ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 5

На следующее утро мистер Мелчер был на седьмом небе. Его палец почти не болел, и поэтому он решил сделать мисс Абигейл сюрприз, спустившись без ее помощи к завтраку. Дом был погружен в тишину. Прихрамывая, спустившись по лестнице, с нижней ступеньки он заглянул в дверной проем спальни, что находилась рядом с гостиной. Мистер Мелчер ощущал отвращение от одной мысли, что этот уголовник спит под одной крышей с ним и мисс Абигейл, но вместе с тем чувствовал необходимость поближе рассмотреть этого типа. Было бы здорово по возвращении рассказать ребятам из клуба Элизиум про грабителя, которого он, Дэвид Мелчер, уложил на обе лопатки.

Но он никак не ожидал увидеть столь отвратительной картины, когда высунул свою аккуратно причесанную голову из-за косяка.

На раненом грабителе не было никакой одежды, за исключением повязки. Обнаженный и волосатый, он лежал, положив одну ногу поверх двух валиков, другая же, огибая живот мисс Абигейл, была откинута в сторону. Мисс Абигейл находилась в ногах кровати. Ее ночная рубашка задралась до бедер, ноги, просунутые в спинку кровати, свисали рядом с ногами мужчины. Лицо мисс Абигейл, почти на бедре больного, было закрыто копной разметавшихся волос, в которую вплелись пальцы мужчины. Но что было самым страшным: эта развратница вытянула одну руку вдоль покрытого волосами бедра грабителя, так что ее ладонь находилась в опасной близости от мужских гениталий!

И судя по внешнему виду женщины, это было не удивительно. Такую неряху еще надо было поискать: ступни ног грязные, ночная рубашка вся в коричневых и желтых пятнах, кружевные манжеты – в угле. А руки выглядели не лучше, чем все остальное: ногти покрыты коркой грязи, пальцам не помешала бы щетка, левая рука обернута куском грязной марли. Казалось, мисс Абигейл участвовала в потасовке в какой-нибудь забегаловке.

Невероятно, что мисс Абигейл предстала в таком виде, да она и сама была бы потрясена до глубины души, увидев подобную картину!

Грабитель беспокойно заворочался и пробормотал что-то нечленораздельно. Женщина пробудилась от своего глубокого сна и, вздохнув, ощупала повязку и пробормотала:

– Лежи спокойно, Джесси.

Потом мисс Абигейл, все еще сонная, уронила руку на его колено, и прижалась к его голой ноге.

– Это ты, Эбби? – пробормотал он, так и не открыв глаз.

– Да, Джесси, это я, спи.

Он вздохнул, потом раздался легкий храп, и рука мужчины расслаблено застыла в волосах мисс Абигейл. Вскоре ее ровное дыхание присоединилось к дыханию Джесси, а объятый ужасом Дэвид Мелчер беззвучно прокрался обратно в свою комнату.

В последующие дни ужасная сцена оставалась в его памяти. И во время горько-сладких полуденных часов в саду мисс Абигейл он испытывал непреодолимое желание потребовать у нее объяснений, но боялся, что таковых не найдется. В нем нарастала ревность. Мисс Абигейл большую часть времени проводила с преступником, который медленно поправлялся. Иногда Дэвид, проходя мимо спальни внизу, заглядывал внутрь, лелея свою ненависть к мужчине, который покалечил его и украл из его жизни самую большую радость. Хромота Дэвида не проходила, и это принижало его в его собственных глазах. Он стал бояться, что ни одна женщина не найдет его привлекательным. Он видел, как заботливо мисс Абигейл ухаживала за грабителем, хотя тот теперь все время находился под воздействием настойки опия. Каждый раз, когда мисс Абигейл отправлялась в нижнюю спальню, Дэвид чувствовал себя несчастным.

Мисс Абигейл недоумевала, почему Дэвид сторонится ее. Как бы она хотела, чтобы он снова поцеловал ее, поднял бы ей настроение, но он не делал этого. Палец Дэвида полностью зажил, и мисс Абигейл ужасалась при мысли, что он может уехать, и они больше никогда не увидятся. Когда она пыталась порадовать его какими-нибудь мелочами, он сухо благодарил ее и больше не говорил комплиментов.

Доктор сказал, что можно прекратить давать Джесси настойку опия, и одним солнечным утром он проснулся, слабый, но голодный, как волк, и удивился, что все еще жив. Он напряг свои мышцы, ощутил, как они затекли и ныли от долгого лежания, но мучительные боли утихли. Из кухни доносились голоса, и он вспомнил мужчину, из-за которого оказался здесь. Сколько же дней он пробыл без сознания?

Он не слышал шагов, но каким-то образом понял, что она стоит в дверном проеме. Он оторвал взгляд от деревьев за окном и увидел, что она рассматривает его без прошлого неприятия.

Мисс Абигейл в зеленой юбке и белой батистовой блузке выглядела свежей как весенний листок. Ее коричневые волосы были собраны в аккуратный пучок на шее, кожа цвета персика дышала молодостью. И в первый раз Джесси заметил, как сильно улыбка меняет ее лицо.

– Значит вы выкарабкались, – тихо сказала она.

Он молча смотрел на нее и потом произнес:

– Надеюсь, что да, – и мягко добавил: – Подойдите поближе.

Она замешкалась в нерешительности, но потом медленно подошла к краю кровати.

– Вы заняты? – спросил он, хитро улыбаясь.

– Немножко, – задумчиво ответила она. Он положил руку на зеленую юбку и бесстыдно погладил мисс Абигейл пониже спины.

– Кажется, я вам обязан.

Джесси сотни раз проделывал такое с другими, но только мисс Абигейл повезло подвернуться ему под руку именно в тот момент, когда звук их голосов привлек к двери Дэвида Мелчера.

Кровь бросилась Дэвиду в лицо, и он сухо заметил:

– Так, так...

Мисс Абигейл застыла, объятая ужасом и совершенно беспомощная. Все произошло так быстро. Она пыталась вырваться, но Джесси крепко держал ее и с кривой улыбкой, растягивая слова, произнес:

– Мистер Мелчер – наш мстительный герой, я полагаю?

– Вы лишены всяких приличий! – прошипел Дэвид.

Джесси с усмешкой взглянул на мисс Абигейл:

– А чего я не лишен, Эбби?

– Эбби? – в ярости вскрикнул Дэвид. Мисс Абигейл наконец удалось вырваться

из объятий Джесси, и она устремила глаза на человека в дверях.

– Это... это все не так, – умоляла она Дэвида.

– Нет, так, – уколол Джесси, наслаждаясь моментом, но мисс Абигейл развернулась к Джесси и набросилась на него.

– Заткнись! – выпалила она, сжав руки в маленькие кулачки.

Дэвид бросил на парочку уничтожающий взгляд.

– Я уже второй раз нахожу вас с ним в положении... которое я бы назвал... довольно компрометирующим.

– Второй раз! О чем вы говорите? Я никогда...

– Я видел вас, мисс Абигейл, лежащей рядом с ним, а ваша рука... – Тут он внезапно сжал губы, не в состоянии продолжать.

– Вы лгун! – выкрикнула мисс Абигейл.

– Нет, Эбби, – вставил Джесси, – в те две ночи...

Мисс Абигейл испепелила его взглядом.

– Я бы была вам очень благодарна, мистер... как вас там, если бы вы заткнули свой презренный рот!

– Во время сна вы называли его Джесси, – заметил Дэвид.

– Во время... – Она не понимала. Джесси улыбался, наслаждаясь всем происходящим.

– Я думал, вы настоящая леди. Каким дураком я был, – презрительно сказал Дэвид.

– Я никогда не совершала того, на что вы намекаете. Никогда!

– Да? Тогда как же вы провели прошедшую ночь, если не резвились на траве? Ваши рубашка, руки, ноги...

Она вспомнила все очень отчетливо. Пальцы она запачкала, когда раскапывала древесный уголь, а ноги и ночную рубашку – когда бегала за доктором.

– Он был без сознания, у него началась гангрена. Я ходила за доктором Догерти.

– Да? Я что-то не припомню, чтобы доктор приходил в эту ночь.

– Да, не приходил... Я хочу сказать, его не оказалось дома, поэтому мне пришлось лечить Джесси... мистера Камерона, как я могла сама.

– Кажется, вы лечили его не только горчичниками, – обвинял Дэвид.

– Ноя...

– Оставьте свои объяснения для кого-нибудь, кто в них поверит, мисс Маккензи.

Она была бледнее простыни и сжала руки, чтобы остановить их дрожь.

– Я думаю, вам лучше уйти, мистер Мелчер, – тихо произнесла она. Прямая и напряженная, она стояла возле ухмыляющегося негодяя.

16
{"b":"25510","o":1}