ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джудит СПЕНСЕР

ИНТЕРВЬЮ С ХОЛОСТЯКОМ

1

На рекламных щитах перед входом в подчеркнуто-старомодное, стилизованное под пятидесятые годы здание афиши уже сменились. Прошлый месяц был целиком и полностью посвящен творчеству Чарли Чаплина — 16 апреля отмечалась восьмидесятая годовщина со дня рождения великого актера и режиссера. На экране элитных кинотеатров “Тиндалл-ретро” с аншлагом прошли шедевры золотого фонда мировой кинематографии: “Золотая лихорадка”, “Огни большого города”, “Король в Нью-Йорке”. В конференц-зале читался цикл лекций о немом кино и о творчестве Чаплина, создателя бессмертного трагикомического образа “маленького человека” в шляпе и с тросточкой, кумира целого поколения зрителей. А теперь щиты пестрели рекламой классических американских мюзиклов Роджерса и Хаммерстайна. Открывали показ “Звуки музыки”, “Оклахома!”, “Тихоокеанский юг”.

Кинотеатры “Тиндалл-ретро” в Аделаиде, портовом городе в заливе Сент-Винсент, пользовались немалой популярностью. По плану их основателя и владельца Рейнера Тиндалла они должны были стать своего рода центрами культурной жизни города. И замысел себя оправдал. В “Тиндалл-ретро” не просто крутили старые фильмы, здесь воспитывали зрителя. Тематические показы сопровождались лекциями и выставками. Здесь же собирались поклонники того или иного актера или кинематографического жанра. Тут же проходили встречи со звездами кино и театра и даже костюмированные балы в духе тридцатых, сороковых годов и так далее.

А в последние годы кинотеатры все активнее включались в программу знаменитого Международного аделаидского фестиваля искусств, что проводится раз в два года в марте. Сеть “Тиндалл-ретро” неуклонно расширялась — сейчас в городе было три таких кинотеатра, на окраинах строились два новых…

Ноэль Лайсетт переступила порог буфета — еще одно неотъемлемое достоинство “Тиндалл-ретро” — и глубоко вдохнула, наслаждаясь густым ароматом кофе свежего помола. Кинотеатры дополнялись ресторанчиком, буфетом и баром, выдержанными в стиле тех же пятидесятых. Завсегдатаи “Тиндалл-ретро” весьма ценили возможность поужинать после фильма в по-домашнему уютной атмосфере здешнего ресторана или выпить с друзьями кофе перед началом показа.

Ноэль, как и многие другие жители Аделаиды, обожала старые фильмы и, высмотрев в афишах что-нибудь любопытное, частенько сюда заглядывала. Но сегодня молодую женщину привела в кино не тяга к прекрасному. Здесь, в буфете самого первого из кинотеатров “Тиндалл-ретро”, ей назначили встречу. И не кто иной, как единоличный владелец и создатель всего этого великолепия…

Ноэль Лайсетт поправила очки и скользнула оценивающим взглядом по парню у стойки. Пижонский костюм, явно сшитый на заказ, тяжелая золотая цепь на шее, волосы густо напомажены! Разумеется, это Рейнер Тиндалл и есть. Стоит ли удивляться, что с виду он точная копия всех прочих молодых холостяков, у которых Ноэль брала интервью для своей статьи на прошлой неделе.

Она шагнула к стойке, мысленно проклиная последний редакторский проект с завлекательным названием “Знакомьтесь: Мистер Холостяк”. Брать интервью у неженатых молодых людей, как две капли воды похожих на ее бессовестного бывшего муженька Руперта, казалось делом пустячным. Но главный редактор пообещал хорошую премию тому, кто напишет лучшую статью, и Ноэль всерьез рассчитывала обставить конкурентов.

Сам замысел бесил ее до крайности: предполагалось, что в “Ботани-Бей” будет опубликован ряд документальных очерков, посвященных местным богатым холостякам, а потом каждому из них назначит свидание одна из читательниц газеты. Но Ноэль взяла бы интервью и у Франкенштейна, лишь бы выкупить заложенный-перезаложенный дом: замечательное наследство, оставленное ей экс-мужем в тот день, когда два года назад он растратил доверительный фонд и сбежал неведомо куда с лучшей подругой Ноэль. А она осталась с просроченным долгом в банке и закладной на дом.

Вот уже который месяц подряд журналистка из сил выбивалась, пытаясь выплатить чудовищные суммы и непрерывно растущие проценты. В тысячный раз молодая женщина выругала себя за непредусмотрительность: и почему она только не догадалась закрыть совместный счет еще до того, как год назад был оформлен развод?

По спине ее пробежал холодок. Кто-кто, а Ноэль отлично знала, к чему ведет мотовство. Она вовсе не собиралась повторять ошибок матери. И дома своего никому не отдаст. Никому и никогда!

Нахмурившись, Ноэль сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, пытаясь успокоиться и собраться с мыслями. Глупо было бы отпугнуть Рейнера Тиндалла кислым выражением лица ведь это интервью, возможно, изменит ее жизнь к лучшему раз и навсегда. Молодая женщина изобразила самую свою эффектную репортерскую улыбку. Да, она непременно выберется из “долговой ямы”, чего бы ей это ни стоило, и начнет новую жизнь, ни на кого не рассчитывая!

— Чем могу служить? — осведомился напомаженный пижон.

— Здравствуйте, мистер Тиндалл. Я Ноэль Лайсетт, сотрудница “Ботани-Бей”. — Молодая женщина протянула руку через стойку.

Но напомаженный пижон покачал головой.

— Приятно познакомиться, мисс Лайсетт, однако я всего лишь Эндрю Пакстон, управляющий. А мистер Тиндалл — вот. — Он указал на молодого человека, только что водрузившего на стойку поднос с грязными кофейными чашками.

Ноэль так и охнула от изумления. И это Рейнер Тиндалл, преуспевающий предприниматель? Одетый в затрапезные синие джинсы и бежевую тенниску? С виду он смахивал на кассира или на подсобного рабочего, но никак не на миллионера и владельца стремительно растущей сети элитных кинотеатров города!

Усилием воли Ноэль переключила внимание с управляющего на хозяина. А женское любопытство уже разыгралось не на шутку. Рейнер Тиндалл был весьма хорош собой — да что там хорош, красавец редкостный! — причем не просто красив, а красив нестандартной, запоминающейся красотой. Темно-русые, в беспорядке разметавшиеся волосы, в которых вспыхивают и гаснут золотые блики. Строгие, правильные черты лица, точно высеченные из мрамора рукой искусного скульптора. Губы пухлые, но мужественные, а глаза… Рейнер Тиндалл, отставив поднос, обернулся к ней — и дыхание у молодой женщины перехватило. Глаз такого потрясающего изумрудного оттенка она в жизни своей не видела.

Облегающая тенниска эффектно подчеркивала широкую мускулистую грудь, мощные плечи, скульптурный торс, стройную талию. Высокий, крепкий, поджарый… Да, если приглядеться повнимательнее, за кассира его точно не примешь. Уж слишком много в нем самоуверенности, слишком много властности. Сердце дрогнуло у нее в груди. Ноэль отпрянула было, но тотчас же опомнилась и сурово отчитала себя за глупость. Еще не хватало, чтобы при виде первого со времен развода действительно привлекательного мужчины с ней приключился сердечный приступ! Вот точно так же и Руперт ослеплял показным блеском, зато душа его больше всего походила на гнилое, изъеденное червями яблоко. Внешность обманчива, в чем Ноэль имела несчастье убедиться на собственном опыте.

Она глубоко вдохнула и вежливо улыбнулась.

— О, вижу, я ошиблась. — И вновь протянула руку. — Меня зовут Ноэль Лайсетт.

Русоволосый красавец вытер руки о полотенце и пожал ее узкую ладонь.

— Мистер Тиндалл, — представился он. — Сейчас я тут приберусь, и мы с вами посидим в уголке, выпьем кофе и потолкуем.

От этого теплого, крепкого рукопожатия до самого плеча молодой женщины разлилось тепло. Ноэль смущенно высвободила руку. Слова застряли в горле, точно кусок масла. Как это пишут в романах — героиня утратила дар речи? То-то порадовалась бы ее матушка! Рейнер недоуменно нахмурился.

— Что-то не так?

Ноэль откашлялась, мысленно стараясь загасить огненные искорки, “выстреливающие” от пальцев в кровь. Похоже, перспектива давать интервью мистера Тиндалла отнюдь не прельщала: уж больно вид у него был недовольный. Недобрый признак, увы!

1
{"b":"25509","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вещные истины
1356. Великая битва
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Иногда я лгу
Все, что мы оставили позади
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Nutella. Как создать обожаемый бренд