ЛитМир - Электронная Библиотека

"Venganza... asesinos... venganza..."

Посторонний звук привлек его внимание. Обернувшись, он увидел женскую фигуру, стоявшую в освещенном прямоугольнике открытой входной двери.

* * *

– Алекс? – Валери Бенсон удивленно посмотрела на него. – Ты... с тобой все в порядке?

Сидя в комнате за вязанием, она услышала, как кто-то открыл ворота, но привычного треньканья дверного звонка за этим не последовало. Подойдя к двери и посмотрев в глазок, Валери увидела вошедшего во двор Алекса Лонсдейла. Но когда она открыла дверь и позвала его, юноша, казалось, ее не слышал.

И теперь он стоял и в упор смотрел на нее, а Валери все не могла понять, слышит ли он ее слова или...

– Алекс, в чем дело? Случилось что-нибудь?

– Ladrones, – прошептал Алекс. – Asesinos...

Недоуменно нахмурившись, Валери отступила на шаг. Что он там говорит? Убийцы? Грабители? На мгновение мелькнула мысль – что, если он параноик или того хуже...

– А... а Кэйт ушла, – стараясь двигаться медленно, Валери взялась за ручку двери. – Если ты к ней, то она не скоро вернется...

Она уже закрывала дверь, когда Алекс, метнувшись вперед, сбил Валери с ног на выложенный плиткой пол кухни. Пригвожденная его весом, Валери пыталась вырваться, но было уже слишком поздно...

Разжав пальцы, Алекс долго смотрел на лежавшее перед ним неподвижное тело женщины.

– Venganza, – удовлетворенно прошептал он. – Venganza...

* * *

Распахнув дверь пиццерии, Алекс вошел и не спеша огляделся. В этот час "У Джека" народа обычно не было, однако за столиком в углу он обнаружил веселую компанию – Кэйт Льюис, Боб, Лайза и еще пара ребят. Сложив уже привычным движением губы в улыбку, Алекс подошел к ним и поздоровался.

– Привет. Вечеринка для избранных, или я могу тоже присоединиться?

За столиком наступило молчание. Алекс заметил, как сидящие неуверенно переглядываются, но улыбка, как приклеенная, застыла на его лице. Наконец, пожав плечами, Боб подвинулся ближе к Кэйт, освобождая Алексу место. Затянувшееся молчание нарушила наконец Лайза, объявив, что ей пора домой.

Алекс вовремя позаботился о том, чтобы сменить выражение лица – теперь на нем читалось явное разочарование.

– Но я ведь только пришел... – запротестовал он.

Лайза с подозрением взглянула на Алекса.

– А мне казалось, тебе все равно, останусь я или нет, – пожала она плечами. – То есть нам вообще всем кажется, что тебе уже все до лампочки.

Алекс кивнул, в душе надеясь, что ему удастся придать голосу нужную интонацию.

– Я... я знаю... – нерешительно начал он. – Но, по-моему, все меняется понемногу. Мне кажется... – Он опустил глаза – он видел, что другие делают так, когда им трудно что-нибудь высказать. – Мне кажется, я снова начинаю чувствовать, как все люди. И... на самом деле я люблю всех вас и прошу извинить, если чем-нибудь вас обидел.

Сидевшие за столом снова переглянулись, и опять воцарилось молчание. На сей раз его нарушил Боб Кэри:

– Ладно, старик, чего там... все ерунда.

И, глядя, как светлеют их лица, Алекс понял, что победил.

Они поверили ему. Сыграл он блестяще.

Но, когда за столом потек неспешный, обыденный разговор, Алекс начал вдруг сомневаться в своем успехе.

Он заметил, что Лайза Кокрэн все же старается не разговаривать с ним.

Лайза же была отнюдь не расположена поверять Алексу свои мысли. Она думала о том, что поведение ее бывшего приятеля сейчас неискренне.

До аварии она всего лишь раз или два слышала, как Алекс говорил о своих чувствах – неизменно при этом краснея, теряясь и глядя в сторону.

Хотя сейчас он тоже заговорил о них впервые после аварии, и тоже с трудом подбирал слова...

Но на этот раз он не покраснел и не растерялся.

Глава 20

– Нет, Боб, идем со мной. Ну пожалуйста!

Лица Кэйт Боб не видел – уже было совсем темно, но по тому, как дрожал ее голос, понял – она сильно напугана. Положив руку на плечо девушки, Боб напряженно вглядывался в темный силуэт дома. Вроде все выглядит как обычно. Только ворота вот...

Ворота во внутренний двор были распахнуты настежь, хотя Боб точно помнил, что закрыл их после того, как выехал.

– Да все нормально, – Боб изо всех сил пытался придать голосу уверенность, которую на самом деле ощущал все меньше. – Может, мы их просто забыли закрыть.

– Закрыли, – всхлипнула Кэйт. – Я точно помню.

Боб вышел из машины и, обогнув ее, открыл дверцу с той стороны, где сидела Кэйт. Та, однако, не спешила подниматься с сиденья.

– Может, вызвать полицию... – едва слышно прошептала она.

– Только потому, что открыты ворота? – хмыкнул Боб, в душе понимая правильность такого решения. – Они подумают, что у нас не все дома, Кэйт.

– Нет, не подумают, – снова всхлипнула Кэйт. – После того, что случилось...

Боб отрицательно покачал головой, внутренне не переставая убеждать себя, что сами по себе открытые ворота еще ничего не значат. В конце концов, их могло распахнуть и ветром... Да, кстати, и миссис Бенсон могла отправится в город и оставить их открытыми. Может быть, ее и дома-то сейчас нет. Нужно проверить.

– Оставайся здесь, – велел он Кэйт. – А я посмотрю, кто дома.

Войдя во внутренний двор дома, Боб огляделся. Над дверью черного хода горел яркий свет, так что были хорошо видны все уголки небольшого садика, занимавшего почти весь двор. Все выглядело абсолютно нормальным, но он внезапно почувствовал – что-то не так.

Рассудив, что все эти страхи – лишь плод разыгравшегося воображения, Боб не спеша направился к входной двери. Сейчас он позвонит, миссис Бенсон откроет – будет повод посмеяться потом над собственной мнительностью.

На звонок никто не открыл. Боб позвонил еще раз, подождал, затем подергал дверную ручку. Дверь оказалась запертой. Медленно, пятясь, он отошел от двери, затем бегом кинулся к машине, где ждала его Кэйт.

– Дома ее нет, – сообщил он, тяжело дыша. – Должно быть, вышла куда-то. – Но, заканчивая фразу, он уже понимал, что и сам не верит в нее. Забравшись на сиденье, он включил зажигание.

– А куда мы теперь? – с тревогой спросила Кэйт.

– Сделаем, как ты хочешь – поедем в полицию. Что-то здесь, мне кажется, не в порядке...

Пятнадцать минут спустя "порше" Боба въехал во двор вслед за черно-белым патрульным автомобилем.

– Оставайтесь в машине, – помахал им один из патрульных, его напарник уже шагал к двери в дом. – Если тут что-то неладно, не хватало еще с вами нянчиться. – Убедившись, что ребята сидят смирно, Роско Финнерти в несколько шагов преодолел отделявшее его от крыльца расстояние. Том Джексон, стоя у двери, держал палец на кнопке звонка.

– Вышла куда-нибудь, – досадливо поморщился Финнерти. – Но ребят винить особо не следует – после того случая, понятно, они еще не пришли в себя. – Поняв, что открывать им, как видно, не собираются, Финнерти подошел к окну и посветил фонариком внутрь. – Ч-черт, – он произнес это еле слышно, но Джексон давно научился распознавать интонацию своего напарника.

– Там она?

Финнерти кивнул.

– На полу, как и в тот раз... И тоже никакой крови. Не вижу, по крайней мере. На, взгляни сам.

Встав рядом с напарником, Джексон заглянул в окно.

– Может, просто потеряла сознание.

– Да хорошо бы, – ответил Финнерти. И он, и Джексон знали, что ни на йоту не верят в это. – Пойди спроси у девчонки... как ее фамилия... Льюис, наверняка у нее есть ключ. Только про это вот не говори пока. А будешь спрашивать про ключ – проследи за ее реакцией.

Джексон сглотнул.

– Не думаешь же ты, что...

– Понятия я не имею, что тут думать, – глухо зарычал Финнерти. – Только я об заклад готов биться – Эл Льюис свою жену не убивал... а у меня из головы не идет та позапрошлогодняя история в Мэрине, когда парень с девкой угрохали ее родителей, а потом еще до утра развлекались. Так что иди и спроси – есть, мол, у тебя ключ? – а сам глаза раскрой пошире.

57
{"b":"25501","o":1}