ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Один день мисс Петтигрю
Вы ничего не знаете о мужчинах
Сетка. Инструмент для принятия решений
Интимная гимнастика для женщин
Тайная история
Билет в любовь
Тысяча акров
Святой сыск
Иди туда, где страшно. Именно там ты обретешь силу
A
A

Ноэль негодующе фыркнула. После разрыва с Рупертом она научилась не верить грезам и снам. Сможет ли она когда-либо забыть, с каким презрением относился к ней муж, горькое ощущение собственной никчемности? В глазах Руперта она всегда была ничтожеством точно так же, как и в глазах матери. И унизительный развод лишь укрепил молодую женщину в этой мысли.

Она задумчиво затеребила цепочку на шее, единственное осязаемое напоминание о том, что нельзя, ни в коем случае нельзя позволять себе любить мужчину.

Ноэль тряхнула головой, гоня тягостные воспоминания и нарастающее ощущение обреченности, затем убрала в сумку блокнот, ручку и диктофон, одним глотком допила капучино и вышла на улицу. Запрокинула голову к солнцу, наслаждаясь теплым майским днем и пытаясь не думать о с треском провалившемся интервью.

Она свернула за угол и зашагала в редакцию. Дошла до перекрестка и остановилась, дожидаясь зеленого света. Она снова и снова прокручивала в уме список потенциальных кандидатов на интервью из числа богатых городских холостяков: не упустила ли кого? Увы, не упустила. Рейнер Тиндалл — ее единственная надежда. И она должна, хоть убей, выиграть главный приз!

Внезапно слуха ее коснулась знакомая мелодия. Ноэль повернулась на звук. Музыка доносилась из серебристого “порше” с опущенным верхом, что застыл перед светофором в нескольких шагах от нее. Она пригляделась и изумленно заморгала. Рейнер Тиндалл. Нет, роскошный спортивный автомобиль в образ как раз укладывался на все сто. Озадачивало другое: включенное на полную громкость радио оглашало окрестности мелодией популярного шлягера, водитель самозабвенно подпевал ему, а огромный лохматый пес, устроившийся на переднем сиденье, вторил хозяину. Оба — и хозяин, и пес — пели, не попадая ни в одну ноту, зато с энтузиазмом. Молодая женщина так и прыснула. В жизни своей ничего подобного не слышала!

На светофоре зажглась зеленая стрелка, и машины, дожидающиеся разрешения повернуть, тронулись с места. Серебристый “порше” проплыл мимо, и Ноэль заметила на заднем сиденье детское креслице, для собаки явно маловатое.

От изумления она буквально окаменела. Огородничество. Певчая собака, не больше не меньше. Детское креслице. Вот уж воистину Рейнер Тиндалл — человек-загадка.

Поскольку время поджимало, Ноэль просмотрела биографические материалы о Рейнере весьма поверхностно, но готова была поклясться: никаких детей в них не фигурировало. Да он даже не женат, если на то пошло!

Молодая женщина была заинтригована. Уж не воспитывает ли он незаконнорожденного ребенка, дитя любви? Или сочетался тайным браком? До чего же любопытно заглянуть под маску, снять все наносное слой за слоем и докопаться наконец до настоящего Рейнера, каков он есть на самом деле.

И вновь в мозгу оглушительно взвыла сирена. О чем она думает? Только самовлюбленного, избалованного вниманием эгоцентрика ей не хватает! Однако, как бы то ни было, сегодняшняя их встреча отнюдь не последняя, хочет она того или нет. Премия ей позарез нужна, а инстинкт журналистки подсказывал: если она не напишет злополучную статью, рассчитывать ей не на что.

Рейнер Тиндалл — личность в городе весьма популярная, равно как и вся его семейка. Если она не проинтервьюирует красавца, это сделает кто-нибудь другой — и загребет все денежки себе. Нет-нет, она так просто не сдается! Никуда от нее жеребец Тиндалл не уйдет, пусть даже не надеется!

А в следующую минуту она подумала о нем как о фермере Тиндалле, что тоже выглядело весьма уместным. И еще — как о папочке Тиндалле.

Вспыхнул зеленый свет для пешеходов, и молодая женщина пересекла дорогу, размышляя, а каков же настоящий Рейнер Тиндалл. Таков ли, каким кажется? Самым что ни на есть рубахой-парнем, который обожает собак, детишек и свои грядки и способен полюбить женщину так, как она всегда мечтала: и сердцем, и душой, и всем своим существом?

Мужчина, совершенно непохожий на Руперта…

Нет, такого заведомо не существует. И, однако же, при одной мысли о том, что кто-то полюбит ее спустя столько лет душевного одиночества, в груди Ноэль потеплело. Столько лет прошло с тех пор, как отец ее застрелился. Глубокой ночью в доме прогремел выстрел, переполошив домашних, а после началось настоящее столпотворение — съехались полиция, кредиторы, соседи…

Она вновь стиснула в кулаке дешевую металлическую цепочку, на которой некогда висели две сережки на манер кулона… Серьги подарил ей отец за несколько дней до смерти. О, если бы он любил ее достаточно сильно для того, чтобы не бросать одну!.. Ноэль на мгновение закрыла глаза, вновь переживая боль того дня, когда мать сорвала цепочку с ее шеи и отнесла серьги в скупку.

Превозмогая тоску и горе, она заставила себя сосредоточиться на нынешнем положении дел. Что толку вспоминать былые обиды, когда на повестке дня непростое настоящее. Как ей выбираться из тупиковой ситуации, в которую она сама же себя и загнала, Ноэль понятия не имела. Но знала одно: судьбе не удастся снова поставить ее на колени. Руперт вверг ее в ад, но она выкарабкается, чего бы ей это ни стоило! Не мытьем, так катаньем, но она возьмет интервью, получит премию и при этом еще свое женское любопытство удовлетворит, узнав, каков Тиндалл на самом деле! Ноэль шагала по улице, наслаждаясь погожим майским днем. Над головой синело ясное небо, теплый ветерок овевал ее пылающие щеки, умиротворенно шелестел листвой деревьев. Такой чудесный денек, конечно же, не обернется крушением всей ее жизни! Так или иначе, но она уломает упрямца Рейнера. Другого выхода у нее просто нет.

2

Ноэль поднялась на верхний этаж здания, где располагался офис Тиндалла, и минуту помедлила, собираясь с духом и мысленно проговаривая все то, что скажет владельцу кабинета.

Вчера, вернувшись в редакцию, она занялась сбором материала о мистере Тиндалле. Нашла массу информации о его покойном отце, одном из крупнейших финансовых воротил Аделаиды, составившем состояние на продаже недвижимости. Обнаружила весьма отрывочные сведения о сводной сестре Рейнера, дочери Джорджианы Кэссиди, известной фотомодели, умершей от рака три года назад. У помянутой сестры Октавии были проблемы с наркотиками. Нашла множество всяких статей о кинотеатрах “Тиндалл-ретро”, особенно того периода, когда такого рода заведения были в новинку. И лишь в одной газете наткнулась на упоминание о том, что Рейнер удочерил своих двойняшек-племянниц после того, как сестра разбилась на мотоцикле.

Ага! Вот объяснение детского креслица! Рейнер воспитывает осиротевших малышек!

Женское любопытство было удовлетворено, но вопрос с интервью по-прежнему оставался открытым. Ноэль нервно разгладила складки бежевой льняной юбки. К горлу подкатывала тошнота, белая шелковая блузка липла к влажному телу. Молодая женщина от души надеялась, что вспышка неуемного влечения, пробудившегося в ней в буфете “Тиндалл-ретро”, — это самообман, не более.

Она осмотрелась по сторонам, задержав восхищенный взгляд на садике-оранжерее — видимо, творении Рейнера. Да уж, огородничать-садовничать он, судя по всему, и впрямь любит. Ну, вперед, хватит робеть!

Рейнер обнаружился в углу садика. Устроившись на корточках спиной к двери, он сосредоточенно копался в огромном горшке. В груди у молодой женщины вновь стеснилось, а сердце так и запрыгало вверх-вниз, словно дикий кенгуру.

Буркнув нечто непечатное, Ноэль попятилась и властно приказала себе: успокойся! Затем медленно досчитала до десяти, одернула юбку, вновь шагнула вперед и, призвав на помощь всю свою храбрость, позвала:

— Мистер… мистер Тиндалл…

Отличное начало! Ни дать ни взять перепуганная девочка при виде страшной буки из бабушкиной сказки!

Рейнер резко повернулся, недоуменно нахмурился, поднялся на ноги. И направился к незваной гостье, по дороге вытирая ладони о хлопчатобумажный фартук, надетый поверх лимонного цвета футболки, эффектно оттеняющей изумрудный цвет глаз.

— А вы что здесь забыли?

4
{"b":"25509","o":1}