ЛитМир - Электронная Библиотека

– Поезд подходит, – мягко сказал он. Она улыбнулась и коснулась его нижнегубы, проведя потом пальцем вдоль усов от центра к краю.

– Даже расписание поездов составлено под тебя?

– Может, и под мисс Абигейл Маккензи? – спросил он, затаив дыхание.

Абигейл посмотрела в его влюбленные глаза.

– И под нее тоже, – мягко сказала она. Глаза Джесси закрылись, и он облегченно вздохнул.

Но Абигейл вынудила его снова их открыть, спросив:

– Но что ей делать с полным домом свадебных пирожных и бутербродов?

– Оставить мышам, они их больше любят, чем овсянку.

– Оставить? – растерянно спросила Абигейл.

Джесси привстал на один локоть и с серьезным видом сказал:

– Я прошу тебя встать с постели, одеться, пойти со мной на станцию, держа меня за руку, и не оборачиваться. Все начинается с этого момента.

– Оставить мой дом, мои вещи, все – просто так?

– Просто так.

– Но на улице, наверно, собрался весь город, и они ждут, когда мы выйдем из гостиницы. Если мы пойдем прямо на станцию, они об этом узнают.

– Да, узнают. Разве это не сенсация, выйти у них перед носом и сесть на специальный состав фирмы – мисс Абигейл и ее дорожный грабитель?

Она поразмышляла над этим, глядя на Джесси.

– Зачем эго, Джесси, ты хочешь шокировать их?

– Думаю, это уже произошло, так почему бы не закончить с блеском?

Абигейл не смогла удержать смех. По крайней мере, она попыталась, но Джесси снова обнял ее крепко-крепко. Она беззвучно содрогнулась, и Джесси пришлось слегка ослабить объятия, но не совсем, а ровно настолько, чтобы она смогла сказать «да».

– Мы такие разные, Джесси, – проговорила она опять серьезно, дотрагиваясь до висков Джесси. – Я не смогу измениться ради тебя.

– А я и не хочу. Ты хочешь, чтобы я изменился?

Секунду Джесси боялся ее ответа. Но она ничего не сказала, поэтому Джесси сел на краю постели и повернулся к Абигейл спиной.

Но к этому времени она знала его достаточно хорошо, чтобы понять, из-за чего играют мышцы его желваков. Она села позади него и, проведя рукой по его плечам, поцеловала в спину.

– Нет, – сказала она тихо, – ты такой, какой ты есть. Только таким я тебя люблю.

Он повернулся к ней, улыбка под его колдовскими усами – и протянул руку ладонью вверх:

– Тогда пошли.

Абигейл положила ему в ладонь свою руку и, смеясь, позволила стянуть, вернее сдернуть себя с кровати.

Он прижал ее обнаженное тело к своему, оторвал от пола и провел рукой по позвоночнику.

– Поторопись, женщина, – предупредил он, усмехаясь, – или мы опоздаем на поезд три двадцать до Денвера.

Он отпустил ее и легонько шлепнул.

Они одевались, глядя друг на друга. Абигейл хотела подобрать порванный свадебный наряд, пуговицы и атласные туфли, но Джесси нежно приказал:

– Оставь.

– Но...

– Оставь.

Она посмотрела на платье, оно напомнило ей о Дэвиде, и она поняла, что должна сделать.

– Джесси, я могу оставить все, но я не должна... – она подняла умоляющий взгляд, – я не должна покидать Дэвида таким образом. – Джесси замер, ни единый мускул не дрогнул у него. – Нельзя причинять ему боль. Можно мне вернуться в магазин и объяснить ему, что я не хотела сделать ему больно?

Черные глаза Джесси были непроницаемы, когда он, склонившись перед Абигейл, начал застегивать ремни на чемоданах с фотографиями.

– Пожалуйста, лишь бы он не стоял между нами всю жизнь.

Это были самые трудные слова в его жизни.

Через несколько секунд Джесси держал новое зеленое пальто, а Абигейл просовывала в его рукава руки. Потом они обернулись возле двери, чтобы осмотреть комнату – перевернутая ширма все еще лежала на боку, свадебный наряд валялся кучей, порванный и помятый, пуговицы были рассеяны по комнате вместе с вуалью и брошенными атласными туфлями.

Надеясь, что Джесси поймет ее, Абигейл вернулась и подобрала туфли, сунув их под пальто. Они вышли из гостиницы в холодный солнечный полдень.

Джесси взял Абигейл под руку, и они пошли по тротуару к обувному магазину в конце улицы. Потом он ждал ее на улице, держа руки в карманах, пока Абигейл возвращала белые атласные туфли Дэвиду Мелчеру. Казалось, прошла вечность, прежде чем она вышла, хотя на самом деле это заняло всего несколько минут.

Звякнул колокольчик, Джесси поднял глаза, пристально вгляделся в лицо Абигейл. Она взяла его за руку, и они направились обратно к станции.

У него внутри зародилось какое-то странное, неуютное чувство.

Она улыбнулась ему:

– Я люблю тебя, Джесси.

И у него отлегло от сердца.

Они прошли по всей Мэйн-стрит, ловя на себе любопытные взгляды. На станции их ждал поезд, нетерпеливо выпуская пар, который белым дыханием выплескивался в холодный воздух Колорадо.

С боку второго с конца вагона сверкал герб с эмблемой «РМР» на листовом золоте с переплетенными кроваво-красными ветками.

Абигейл в замешательстве посмотрела на знак, потом вверх на Джесси, но прежде чем она успела спросить, он подхватил ее на руки и водрузил на ступеньки специального фирменного вагона.

Внезапно Джесси остановился, обернулся, взглянул задумчиво на пустынные улицы, снова опустил Абигейл на ноги и сказал:

– Погоди минутку. Не уходи, – и соскочил со ступенек.

С хладнокровием, которому позавидовал бы любой, Джесси вытащил револьвер, прицелился в вывеску вниз по улице с выведенными на ней именами Дэвида и Абигейл Мелчер и выстрелил два раза. Из всех магазинов вдоль по Мэйн-стрит выбежали обеспокоенные люди, чтобы узнать, что за чертовщина здесь происходит.

Но все, что они увидели, была вывеска, лежащая в снегу возле главного входа в обувной магазин, и спину Джесси Дюфрейна, исчезающую в поезде.

Он снова подхватил Эбби на руки и приблизил ее удивленные губы к своим.

– Ни одно место не сравнится с домом, – сказал он и, целуя ее, захлопнул ногой дверь.

– С домом? – повторила Абгейл, оглядываясь вокруг на пышную изумрудную бархатную отделку внутренности вагона. – Что это?

Абигейл силилась увидеть то, что скрывала голова Джесси. Он не собирался ее отпускать и по-прежнему держал на руках.

– Это, моя дорогая Эб, твои апартаменты на медовый месяц, специально заказанные к случаю.

То, что предстало взгляду Абигейл, вовсе не походило на помещение третьего класса. Она ни разу в жизни не видела такой роскоши – огромная кровать, покрытая зеленым бархатом, уютный обеденный столик, накрытый на двоих, бутылка шампанского в полгаллона в круглой чаше,, красивая медная ванна чуть в стороне от пузатой печки, в которой потрескивал огонь, глубокие кресла, мягкие ковры.

– Джесси Дюфрейн, ты – коварный дьявол! Как тебе удалось подогнать состав на Разъезд Стюарта так точно? И прекрати целовать мою шею, словно не слышишь моих обвинений. – И Абигейл захихикала.

– Я перестану тебя целовать не раньше, чем ад замерзнет, мисс Абигейл Маккензи.

– Но это действительно фирменный вагон. Значит ты планировал меня совратить с самого начала!

– Закрой свой восхитительный ротик, – сказал он, закрывая его за нее. Поезд тронулся. Джесси шагнул к широкой кровати. Вагон, набирая скорость, начал раскачиваться, и поцелуй смазался.

Они рассмеялись, и Джесси посадил Абигейл на кровать, отступил и спросил:

– Что сперва? Ванна, обед, шампанское... или я?

– У нас много времени? – спросила она, расстегивая пуговицы пальто.

– Мы можем не выходить до самого Нового Орлеана, – ответил он все с той же жуликоватой ухмылкой и озорным блеском глаз, манящих Абигейл.

Сняв пальто, Абигейл взглянула на ванну, на бутылку шампанского, на накрытый для двоих столик, на окно рядом, за стеклом которого проносился назад весь мир. И на мужчину... расстегивавшего свои манжеты.

– Ну тогда как насчет того, чтобы заняться всем этим сразу? – предложила Абигейл Маккензи.

Брови Джесси поползли вверх, а руки на мгновение замерли, но потом начали расстегивать пуговицы на груди.

101
{"b":"25510","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Суперлуние
Снеговик
Бунтарка
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Мститель. Долг офицера
Крах и восход
Темный паладин. Рестарт
Мусорщик. Мечта
Заветный ковчег Гумилева