ЛитМир - Электронная Библиотека

Встав, Марш крепко обнял жену.

– Да, ты во всем права, просто мне иногда бывает трудно с собой справиться. – На его лице появилась невеселая усмешка. – Мне кажется, я теперь понимаю, почему врачи предпочитают не пользовать членов собственных семей. – Поцеловав Эллен, он взглянул на дверь. – Пойду и попытаюсь перед ним извиниться.

Но когда он вошел в комнату Алекса, сын крепко спал. Было похоже, что даже отцовский гнев оставил его безучастным. Подойдя, Марш тихонько положил руку на плечо Алекса.

– Прости, сынок, – прошептал он. – Прости за все, если сможешь.

Повернувшись во сне, Алекс сбросил с плеча его руку.

Глава 11

Субботним утром, около девяти, по шоссе Бейшор-фривэй мчался бежевый "вольво", за рулем которого сидел Боб Кэри. Машина принадлежала его отцу. На заднем сиденье, рядом с Лайзой, сидел Алекс, внимательно прислушиваясь к болтовне трех друзей и одновременно разглядывая расстилавшуюся за окном местность. Знакомой она ему не казалась, но он старался удержать в памяти названия на всех указателях, проносившихся мимо, – Редвуд-Сити, Сан-Карлос, Сан-Матео; вскоре вдали показался океан. Алекс был уверен, что, когда они поедут обратно, он вспомнит все названия.

Через несколько миль Боб свернул с шоссе.

– Ты куда это? – всполошилась Кэйт. – Шоссе же ведет прямо во Фриско!

– В пригород, к ближайшей станции метро, – объяснил Боб, не поворачиваясь.

– Кому нужно это твое метро? – Кэйт презрительно скривила губы.

– Мне, например, – пожал плечами Боб. – Я вообще люблю ездить на метро, к тому же уродовать отцовскую тачку в таком адовом пекле, как Фриско, не собираюсь. Потому как тебе придется выдумывать, что сказать нашим предкам, если телега из полиции за разбитый бампер придет из Фриско, в то время как мы собирались вроде в Санта-Крус. Лучше не рисковать.

Кэйт, похоже, не собиралась сдаваться, но Лайза жестом остановила ее.

– Боб прав, – заметила она. – Мне пришлось час уговаривать родителей, чтобы они позволили мне не брать с собой Ким. Так что если нас поймают – влетит здорово. К тому же подземка во Фриско – это класс!

Сорок минут спустя они уже выходили из метро на поверхность. Оглядевшись, Алекс сразу узнал район. Вчера в книжном магазине в Ла-Паломе он купил путеводитель по Сан-Франциско и всю ночь изучал его. Город, окружавший его, выглядел в точности как на картинке в путеводителе.

– Поехали на трамвае до Рыбацкой Пристани, – предложил он.

Глаза Лайзы изумленно расширились.

– А откуда ты знаешь, что туда ходит трамвай?

В первый момент Алекс не нашелся, что ответить, затем, сообразив, указал на вынырнувший из-за поворота трамвай, на табличке над кабиной водителя значилось: "Рыбацкая Пристань".

Обойдя район Пристани, они отправились в центр города, до Норт-Бич, оттуда – пешком до Китайского квартала. Вокруг было много народа. Внезапно Алекс резко остановился. Лайза обернулась к нему, но он, казалось, ее не видел. Его глаза ощупывали лица прохожих, словно он силился отыскать знакомого.

– Алекс, что случилось? – спросила Лайза. Целое утро все было хорошо, и вот... Правда, Алекс опять задавал вопросы, но гораздо меньше, чем всегда, и – странно – он как будто точно знал, где они находятся, и даже показывал им дорогу. Однажды, когда они чуть было не заблудились, Алекс вывел их, и когда Лайза пристала к нему, откуда он знает дорогу, признался, что запомнил все указатели на домах, пока они ехали на трамвае до Пристани.

Сейчас же он, казалось, находился в полной растерянности.

– Алекс, что случилось? – повторила Лайза.

– Эти люди, – тихо произнес Алекс. – Кто они? Они совсем на нас не похожи.

– О, Господи, – простонал Боб.

– Это китайцы, – принялась объяснять Лайза, старясь, чтобы ее голос звучал ровней. – И не пялься так на них, Алекс. Это неприлично, в конце концов.

– Китайцы, – повторил Алекс. Повернувшись, он снова пошел за друзьями, но взгляд его не отрывался от лиц прохожих, сновавших вокруг него. И вдруг произнес: – Китайцы строили железную дорогу. – Затем быстрее: – Железнодорожные магнаты, Коллинз П. Хантингдон и Лейланд Стэнфорд, ввозили их в страну тысячами. Сейчас китайская община Сан-Франциско – одна из самых больших в мире.

Лайза удивленно уставилась на Алекса, затем догадалась.

– Путеводитель, – кивнула она. – Ты читал путеводитель, верно?

Алекс кивнул.

– Мне не хотелось весь день мучить вас вопросами, – объяснил он. – Я знаю, вам это не очень нравится. Вот я и прочитал.

Глаза Боба подозрительно сощурились.

– Прочитал? То есть ты хочешь сказать – ты прочел всю книжку от корки до корки только потому, что мы собирались ехать сюда?

Алекс снова кивнул.

– Но как можно запомнить все, что там написано? И... кому это нужно? Бога ради, Алекс, мы же приехали просто пошататься по городу...

– А по-моему, это здорово. – Кэйт повернулась к Алексу. – А ты действительно запомнил все улицы, пока мы ехали на трамвае?

– В общем, нет, – признался Алекс. – У меня была карта. Вот ее я выучил.

– Бред какой-то! – не унимался Боб. – Ну, тогда где находится испанская миссия?

Алекс раздумывал всего пару секунд.

– На углу Шестнадцатой и авеню Долорес. В том квартале еще есть парк.

– Ну что? – Кэйт повернулась к Бобу. – Правильно?

– Не знаю, – признался Боб, его лицо медленно заливала краска. – Да какая разница, в самом деле, где она?

– Кому как, – пожала плечами Лайза. – А как туда доехать?

– Вниз, к Маркет-сквер, потом вверх по авеню Долорес, потом налево.

– Тогда поехали!

Небольшое белое здание миссии, к которому примыкало маленькое кладбище, оказалось именно там, где утверждал Алекс. Вид у здания был странный – казалось, оно съежилось, понимая, что давно уже не представляет из себя ничего, кроме ветхой реликвии некогда славного, но далекого прошлого испанского поселения. У миссии отобрали даже ее название – Сан-Франсиско де Асис, и многие поколения называли ее просто миссией Долорес – для краткости. "Долорес" означает по-испански "скорбный"; и это имя как нельзя более подходило маленькому печальному зданию.

– Войдем внутрь? – спросила Лайза.

– Чего мы там не видели? – заныл Боб. – У нас в городке точно такая же! Нас таскают туда с классом почти каждый год!

– А Алекс? – возразила Лайза. – Он наверняка не помнит нашу миссию. А эту и ты не видел. Так что вперед!

Ведомые Лайзой, они вошли под своды маленькой церкви, вышли через противоположные двери в сад, и неожиданно огромный город за высокой каменной стеной сада словно исчез – здесь, в тени огромных платанов, ничто о нем не напоминало.

Сад, ухоженный, прибранный – два прошедших века словно не коснулись его, – еще сохранял буйные краски лета, хотя опавшие листья уже вымостили дорожки всеми оттенками золота. В дальнем углу сада виднелись поросшие мхом камни старого кладбища.

– Туда, – вдруг тихо произнес Алекс. – Пойдемте туда.

Что-то в его голосе обеспокоило Лайзу – повернувшись, она взглянула Алексу прямо в глаза. И вздрогнула – в первый раз за многие месяцы глаза его были живыми.

– В чем дело, Алекс? – спросила она так же тихо. – Ты вспомнил что-нибудь, да?

– Не знаю, – прошептал Алекс. Он медленно шел по тропинке, ведущей к кладбищу, не сводя глаз с его замшелых камней.

– Кладбище? – догадалась Лайза. – Ты его вспомнил?

Алекс словно не расслышал ее вопрос. В его мозгу вспыхивали и тут же пропадали странные образы. Он не мог различить их, но знал, что все они как-то связаны с этим местом. Он чувствовал, как его постепенно начинает бить дрожь, и пошел чуть быстрее.

– Что с ним? – встревоженно спросила Кэйт. – Вид у него кошмарный.

– По-моему, он что-то вспомнил, – ответила Лайза.

– Лучше нам пойти с ним, – подал голос Боб, но Лайза отрицательно покачала головой.

– Пойду я одна. А вы подождите нас тут, о'кей?

35
{"b":"25501","o":1}