ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Последнее прости
Найди точку опоры, переверни свой мир
Острые предметы
Литературный марафон: как написать книгу за 30 дней
Шаман. В шаге от дома
Уэйн Руни. Автобиография
Думай и богатей: золотые правила успеха

– Вы предлагаете обдать меня водой, пока я буду лежать голым в кровати?

Он охнул и стыдливо подтянул простыню до подбородка.

Мисс Абигейл обернулась и собрала всю свою выдержку, чтобы удержаться от смеха при виде этой смешной позы.

Она вызывающе посмотрела на него и произнесла не оставляющим сомнений тоном:

– Я делала это раньше... Смогу сделать и еще раз.

Его густые черные брови от удивления взметнулись вверх.

– Делали раньше! – Он снова сдернул простыню вниз до пупка. – Ну, если так... – произнес он, растягивая слова, откинулся, расслабившись и подложив здоровую руку под голову.

Когда она метнулась прочь из комнаты, он лежал улыбаясь и гадал, действительно ли она задаст ему основательную мойку. Его улыбка стала еще шире. Черт, хотел бы я, чтобы ты сделала это, Эбби, думал он, лежа в ее цветочной постели и ощущая неожиданную веселость.

Когда она вернулась, рукава ее блузки были засучены, и мужчина подумал: ага, леди наконец обнажила передо мной свои запястья. Значит, он хорошенько ее подцепил. Ведь она сохраняла свою целомудренность с настоящим фанатизмом, и он предвкушал, как она справится с предстоящей процедурой. Итак, очень довольный собой, он лежал и ждал, когда мисс Абигейл начнет.

Изящные руки мисс Абигейл, казалось, были не способны справиться с такой работой. Но она подложила под него клеенку так ловко и быстро, что он даже не заметил. Он благодушно подчинялся командам мисс Абигейл, приподнимая подбородок, поворачивая голову или поднимая руку. Надо было отдать ей должное – она знала как тщательно вымыть мужчину. Процедура вызывала чертовски приятные ощущения. А когда мисс Абигейл забралась на кровать и расположилась рядом с Джесси, он не мог в это поверить. Но она забралась, ей Богу, забралась! И Джесси неохотно, но зауважал ее.

– Теперь, когда мы заключили перемирие, может быть вы расскажете мне, почему начали называть меня мистером Камероном? – спросил он, пока она смывала пену.

– Когда вы пришли в сознание, я спросила, как вас зовут, а вы сказали «Майк Камерон». Я слышала это вполне отчетливо.

Джесси припомнил тот момент и рассмеялся.

– Я сказал не «Майк Камерон», а «моя камера», но тогда мне казалось, будто кто-то надрал мне шею свежей сыромятной кожей, поэтому говорить было трудновато. – Он огляделся. – Кстати, где она?

– Где что?

Мисс Абигейл продолжала протирать его, стоя на коленях рядом.

– Моя камера.

– Камера? – Она непонимающе взглянула на него. – Вы потеряли свою камеру и думаете, что я знаю, где она?

Он вопросительно приподнял бровь:

– А что, вы не знаете?

Мисс Абигейл мыла его бок, и мочалка в ее руке застыла возле бедра, которое все еще было прикрыто простыней. Она взглянула на мужчину и сухо сказала:

– Поверьте мне, мистер Камерон, я не находила при вас камеры... нигде.

Это вырвалось непроизвольно, и мисс Абигейл немедленно вспыхнула из-за того, что сказала. Она на секунду испуганно встретилась с ним взглядом, возобновив работу с еще большим пылом.

– Чего вы застыдились, мисс Абигейл? – растягивая слова, спросил он с усмешкой. Однако о своем оборудовании он беспокоился не на шутку. – Камера и пластинки занимают уйму места. Куда они подевались? А еще у меня был саквояж. Где он?

– Понятия не имею, о чем вы говорите. Вас принесли ко мне в этом самом виде, как вы есть сейчас, сэр, и никто ничего не говорил ни о камере, ни о пластинках. Уж не думаете ли вы, что я их прячу от вас? Пожалуйста, поднимите руку.

Он поднял руку, и мисс Абигейл намылила ее всю мочалкой.

– Ну где-то они должны быть. Никто не выносил мои вещи с поезда?

Она начала смывать мыло.

– Они вынесли с поезда только вас, мистера Мелчера и его дорожный саквояж. Никто и не ожидал, что вор отправится на дело с камерой.

По едва заметному изгибу брови мисс Абигейл Джесси понял, что она считала нелепой выдумкой его рассказ.

– Скажите, сэр, зачем преступнику камера? – Она пристально смотрела на него, ожидая, какую ложь он состряпает. Он не удержался от остроты.

– Чтобы сфотографировать свои мертвые жертвы для памятного альбома.

Его ухмылка напугала мисс Абигейл.

– Мистер Камерон, это ни капельки не смешно! – вспылила она, внезапно принявшись натирать его с ожесточением.

– О! Полегче! Вы же знаете, я еще не совсем здоров.

– Пожалуйста, не напоминайте мне об этом, – кисло заметила она.

Он произнес более дружелюбным тоном:

– Вы все равно не поверите мне про камеру, поэтому я вам не стану ничего рассказывать. Вам удобно считать, что я с удовольствием граблю поезда, чтобы не чувствовать себя виноватой... – он повысил голос, – за то, что вы хотите протереть до дыр мою кожу вместо того, чтобы просто протереть ее! Ох, вы слышите?! Или вы не знаете, что означает «ох», женщина?

Она выпрямилась так резко, что хрустнули ее шейные позвонки.

– Не называйте меня женщиной, слышите?!

Она снова ухватила его руку и принялась вытирать ее насухо.

– Почему? Вы что, не женщина?

Руки мисс Абигейл замерли, удерживаемые вместе с полотенцем его длинными темными пальцами. Ее охватила паника, сердце бешено забилось. Она взглянула в его темные пытливые глаза.

– Не для вас, – чопорно ответила она и, освободив свою руку, быстро слезла с кровати.

Что-то изменилось между ними, когда он взял ее за руку. Они замолкли, мисс Абигейл занялась правой ногой и намылила ее, тщательно обходя рану. Один раз, почувствовав укол боли, он изогнулся, подняв грудь и утопив затылок в подушке.

– Дело идет на поправку, и не важно, что это может сопровождаться не совсем приятными ощущениями, – заметила мисс Абигейл.

Она все еще была расстроена предыдущими замечаниями Джесси. Когда она проворно намылила ногу и добралась до ступни, он взглянул на мисс Абигейл и тихо спросил:

– А для старины Мелчера? Она приподняла голову.

– Что?

– Вы женщина? Вы женщина для старины Мелчера?

Но момент для вопроса был выбран неподходящий. Она держала его больную ногу и без всяких колебаний опустила вниз, вместе с пеной, водой и всем прочим. Джесси охнул, но мисс Абигейл не сдвинулась с места, с оскорбленным видом глядя на него и сверкая глазами:

– Разве вам недостаточно того, что вы навредили нашим отношениям с мистером Мелчером? Он– настоящий джентльмен... а вы даже понятия не имеете, что это такое. Вам приятно сознавать, что именно по вашей вине я его потеряла?

Нога вдруг чертовски сильно заболела, плотно сжатые губы побелели, но мисс Абигейл не замечала этого. Что ей от него нужно?

– Если он был таким распрекрасным джентльменом, почему вы его вышвырнули отсюда? – возразил Джесси.

Она поджала губы, мочалка полетела в миску, расплескивая воду по его лицу, брызгая на стены и подушку. Джесси отпрянул и выкрикнул:

– Эй, куда идете? Вы еще не закончили!

– У вас, сэр, есть одна здоровая рука. Используйте ее! – И ее юбки исчезли за дверью.

Джесси взглянул вниз, на свою намыленную ступню.

– Но что мне делать с мылом?

– Почему бы вам не попробовать вымыть им ваш рот, что следовало бы сделать еще вашей мамочке!

От сохнущего мыла начался зуд.

– Не оставляйте на мне это мыло!

– Будьте довольны, что я хоть как-то вымыла вас.

Он саданул здоровым кулаком об матрас и заорал во всю глотку:

– А ну-ка вернись, ты, гадюка!

Но она не возвращалась. Зуд стал невыносимым, и Джесси, превозмогая боль, согнулся и простыней вытер намыленную ногу.

Выходя из дома, мисс Абигейл как никогда яростно хлопнула дверью. Абигейл топала по ступеням, словно гессенский солдат. «Я не могу больше находиться в одном доме с этим чудовищем!» – твердила она про себя. Никто в ее жизни не сердил ее так сильно. Стоя в тени липы и устремив свой взгляд на сад, она жалела об утерянном спокойствии, которое всегда присутствовало в ее жизни. Но сегодня ее не радовали даже цветы, миролюбиво покачивающие головками. Как же она сможет выносить присутствие этого гнусного человека, пока он не поправится и не покинет ее дом! Он ведь просто животное. Как наивны ей казались предупреждения доктора о ее же «повышенной чувствительности». Если бы доктор только знал, как пострадала она от человека, которого она свободно пустила в свой дом.

18
{"b":"25510","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Азазель
О, мой босс!
Живи легко!
Я енот
Расскажи мне о море
Под струной
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Черная полоса везения