ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Она не объясняет, он не догадывается. Японское искусство диалога без ссор
Бумажная принцесса
Душа моя Павел
Правила соблазна
История матери
Ледяной укус
Слишком красивая, слишком своя
Между мирами
Квартира. Карьера. И три кавалера

– Шейла, видишь ли, я... я не просила Алекса срезать эти лозы. Ты уверена, что это был он?

Несколько мгновений Шейла в недоумении смотрела на нее, затем, словно опомнившись, произнесла:

– Совершенно уверена. Думаете, я бы позволила кому незнакомому их срезать? Часа два назад я тут его видела, а потом ушла в дом, дела какие-то были. А когда опять вышла, гляжу – виноградные лозы все срезаны, а Алекса и след, извините, простыл. Я думала, может, в дом обедать отправился или там еще что...

Эллен перевела взгляд на дом.

– Если так, может, он еще обедает, – произнесла она вслух, хотя сама не верила в это. Почему-то она была уверена – Алекса в доме нет. – Спасибо, Шейла. Извини, я... по-моему, лучше мне немедленно во всем этом разобраться. – Кивнув на прощание соседке, Эллен быстро зашагала к воротам и спустя пару минут уже входила в дом.

– Алекс, – громко позвала она. – Алекс, ты дома?

Она все еще прислушивалась к царящему в доме молчанию, когда в холле зазвонил телефон. Метнувшись к нему, она сорвала трубку:

– Алекс? Алекс, это ты? Ты где?

Секундное молчание, затем трубка откликнулась голосом Марша:

– В чем дело, Эллен? Случилось еще что-нибудь?

"Еще? – подумала Эллен. – Двух моих лучших подруг убили, я не знаю, где сейчас мой сын и что с ним, а ты спрашиваешь меня – не случилось ли что-то еще?" В этот самый момент она поняла, что давно ненавидит мужа. Когда она ответила, голос ее, однако, был спокоен и холоден.

– В общем, нет. Просто Алекс для чего-то взял и срезал со стены нашего сада весь виноград.

В трубке повисла долгая пауза.

– Но ведь Алекс должен быть сейчас в школе... – наконец произнес Марш, но не успел закончить фразы, как его перебила Эллен.

– Я знаю. Но скорее всего там его нет. Видимо, он ушел из школы – если вообще там сегодня был, – вернулся домой и срезал все наши лозы. Дома его сейчас тоже нет. Не спрашивай меня, где он – этого я тоже не знаю.

Марш, сидевший за письменным столом в своем кабинете, больше прислушивался к тону Эллен, чем к тому, что она говорила. Несколько раз ему уже приходилось слышать этот тон. С женой вот-вот случится истерика.

– Успокойся, – сказал он в трубку. – Просто сядь на диван, отдышись, прими успокоительное. Я уже еду домой, а потом мы вместе отправимся в Пало Альто.

– В Пало Альто? – повторила Эллен. – Боже мой... а зачем?

– Торрес, видишь ли, согласился поговорить с нами. И все объяснить насчет Алекса.

Машинально Эллен кивнула.

– Но... как же сам Алекс? – спросила она мужа. – Может, нам все же попытаться найти его?

– Непременно найдем, – заверил ее Марш, – к тому же мне кажется, что когда мы вернемся от Торреса, Алекс уже будет дома.

– А если... Марш, если нет?

– Тогда мы непременно его отыщем.

Нет, сейчас, подумала Эллен. Сына нужно найти сейчас. Но она промолчала. Слишком много всего случилось за последние сутки... и все это как-то касалось ее. Она сидела на диване в ожидании приезда Марша и чувствовала, что силы покидают ее.

Но, может быть, подумала она, может быть, на этот раз Раймонду удастся убедить Марша не мешать ему.

Алекс тоже ждал – на склоне холма, в полумиле от дома. Белые стены гасиенды возвышались на соседнем холме.

Чего именно он ждал – Алекс не знал. Единственное, что понимал четко – что бы ни произошло, он к этому готов. Его время настало.

Отцовское ружье с полным магазином он крепко прижимал к груди.

Глава 22

Синтия Эванс с беспокойством посмотрела на часы. Она явно опаздывала, а опаздывать она не любила. Но если она поторопится, то все же успеет сделать, что нужно: заехать в школу за Кэролайн и вернуться домой как раз к трем тридцати – на это время она назначила собеседование с новым садовником. Захлопнув за собой дверь, она направилась к своему "БМВ", замершему у ворот в ожидании хозяйки. Она уже собиралась открыть дверцу, как взгляд ее упал на темную фигуру, видневшуюся на склоне соседнего холма.

Все еще сидит, надо же. А появился здесь еще в полдень.

Она знала, кто это, – Алекс Лонсдейл. Увидев около полудня на соседнем холме человеческую фигуру, Синтия вооружилась биноклем мужа, чтобы выяснить, кто это там. Окажись это кто чужой, она бы немедленно позвонила в полицию – да еще после того, что случилось этой ночью с Валери Бенсон... Но вызывать полицию из-за сына Эллен Лонсдейл было ни к чему. К тому же и у Алекса, и у его родителей было и так достаточно проблем, так что создавать им новые ей не хотелось. Если ему нравится сидеть полдня на холме – значит, у него есть на то причины.

И тем не менее это раздражало Синтию. Сколько раз она говорила мужу – если покупаем гасиенду, так нужно скупить и участки земли вокруг нее! А теперь все, кому ни лень, – вон хотя бы тот же Алекс Лонсдейл – лазают на соседний холм и с удовольствием наблюдают, что-то там у них на гасиенде делается. Нечего сказать, уединенный уголок! Бог весть каких денег стоило им это уединение... Несколько секунд Синтия боролась с искушением все же позвонить в полицию – черт с ними, с проблемами Лонсдейлов, в конце концов... Не сделала этого она только потому, что уже поджимало время.

Запустив мотор, Синтия резко приняла с места, и машина словно вырвалась со двора и понеслась вниз по Гасиенда-драйв. Мелькнула мысль – заперла ли она ворота, но уже в следующую секунду Синтия об этом не думала...

* * *

Подождав, пока "БМВ" Синтии Эванс скроется из виду, Алекс поднялся с земли. Он знал – в доме никого не осталось. Он стал медленно спускаться с холма, положив ружье на плечо и балансируя правой рукой, чтобы удержаться на крутом склоне. Пять минут спустя он стоял перед раскрытыми воротами гасиенды.

Ворота были не те.

Ведь они должны быть деревянными. Он хорошо помнил их – массивные дубовые доски, скрепленные друг с другом коваными железными скобами.

И двор был не тот. Откуда-то взялся бассейн, вместо утоптанной земли – квадраты каменных плит... Алекс молча прошел через двор, поднялся по ступенькам крыльца к входной двери и вошел в дом.

Здесь все оказалось не так плохо. Комнаты были почти такими, какими он помнил их, и вообще все кругом выглядело знакомым. Он обошел каждую – и в конце концов оказался в той, что принадлежала ему когда-то. Сколько счастливых воспоминаний было связано с этой комнатой... и в доме тогда было много людей – его родители, сестры, во дворе – привычные звуки: голоса слуг, лай собак...

А потом пришли гринго.

Убийцы и грабители.

Los ladrones у los asesinos.

Боль, пронизавшая его мозг всякий раз, когда приходили воспоминания, теперь, казалось, переполняла все его существо. Он вышел из маленькой комнаты на втором этаже – его комнаты – и направился дальше.

В кухне изменилось все. Вернее, очаг остался, но котла над ним уже не было, и появилась масса новых, непонятных вещей – он не знал даже их названий. Он вышел из кухни, прошел обратно в холл.

Остановился, недоуменно нахмурившись.

Дверь. Новая дверь. Здесь ее не было раньше.

Поколебавшись, он толкнул ее.

Ступени. Похоже, они ведут вниз, в подвал.

Но подвала в доме тоже никогда не было.

Крепче сжав ружье, он спустился вниз, у последней ступеньки шагнул в сторону, прижался к стене, огляделся.

Зеркало – огромное, вдоль всей длинной стены, рядом – полки, уставленные бесчисленными бутылями.

Этого всего не должно здесь быть. Все это принадлежит им, ladrones.

Вскинув ружье, он разрядил его в середину зеркала.

Подвал словно взорвался, воздух в мгновение ока наполнился осколками стекла, с грохотом рушились уставленные бутылями полки. Через минуту лишь заваленный обломками пол напоминал о баре мистера Эванса.

Отвернувшись, Алекс зашагал по ступеням вверх. Самих asesinos он подождет во дворе. Как некогда ждали их мать и сестры.

Но теперь пришел его час.

63
{"b":"25501","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Время свинга
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Мопсы и предубеждение
Дети мои
Свинья для пиратов
Нора Вебстер
Будда слушает
Время не знает жалости