ЛитМир - Электронная Библиотека

– Добрый день, мисс Абигейл.

– Как поживаете, мисс Абигейл.

– Здравствуйте, мисс Абигейл.

Дамы, улыбаясь, приветствовали ее молчаливыми кивками. Большинство из них немножко ее побаивалось, такую холодную, воспитанную в рамках строгих правил, чинно плывущую в сторону доктора Догерти. Чтобы позволить летнему ветерку обдуть их взмокшие подмышки, многие приподняли руки, а мисс Абигейл, двигаясь посреди них, каким-то образом заставила их ощущать себя неуклюжими и жирными, и, что еще хуже, ничтожными, из-за того, что они так упорно отказывались помочь.

– Проходите внутрь, мисс Абигейл, – сказал доктор и потом повысил голос, обращаясь к толпе:

– Вы тоже можете отправляться домой. Если будут какие-нибудь изменения, я пошлю на станцию Макса с новостями.

И, заботливо взяв мисс Абигейл под руку, доктор проводил ее в дом.

Его вдовий дом представлял собой кавардак из всякого барахла, которое только приумножалось и никогда не выбрасывалось. Большая передняя комната выглядела так, словно своевольный ребенок перевернул ее вверх дном в отместку за то, что его отшлепали, однако разбросанные предметы со всей очевидностью принадлежали взрослому. Доктор Догерти убрал с кресла стопку журналов и газет, отпихнул в сторону пару брошенных домашних тапочек и сказал:

– Садитесь, мисс Абигейл.

– Спасибо, – ответила она, усаживаясь на расчищенное место, как на трон.

Хотя она не показывала виду, что царящий вокруг беспорядок задел ее небывалое самолюбие, мисс Абигейл заметила его очень хорошо. Доктор Догерти всегда действовал из лучших побуждений, но после того, как умерла его Эмма, дом постепенно становился неряшливее. Доктор вел совершенно сумасшедшую жизнь, бегая к каждому, кто нуждался в нем, в любое время дня и ночи, и оставляя для себя самого так мало времени, что об уборке дома не могло быть и речи. Герти Берстон тоже была нанята как сестра, а не как экономка. Это становилось вполне очевидно, стоило лишь взглянуть на комнату.

Доктор Догерти сел на валик старого, разбитого дивана, набитого конским волосом, расставив свои старые, разбитые колени, и положил на них свои старые, разбитые руки. Мисс Абигейл увидела облачко пыли, вылетевшее из расплющенного валика и заклубившееся вокруг доктора. Прежде чем заговорить, он с минуту изучал пол перед собой.

– Мисс Абигейл, я очень ценю ваше предложение.

Он не знал точно, как бы выразиться.

– Но знаете, мисс Абигейл, я не мог предположить, что вы одна предложите свои услуги. Возможно, это работа для кого-нибудь еще, кто лучше подойдет для нее.

Мисс Абигейл почувствовала раздражение. Она решительно сказала:

– Вы отказываетесь от моей помощи, док тор Догерти?

– Я... мне бы очень не хотелось говорить, что я отказываюсь. Я прошу вас получше подумать.

– Я считаю, что уже подумала. И в результате предложила свои услуги. Если существуют какие-то необъяснимые причины, по которым я не могу этим заниматься, тогда мы теряем время.

Когда мисс Абигейл бывала задета, ее речь становилась отрывистой, а сама она – многословно красноречивой. Она встала и изучали свои перчатки, натягивая их плотнее на руки.

Доктор вскочил, окутанный облаком пыли, и усадил ее обратно в кресло. Мисс Абигейл поглядела на него из-под полей шляпки, внутренне довольная тем, что доктор отреагировал на ее укол. Хорошенькое он выбрал время быть привередливым!

– Погодите, не стоит раздражаться.

– Раздражаться, доктор Догерти? Где это видно, чтобы я была раздраженной?

Она приподняла одну бровь и наклонила голову.

Доктор стоял над ней, улыбаясь и рассматривая поднятое лицо под маргаритками на шляпе.

– Да, мисс Абигейл, я сомневаюсь, чтобы вы хоть раз в жизни были раздражены. Но я пытаюсь дать вам понять, что вы можете стать раздраженной потом, если я соглашусь позволить вам ухаживать за этими двумя.

– Пожалуйста, скажите, почему, доктор?

– Ну... дело в том, что... потому что вы... незамужняя леди. – Фраза глухим эхом отдалась внутри головы тридцатитрехлетней мисс Абигейл и в быстро заколотившемся одиноком сердце.

– Незамужняя леди? – повторила она, сжав плотно губы.

– Да, мисс Абигейл.

– И какие же возможные сложности представляет мое положение не... незамужней леди, как вы любезно изволили выразиться, для моей помощи вам?

– Понимаете ли, я надеялся, что вызовется замужняя женщина.

– Почему? – спросила она.

Доктор Догерти развернулся и отошел в сторону, подыскивая деликатные выражения. Он прочистил горло.

– Вам, возможно, придется видеть части тел этих мужчин, которые, мягко говоря, не приятны для леди с вашей повышенной... – но его слова замерли.

Доктор не хотел смущать ее еще сильнее. Мисс Абигейл закончила за него.

– Чувствительностью, доктор Догерти? – с немного фальшивым смехом спросила она. – Вы собирались выразиться именно так?

– Да, можно сказать и так, – доктор снова повернулся к ней.

– Доктор, вы что, забыли, как я ухаживала за своим отцом, когда он болел?

– Нет, не забыл, мисс Абигейл. Но это был ваш отец, а не какой-то незнакомец с огнестрельной раной.

– Превосходно, мистер Догерти, – сказала она с таким выражением, словно выплевывала слова, хотя на самом деле расчетливо контролировала свои эмоции, и заменила слово доктор на мистер. – Скажите хоть одну настоящую причину, почему я не могу ухаживать за этими двумя джентльменами.

Доктор в расстройстве взмахнул руками.

– Джентльмены! А вы уверены, что они джентльмены? А если они не джентльмены? Не пожалеете ли вы, что меня нет рядом, когда я буду где-нибудь за городом в четырнадцати милях отсюда? Один из этих джентльменов только что попытался ограбить поезд, и я хочу его вылечить, но это не значит, что я ему доверяю. А вдруг он набросится на вас и убежит?

– Минуту назад вы советовали мне не раздражаться. Могу я теперь посоветовать вам то же самое, доктор? Вы начали кричать.

– Извините, мисс Абигейл, пожалуй, я действительно закричал, но я обязан дать вам понять, какой риск сопряжен с этим делом.

– Вы выполнили свой долг, доктор Догерти. Но так как я вижу, что ваша мольба о помощи не вызвала изобилия откликов добровольцев, вряд ли у вас есть выбор, кроме как принять мою кандидатуру.

Доктор склонил голову к своему вытертому ковру, гадая, что об этом сказал бы отец мисс Абигейл. Он всегда о ней заботился.

Мисс Абигейл, приняв решение, подняла на доктора глаза. Ее поза на краешке кресла была чопорной и напряженной.

– Я прекрасно себя чувствую, обладаю здравым смыслом и имею почти пустой счет в банке, доктор, – заверила она, – а у вас двое раненых, за которыми нужен присмотр. Я думаю, ни один из них не достаточно здоров сейчас, чтобы навредить мне или убежать. Так что, может, мы закончим обсуждение?

Она поняла, что убедила доктора своим упоминанием о пустом банковском счете.

– Вы, без сомнения, умеете гладко говорить, мисс Абигейл, и я уже почти согласен с вами, уверяю вас. Но, знаете ли, я не смогу вам много платить. Примерно тридцать дол ларов за неделю. Герти я плачу столько же.

– Тридцать долларов вполне достаточно... о, и еще кое-что, – добавила она, сдвигаясь на самый край кресла.

– Да?

– Что вы предполагаете с ними делать, когда ваших пациентов доставят завтра утром?

Мисс Абигейл не потребовалось смотреть по сторонам, чтобы прийти к заключению, что дом доктора вовсе не то место, которое подойдет для госпиталя. Доктор тоже не имел никаких заблуждений насчет состояния своего дома. Открывавшуюся их взглядам картину в лучшем случае можно было назвать жалким беспорядком. И доктор, и мисс Абигейл прекрасно знали, что на втором этаже или на кухне было еще хуже. Они также знали, что мисс Абигейл помешана на чистоте. Поэтому когда доктор наконец закончил обводить взглядом комнату, он полностью согласился с непригодностью этого места.

– Полагаю, мы не сможем разместить их наверху? – спросил он безнадежно.

3
{"b":"25510","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
И ботаники делают бизнес 1+2. Удивительная история основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова: от провала до миллиона
Энциклопедия пыток и казней
Честная книга о том, как делать бизнес в России
День, когда я начала жить
Соль
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Космическая красотка. Принцесса на замену
Первые сполохи войны