ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот и славно, — откашлявшись, произнес он. — Итак, мои условия. Во-первых, никаких вопросов и никаких комментариев насчет денег. Во-вторых, для официального интервью по всем правилам сегодня у меня времени нет. Но ты можешь провести остаток дня в моем обществе и таким образом собрать необходимую информацию. Я буду отвечать на твои вопросы по ходу дела, а ты своими глазами увидишь, как проходит мой самый обычный рабочий день. Как тебе такой план?

Ноэль вновь улыбнулась. И Рейнер против воли залюбовался ее пухлыми, манящими губами.

— Отлично. Когда начнем?

Рейнер отвел глаза — надо же в конце концов и честь знать! — извлек из кармана записную книжку и сверился с расписанием.

— Прямо сейчас. На повестке дня важная деловая встреча. Через полчаса нам нужно быть в Гринлоу. — Он небрежно бросил на стол не сколько банкнот.

— Так пойдем, — сказала Ноэль, поднимаясь, и направилась к двери.

И вновь Рейнер почувствовал, что дыхание у него перехватило, а в крови запылал пожар, — мини-юбка ничуть не скрывала длинных стройных ног. Он завороженно застыл на месте на целую минуту, никак не менее, а затем, опомнившись, вспыхнул до корней волос и бросился следом.

Ну да, Ноэль — на редкость привлекательная женщина. И что такого? Да ничего! Будто мало красавиц встречал он на своем пути! Отныне и впредь он, Рейнер, вообще не станет обращать внимания на роскошные формы своей спутницы и сосредоточится на том, что для него важнее любых любовных интрижек — на своем бизнесе и своей семье.

Спустя пять часов серебристый “порше” наконец-то катил обратно в Аделаиду. Ноэль, устроившись на переднем сиденье, задумчиво молчала. Она побывала в пяти пригородах и на четырех деловых встречах и уже после первой поняла, как глубоко ошибалась в Рейнере Тиндалле. Возможно, он богат, но отнюдь не инфантильный лентяй! Он трудится не покладая рук, а его деловой хватке и интуиции остается только позавидовать.

Сеть кинотеатров расширялась, и Тиндалл подыскивал место для постройки еще одного. Причем на сей раз где-нибудь в пригороде. Они исколесили окрестности Аделаиды вдоль и поперек, а уж сколько пешком прошли, даже подумать страшно, особенно учитывая ее “шпильки”.

Всякий раз, когда молодая женщина говорила себе, что, наверное, это все, Тиндалл предлагал “съездить взглянуть на еще одно местечко”. В каждом “местечке” он придирчиво исследовал каждый квадратный дюйм площади, въедливо расспрашивал агента по недвижимости обо всем на свете, а потом оглядывался по сторонам… и задавал новый каверзный вопрос, едва не доводя собеседника до помешательства.

Ноэль только успевала записывать. Она упорно старалась сосредоточиться на бизнесе, но это оказалось непросто.

Как только они с Рейнером уселись в спортивный автомобиль — усилием воли молодая женщина воздержалась от комментариев, — Ноэль с запозданием осознала, что остаток дня они проведут в очень близком соседстве. Причем если для ее статьи такое соседство — манна небесная, то для нее самой отнюдь не лучший вариант. Все женские инстинкты мгновенно отзывались на каждое движение и каждое слово Рейнера Тиндалла.

— А теперь не хочешь ли поработать шпионом на пару со мной? — шутливо осведомился он, выводя спутницу из задумчивости. — Я подумал: а не заехать ли в “Ведалию”, не поглядеть ли, что поделывают наши конкуренты?

— Что, прямо вот так взять и заехать? — удивилась молодая женщина, — Промышленный шпионаж, да?

— Звучит чертовски захватывающе, — подмигнул Рейнер, сворачивая налево. — Мы притворимся самыми что ни на есть обыкновенными посетителями, а там будь что будет!

Ноэль не сдержала смеха.

— Понадобится ли мне маска и черный плащ? — зловещим шепотом осведомилась она, подделываясь под его заговорщицкий тон.

— Не сегодня, — с серьезным видом заверил ее Рейнер. — Но смотри, не теряй головы. Шпионаж в кинотеатрах — дело опасное. Немногие возвращаются живыми…

Ноэль кивнула и лукаво подмигнула в ответ. Эта новая, шутливая “ипостась” Рейнера казалась ей неодолимо притягательной.

— Ясно, шеф. Будет сделано, шеф. — А сердце ее на мгновение томительно сжалось: ну почему пять лет назад она повстречала Руперта, а не Рейнера! Такой обаятельный, и чувства юмора не занимать… Ноэль всегда нравились мужчины именно такого типа.

И что с того? Низкое предательство Руперта научило ее, сколь опасно и губительно поддаваться мужскому обаянию. Сегодняшняя поездка — это бизнес, и только. “Шпионской миссией” она отлично воспользуется для того, чтобы задать герою своей статьи еще вопрос-другой. Если повезет, то о дочерях…

Пять минут спустя “порше” заехал на стоянку перед внушительным, несколько тяжеловесным на вид зданием с вывеской “Ведалия”. Буквы сияли свежей позолотой, по обе стороны от дверей красовались эффектные изображения двух божьих коровок — ведалией называют их австралийскую разновидность, так эффективно защищающую апельсиновые и лимонные плантации от тли. Однако взгляд поневоле отмечал местами облупившуюся розовую штукатурку, заросший сорняками газон перед входом, афишу с оборванным краем, которую никто не удосужился заменить, — все это производило не лучшее впечатление.

Молодые люди вошли. Рейнер купил в кассе два билета на ближайший сеанс в зал Б, не заботясь, что за фильм там идет, и потащил свою спутницу в буфет. Сегодня, как он заранее объяснил Ноэль, им предстояло проинспектировать “дополнительные услуги”, поскольку репертуар кинотеатра можно изучить и в офисе. В буфете народу почти не было — до начала сеанса оставалось еще с полчаса. Рейнер подошел к стойке. Общение с буфетчицей несколько затянулось, потому что он то и дело просил заменить одно на другое, словно не решаясь, на чем остановить выбор. Наконец, погрузив чашки с кофе, бутерброды и пирожные на поднос, Рейнер перенес это все на угловой столик, выдвинул стул для Ноэль и сел сам.

Молодая женщина неуютно заерзала на стуле.

— Эти деревянные сиденья просто кошмар что такое! Да еще спинка прямая…

Вот именно, — кивнул Рейнер. — Поэтому у себя я использую мягкие диванчики и стулья, обитые велюром. Приходя в кино, люди хотят отдохнуть, расслабиться, выпить чашечку чаю или кофе в комфортных условиях. А мне говорят, что я просто сумасшедший, раз использую дорогую обивку там, где едят и пьют: дескать, на одной мебели можно разориться… — Рейнер оборвал себя на полуслове и смущенно откашлялся. — Извини, стоит мне заговорить о деле, и меня тут же “заносит”…

— Так я же с удовольствием слушаю. И начинаю лучше понимать, что ты собой представляешь, — возразила Ноэль.

Теперь Рейнер представал перед ней в высшей степени привлекательным человеком, который заботится о своих клиентах, следит за спросом, не пускает дело на самотек. Тогда как владельцу “Ведалии”, по всей видимости, на посетителей плевать: деньги платят, а дальше хоть трава не расти. Рейнер же готов предоставить людям то, что им нужно, даже себе в убыток…

Пока она предавалась размышлениям, Рейнер пододвинул к ней чашку дымящегося кофе и тарелку с пирожными — два миндальных, два коржика с кремом, два фруктовых. Ноэль с детства обожала сладкое, несмотря на все усилия матери отучить ее от этой дурной склонности.

— И персонал здесь особым терпением не отличается. Как и хорошими манерами тоже, — заметил Рейнер, прихлебывая горячий кофе.

— Значит, ты нарочно так долго выбирал, требовал то одно, то другое, по десять раз менял заказ?

Рейнер комично потупился.

— Виноват, ваша честь. Я хотел проверить, достаточно ли девушка за стойкой внимательна, чтобы запомнить все, что я заказал и перезаказал, ну и как у нее обстоят дела с вежливостью и тактом. — Он сделал очередной глоток. — Во-первых, она перепутала заказ: я просил коржики с шоколадным кремом, а она дала со сливочным. Во-вторых, после того как я “передумал” в третий раз, она мне нахамила.

— А своих сотрудников ты тоже проверяешь?

— Разумеется. У меня есть “подсадные утки”, которые приходят и общаются с обслуживающим персоналом, словно самые обычные клиенты. Поэтому мои люди постоянно “в форме”.

10
{"b":"25509","o":1}