ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Американский тренер выступал, несомненно, и как психолог своей команды.

Далее журнал пишет, что Вейро рассказывает, как в январе он будет показывать ребятам видеозаписи пейзажей Сараево, комнат, где они будут жить, катка, где будут играть, города, улиц, людей, всего, что только можно. Когда они приедут в Сараево, город не будет для них новым. Поэтому уже в январе игроки могут закрыть глаза и представить, где и как они будут выигрывать.

«Они должны верить. Вот почему я рассказал им историю о польской сборной в Катовице, вот почему я показываю им видеозаписи. Наша первая задача – выиграть в первой подгруппе, чтобы включиться в борьбу за медали. Затем, я полагаю, мы будем играть со шведами, и мы можем их победить. Затем мы встретимся с русскими в борьбе за золотые медали. Я вижу эту игру, я вижу ее счет. Я не скажу его сейчас, я скажу его ребятам перед началом игры, а затем у нас будет мечта. Почему бы не помечтать? Это естественно – грезить наяву».

Но не суждено узнать нам, какой счет видел тренер американской команды: пути двух соперников в Сараево не сошлись.

Готовились к Олимпиаде и другие сборные, и, как всегда, многое ожидалось от команд Швеции и Канады, хотя, конечно, чаще всего фаворитами турнира называли советских и чехословацких хоккеистов.

В каком же составе сборная СССР приехала в Сараево?

Вратари были достаточно опытны – Владислав Третьяк и Владимир Мышкин. Многократные чемпионы мира, участники ледовых баталий на самом высоком спортивном уровне. Три пары защитников были сформированы так: Вячеслав Фетисов и Алексей Касатонов, Василий Первухин и Зинэтула Билялетдинов, Сергей Стариков и Игорь Стельнов.

Названо восемь имен, и семеро из перечисленных мастеров были участниками Олимпийских игр в Лейк-Плэсиде: новичок только один, Игорь Стельнов. Иная ситуация в стане нападающих. Тренеры взяли в Сараево четыре тройки форвардов. Владимир Крутов – Игорь Ларионов – Сергей Макаров; Андрей Хомутов – Сергей Шепелев – Александр Герасимов; Николай Дроздецкий – Виктор Тюменев – Александр Кожевников; Александр Скворцов – Владимир Ковин – Михаил Васильев. Здесь сразу девять дебютантов Олимпиады – все форварды, за исключением Макарова, Крутова и Скворцова.

Можно утверждать, что после Лейк-Плэсида сформирована, в сущности, новая команда. Команда, которая приехала без маститых хоккеистов, долгие годы считавшихся лидерами, опорой коллектива – без Владимира Петрова и Александра Мальцева, без Бориса Михайлова и Сергея Капустина, без Виктора Жлуктова и Валерия Васильева.

Матч с командой Польши особых трудностей не доставил, но огорчение принес – из строя выбыл один из партнеров Сергея, Игорь Ларионов, и в следующем поединке, с итальянцами, в рядах сборной СССР было лишь одиннадцать нападающих. В первом и втором периодах по две смены играли Кожевников и Дроздецкий, а в третьем – Тюменев. Советские хоккеисты выиграли первый период 4:0, а остальные сорок минут поединка победителя не выявили – 1:1. В итоге победа – 5:1. И это насторожило болельщиков нашей команды, внушило надежды поклонникам ее соперников.

Чуть ли не ежедневно, а то и по два-три раза в день виделся я со своими давними друзьями из Чехословакии, и многие из них – Франтишек Кройц из пражского «Стадиона», Иржи Мацку из «Гола», Ян Добиаш из «Млады свет», словно сговорившись, убеждали меня, что, судя по матчам, сыгранным на турнире, их соотечественники наконец-то остановят триумфальное шествие команды Тихонова, которая выигрывает один турнир за другим: ни одного второго места после «осечки» в Лейк-Плэсиде.

А команда Чехословакии, надо сказать, играла все более мощно, и в тот день, когда советские хоккеисты встречались с итальянцами, спортсмены ЧССР держали трудный экзамен: их соперниками были олимпийские чемпионы – хоккеисты США.

Американцам, потерпевшим накануне поражение в матче с канадцами, отступать было уже некуда. И потому игра получилась исключительно напряженной.

До начала турнира этот матч ожидался как один из самых интересных. Померяться силами должны неудачник и чемпион прошлых Игр. Американцы играли, показалось мне, с невероятным подъемом. Рвались в бой. В буквальном смысле – «в бой». Видимо, хотели припугнуть соперника. Как случалось это в прошлом. На чемпионате мира 1971 года или на Олимпийских играх в Саппоро в 1972-м. Но теперь нашла коса на камень: хоккеистов Чехословакии не могла смутить и самая грубая игра соперников. Они выигрывают 4:1.

Не набрав в первых двух турах ни одного очка, американцы в следующем поединке, с норвежцами, которых все считали аутсайдерами турнира, сыграли вничью – 3:3. А если учесть, что олимпийские чемпионы Лейк-Плэсида не смогли переиграть и команду Финляндии, то станет ясно, почему американцы в своей подгруппе остались лишь на четвертом месте и в финальную часть турнира не попали.

Наша команда тем временем набирала очки. Потерь не было. И вот, наконец, последний матч предварительного турнира. Спортсмены Советского Союза встречаются со сборной Швеции.

В самом начале второй минуты Николай Дроздецкий открывает счет. К 16-й минуте наши ведут уже 5:0. Все и всем ясно.

А советские хоккеисты как будто бы и не помнят про счет. Снова и снова мчатся они к воротам «Тре Крунур».

К второму перерыву сборная СССР выигрывает 9:0.

В третьем периоде соперники обменялись голами.

В финальную часть турнира сборная СССР выходит с двумя очками и прекрасной разницей заброшенных и пропущенных шайб – 10:1.

Когда на пресс-конференции Виктора Тихонова спросили, как обычно, доволен ли он игрой своей команды, тренер впервые ответил утвердительно.

Следующий матч нашей сборной предстояло провести с канадцами, которые вместе с командой Чехословакии вышли в финал. Причем у наших друзей из Чехословакии, как и у сборной СССР, в багаже два очка: они обыграли канадцев со счетом 4:0.

Теперь с таким же счетом заокеанских мастеров переигрывает наша сборная. Два очка набирают и главные соперники – хоккеисты Чехословакии берут верх над шведской командой 2:0.

И вот наступает та минута, которой ждали и хоккеисты Чехословакии, и наши мастера, а Сергей едва ли не больше других, долгих четыре года. Впрочем, почему только хоккеисты, почему только мастера? Этого дня, этой минуты с нетерпением, надеждой, верой в «своих» ожидали и миллионные армии болельщиков, преданных поклонников хоккея.

Перед решающей игрой два главных претендента на высшие награды сравнялись в очках, но поскольку у нашей команды была лучшая разница заброшенных и пропущенных шайб, то сборную СССР в последнем матче устраивала и ничья.

Это знали все. И зрители, и журналисты. И сами спортсмены.

И это беспокоит Тихонова. Беспокоит, поскольку своеобразный гандикап, предматчевое преимущество команды может ввести ее игроков в заблуждение относительно трудности достижения цели. Может обмануть.

А у наших хоккеистов неожиданные осложнения. Эпидемия травм, начавшаяся в первых матчах, продолжается. Вдруг поднялась температура у Игоря Стельнова, а у Сергея Макарова – тяжелая травма ноги, и Виктор Васильевич опасается, что этот форвард не сможет сыграть так, как он умеет. Поскольку Макаров может и вовсе не выйти на лед, то тренеры просчитали варианты игры со «скользящим» нападающим. Предусмотрели и возможности замены Стельнова. Единственное, о чем просили тренеры травмированных хоккеистов – так это о том, чтобы те вышли на игру хотя бы на минуту: важно было не обнаружить перед соперниками те проблемы, которые волновали нашу команду.

Хорошо помню тот матч. С первой и до последней минуты. Помню, как выкатывались на лед команды, с каким напряжением всматривался в лица игроков, выходящих из-за «кулис».

Макаров и Стельнов играли. Сумели превозмочь боль.

В матче участвовали все, хотя защитника, конечно, пришлось потом заменить. Но это не помешало нашей команде провести решающий поединок мощно и уверенно. Александр Кожевников и Игорь Ларионов забили по голу, а защита выстояла, и в воротах Владислава Третьяка шайба не побывала.

30
{"b":"25505","o":1}