ЛитМир - Электронная Библиотека

Но теперь его уверяли, что он почти гений, и отец собирался отвезти его в Пало Альто на какой-то специальный курс. Хотя судя по тому, что он слышал в машине, этого не случится. Доктор Торрес хочет, чтобы Алекс пока остался здесь.

И это, подумал он, может быть, к лучшему. Его заботило совершенно другое – он старался понять, почему сегодня днем в школе он вдруг вспомнил что-то на редкость ясно и отчетливо, что-то – будто увидел сквозь плотный туман, а многое так и осталось неузнанным.

Он знал, что подобная избирательность памяти скорее всего связана с травмами. Однако это никоим образом не проясняло происходящее с ним. Да, многие связи в мозгу нарушены, но почему то, что он вспоминает, предстает перед ним искаженным? Все должно быть иначе – либо он помнит, либо нет. Должна быть какая-то причина... этим странным воспоминаниям.

Поразмышляв еще некоторое время, он пришел к выводу – необходимо постараться как-то удержать в памяти, что и как он запомнил... и, может быть, проявится какая-то закономерность в этих странных вспышках памяти.

А если проявится, то можно будет попытаться понять, по какой причине они кажутся ему странными.

И еще эта женщина... Мария Торрес.

Когда он пришел сегодня домой, то обнаружил ее в своей комнате... и ему вдруг показалось, что он узнал ее. Лишь на сотую долю секунды – затем острая боль вдруг пронзила мозг и воспоминание исчезло. Спустя пару секунд, он понял: не лицо этой женщины показалось ему знакомым – ее глаза. Такие же черные и пронзительные, как у доктора Торреса.

Увидев его, она улыбнулась, кивнула и быстро выскользнула из комнаты.

Он почти забыл об этом случае, если бы не эта мгновенная боль в мозгу.

Она давно прошла, но память о ней почему-то осталась.

Глава 10

По упрямому выражению на лице Лайзы Кэйт Льюис поняла – спорить больше не о чем. Разговор окончен, и Лайза, как всегда, сумела настоять на своем. И она права – это Кэйт тоже понимала. Но сдаваться без боя не хотелось ни за что.

– Но если он все-таки не пойдет? – снова спросила она Лайзу.

– Пойдет, – упрямо кивнула Лайза. – Я уговорю его. Ты же знаешь, я могу убедить его в чем угодно.

– То раньше, – пожала плечами Кэйт. – А с тех пор, как он вернулся, он какой-то... совсем другой. Мне даже кажется, что мы все ему безразличны.

В ответ Лайза только вздохнула. В который раз она пыталась объяснить Кэйт и Бобу, что они далеко не безразличны Алексу – как и все его старые друзья, просто он пока не может выразить этого так, чтобы им было понятно. На Боба и Кэйт, похоже, ее объяснения мало действовали.

– Если мы все же собираемся в Сан-Франциско, – в третий раз начал Боб, – то ехать надо с теми, с кем хоть можно оттянуться как следует. А Алекс – он теперь только вопросы задает, как маленький ребенок.

Все трое сидели в их излюбленном месте отдыха – крохотном кафе под названием "У Джека", прославившемся исключительной пиццей и разнообразными видеоиграми. Игры, однако, успели порядком им надоесть, поэтому приходили сюда теперь в основном ради пиццы – по вкусу, сказать по правде, не такой уж исключительной, зато исключительно дешевой. Сегодня собрались за столиком, над которым висел монитор с популярной некогда игрой "Пленник гоблинов", на монитор, однако, никто не обращал внимание – Лайза изо всех сил старалась убедить Кэйт и Боба взять Алекса с собой, однако друзья, похоже, отнюдь не разделяли ее точку зрения. Хозяин заведения – как нетрудно догадаться, его и звали Джек – внимательно прислушивался к их разговору, но не встревал в него – за это, кстати, его гостеприимный кров ценили больше, чем за пиццу и видеоразвлечения. Однако неожиданно его массивная фигура выросла прямо над их столиком.

– Решайте, ребята, – он кивнул в сторону двери. – Алекс только что пришел и направляется к вам.

Кэйт и Боб с виноватым видом потупились, Лайза, увидев шедшего к их столику Алекса, помахала ему:

– Давай сюда!

Казалось, Алекс раздумывает, но это продолжалось всего секунду. Подойдя, он сел на свободный стул рядом с Лайзой.

– Привет. Я искал вас после уроков, но вы, похоже, не дождались меня. Что новенького?

Кинув на Кэйт и Боба укоризненный взгляд, Лайза решила разом покончить со спором.

– Мы тут говорили о том, чтобы двинуть в субботу во Фриско. Ты с нами?

Алекс недоуменно наморщил лоб.

– Фриско? А что это?

– Сан-Франциско, – объяснила Лайза, делая вид, что не замечает постной физиономии Боба Кэри. – Его все называют так. Так ты с нами едешь?

– Надо у предков спросить.

– Да вот как раз и не надо, – заметила Лайза. – Потому как если ты у них спросишь, они спросят у моих, те пойдут к предкам Кэйт, а потом все дружно покажут нам фигу. Мы просто возьмем и поедем.

Бобу, по всей видимости, наскучило выяснение – выудив из кармана четвертак, он сунул его в щель на мониторе, и по экрану заплясали зеленые гоблины, преследовавшие бедного Пэка. Лайза, уверенная в том, что он сделал это исключительно для того, чтобы не общаться с Алексом, кинула на Боба свирепый взгляд, но тот всецело был поглощен игрою. Повернувшись, Лайза обнаружила, что и глаза Алекса прикованы к маленькому желтому человечку, ловко уворачивавшемуся от зеленых уродцев – в игре Боб толк знал.

– А это для чего? – спросил Алекс.

Этого, сообразила Лайза, он тоже не помнит – и начала терпеливо объяснять Алексу правила игры. Слушая ее, Алекс внимательно следил за действиями Боба. Через пару минут тот закончил игру.

– Хочешь, покажу тебе, как надо? – вдруг спросил Алекс. Боб удивленно уставился на него.

– Да ты и правил-то толком не знаешь!

Сунув четвертак в щель автомата, Алекс оплел пальцами рычаг джойстика. Маленький человечек на экране ловко уворачивался от преследующих его голодных зеленых гоблинов, ни разу даже не подпустив никого из них близко. Внезапно гоблины стали синими – теперь была очередь Алекса ловить их, через несколько секунд на светящемся поле не осталось ни одного гоблина. Количество заработанных Алексом очков в углу экрана достигло трехзначной цифры.

Закончив игру и отпустив джойстик, Алекс равнодушно следил за тем, как снова появившийся на экране человечек был тут же проглочен ближайшим гоблином, появился снова – и был снова проглочен.

– Все просто, – заметил он. – В этой игре есть определенная логика, достаточно усвоить ее – и уже никогда не проиграешь.

Боб внимательно смотрел на него:

– А почему раньше у тебя этого не получалось? Алекс нахмурился, затем пожал плечами.

– Не знаю, – признался он.

– Какая тебе разница, – напустилась на Боба Лайза. – Мы говорили о поездке во Фриско! Алекс, так ты едешь с нами – или как?

Алекс с минуту подумал, затем утвердительно кивнул.

– Да. А когда мы отправляемся?

– Родителям мы скажем, что едем на пляж в Санта-Крус, – начала объяснять Лайза. – Я даже для маскировки с собой еды захвачу. Тогда выехать мы сможем пораньше.

– А если засекут? – спросила Кэйт.

– Не засекут, – ответил Боб, все так же внимательно глядя на Алекса. – Если только кто-нибудь не заложит.

– Не дрейфь, – успокоила его Лайза. – Стукачей у нас нет.

Допив наконец остатки колы, которую заказала час назад, Кэйт поднялась со стула.

– Ладно, мне надо домой. Если мать придет с работы, а обед еще не готов, она мне голову отвернет, это точно.

– Может, поехать с тобой? – предложила Лайза. Хотя говорить об этом было не принято, о проблемах отца Кэйт им было хорошо известно.

Кэйт покачала головой.

– С отцом пока все в порядке... только через недельку ему придется снова лечь в лечебницу. Сейчас он просто сидит все время перед теликом и тянет пиво. Господи! Хоть бы мать его совсем выставила...

– Ты что! – Боб бросил на нее укоризненный взгляд.

– А ничего! – неожиданно взорвалась Кэйт. – Ты бы послушал, как он сидит и вещает о том, что, мол, собирается сделать то-то и то-то, а я-то знаю, что делать он может только одно – напиваться до чертиков. Если могла бы, я в от них давно съехала, и дело с концом!

32
{"b":"25501","o":1}