ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты его не покупала, Мэгги, – тихо напомнил Лауро. – Тебя обманули. А дом Хьюберта, который стоит на земле Бетти, вообще официально не существует.

Лауро, как мог, утешал Мэгги, пока она звонила в Рим, набирала номер за номером и пыталась отыскать адвоката Данте де Лафуко, о котором, как выяснилось, никто ничего не слышал. Сама Мэгги видела юриста только дважды зимой шестьдесят восьмого в «Гранд-отеле». Тогда маркиза позвонила в офис Массимо де Виты и выяснила, что его нет на месте. Она наговорила сообщение на автоответчик и закатила истерику, обвиняя во всем Массимо, то и дело повторяя, как подозрительно, что у него больше нет секретарши, а только автоответчик.

– Одни жулики пользуются автоответчиками! – стенала Мэгги, пока Лауро наливал ей бренди и повторял:

– Мэгги, Мэгги, дорогая, выпей. Мэгги, я тебя люблю, только успокойся. Ведь Массимо де Вита не работал на тебя в шестьдесят восьмом, нет? Ты с ним и познакомилась-то в прошлом году, правильно? Как он может быть с этим связан?

– Все они заодно! – взвизгивала Мэгги. – Почему у него нет нормального офиса и секретарши? Самый убогий офис из всех, что я видела! А теперь даже секретарши нет! Я терпеть не могу автоответчики!

Тут зазвонил телефон. Это был Массимо де Вита, который, как оказалось, собирался написать ей письмо.

– Мне надо с вами поговорить, – заявила Мэгги. – Вы когда-нибудь слышали об адвокате по имени Данте Де Лафуко?

– Да, – ответил он. – Неделю назад о нем узнал. Только в Италии нет адвоката с таким именем. Он мошенник. Видите ли, маркиза, очевидно, у вас были плохие юристы, и этот человек, кем бы он ни был, подделал документы на три дома, которые вам не принадлежат…

– Вы его знаете? – вскрикнула Мэгги. – Вы с ним знакомы?!

– Я ничего не слышал о нем, пока неделю назад не наткнулся на это имя в связи с делом Мэлиндейна. А потом я…

– У него была борода, – всхлипнула Мэгги. – У него была черная борода.

– У меня тоже, маркиза, – ответил Массимо. – С тех пор как мы виделись в последний раз, я отрастил бороду. Я постараюсь сделать все, что в моих силах, но вы, конечно, понимаете, маркиза, что, поскольку дома вам не принадлежат…

– Все вы жулики! – завопила Мэгги, и ее голос немедленно сменился на голос Лауро, который выхватил у нее трубку.

– Доктор де Вита, – сказал он, – вы должны понять состояние маркизы. Она очень расстроена. Я с вами свяжусь и организую встречу.

В ответ юрист произнес несколько фраз по-итальянски, частью юридического, частью интимного характера, которые предназначались исключительно для ушей Лауро.

– Si, si, Dottore, – ответил Лауро, повесил трубку и снова принялся успокаивать Мэгги.

Ему это почти удалось, но потом маркизе взбрело в голову позвонить Коко де Рено. И полетели звонки: Неми – Париж, Неми – Женева, Неми – Цюрих.

– Мэгги, – безуспешно убеждал ее Лауро, – сейчас час дня, время обеда. Ты не найдешь его ни в одном из офисов. Давай я приготовлю тебе поесть. Положи трубку, лучше я расскажу, что будем делать с землей Бетти. Это очень просто и почти совсем не обременительно.

Мэгги перезвонила Берто и рассказала ему то, во что он не поверил. Он решил, что у его жены временное нервное расстройство, и негромким голосом пообещал немедленно приехать в Неми. Берто очень не хотелось этого делать. По его словам, он занимался переоборудованием виллы Туллио, чтобы обезопасить дом от воров.

– Здесь нельзя оставаться, слуг совсем нет, – ответила Мэгги. – Лауро в субботу женится и уезжает в свадебное путешествие, а Агата уволилась. У меня целых три дома, а жить негде!

– Остановимся в Риме. Или у Бернардини, – предложил Берто. Мэгги повесила трубку и, перезвонив Бернардини, выяснила, что Эмилио до шести не будет дома, а дети уехали. Тут Мэгги залилась слезами и позволила Лауро накормить себя.

День спустя она взяла машину Берто с шофером и после комплексного массажа в Риме, полная сил и решимости, бросилась в Швейцарию на поиски де Рено. В любом случае с ним необходимо было поговорить о деньгах – что-то произошло с ежемесячными выплатами, которые перестали поступать в банк. Из-за этого Мэгги не смогла расплатиться с телохранителем, и он ушел. Этого и без того было бы достаточно, а теперь прибавилось новое дело: у Коко де Рено оставались документы на землю и дома, без которых не доказать, что они действительно принадлежат ей.

Тем временем Берто гостил у Бернардини и утомленно переваривал новость.

– Если бы мы с Мэгги познакомились раньше, – сказал он Эмилио, – она бы не совершила подобной глупости. Теперь ей придется уплатить денежную компенсацию или вообще отказаться от домов. Но с этим она справится. Жаль, что Мэгги сначала действует и лишь потом принимается думать.

– Очень жаль, если нам придется покинуть дом после того, как мы столько в него вложили, – вздохнул Эмилио Бернардини.

– Полагаю, можно что-нибудь придумать, – бросил Берто.

– Разумеется, – улыбнулся Эмилио, желая приободрить друга.

– Ты доверяешь Коко де Рено? – спросил Берто, глядя через деревья на замок на утесе и ряды домиков, построенных под ним, на полукруглых террасах, напоминавших издалека клавиши старой печатной машинки. Переведя взгляд на Эмилио, он внезапно понял, что друга покинуло привычное рассудительное спокойствие.

– Я ему доверял, когда познакомил с Мэгги, – ответил Эмилио. – Он провернул для меня несколько дел, но, как выяснилось, из рук вон плохо. Если честно, сейчас я бы не рискнул сказать, что доверяю ему. Мне очень неудобно, ведь именно я привел его в ваш дом. Но я и предположить не мог, что она передаст в управление де Рено такое огромное состояние. Я подозреваю, что Мэгги доверила ему абсолютно все, что глупо и совершенно, абсолютно немыслимо. Я и подумать не мог, что она передаст ему все.

– Неужели она это сделала? – спросил Берто.

– Я думаю – да.

– А ты сомневаешься в де Рено?

– Да, теперь сомневаюсь. Мои отношения с ним закончились довольно прохладно. Есть в нем что-то сомнительное, и мне в самом деле очень, очень неудобно.

– Бедная Мэгги, – нежно произнес Берто. – Надеюсь, больше у нее не будет причин для потрясений. Знаешь, я только и думаю что о ней. Она необыкновенная женщина. И чтобы оставаться такой, ей вовсе не нужны деньги. Просто она к ним привыкла. – Помолчав немного, Берто добавил: – Ты ни в чем не виноват, Эмилио.

Мне самому надо уделять больше внимания ее делам. Наверное, я должен был убедить ее не передавать де Рено управление состоянием. И как я могу тебя в чем-то винить? Я тебя знал, еще когда ты школу не закончил.

– Спасибо, – ответил Бернардини, – но знаешь, нельзя доверять кому угодно только за то, что он учился вместе с твоим сыном. Да и кому вообще можно доверять в наши дни?

– Друзьям, – убежденно ответил Берто. – Знаешь, Эмилио, по-моему, у тебя слишком грустный характер. Почему ты такой грустный? – Этот вопрос, который в другом обществе показался бы нелепым, в Неми неподалеку от Рима, в Неми семьдесят пятого года для Берто и Эмилио выглядел совершенно логичным. – Итак, почему ты такой грустный?

– Жизнь такая.

На следующее утро Берто с газетой в руках спросил Эмилио: «Ты слышал новости?» В этом вопросе не было необходимости, потому что случившееся оказалось событием национального масштаба, и об этом твердили еще несколько дней. На областных выборах половину голосов получил левый блок. За один день половина Италии стала коммунистической. Впрочем, исходом выборов были шокированы обе половины.

Берто, который в последнее время становился с утра особенно язвительным, долго изводил Эмилио пророчествами и стенаниями. Коммунистов он называл «они», по-итальянски – loro. Loro, loro, loro… Они, они, они…

– Такова воля народа, – сказал Эмилио, но его слова унес капризный утренний ветер. Берто продолжал:

– Смотри, что пишут в газете: «Теперь стало ясно: что-то умерло и никогда не вернется». Так и есть, что бы это ни значило. Что-то умерло. Loro, loro… Они… Они придут теперь и все у нас отнимут. Далмацию-то уже отобрали. Они все заберут, ничего не оставят. Loro… Придут и у всех заберут… все что есть… – Мимо прошел сын садовника и, разобрав последнюю фразу, задумался, как такое может быть? Ведь у него только и есть что мотороллер.

33
{"b":"25503","o":1}