ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Гид по стилю
Гончие Лилит
Minecraft: Остров
И тогда она исчезла
День коронации (сборник)
Успокой меня
Метро 2033: Нас больше нет
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания

ГЛАВА 8

– Я не могу послать такой телеграммы по вашему личному распоряжению, – настаивал Макс.

– Почему же? – сердилась мисс Абигейл.

– Этим должен заниматься шериф, – с важным видом заявил Макс, – сходите, повидайтесь с Сэмом и поговорите с ним на эту тему, и тогда он пошлет телеграмму. В любом случае, только он знает человека, которому следует адресовать телеграмму. Я этого не знаю.

Мисс Абигейл расстроилась и не знала, что делать. Она не хотела рассказывать всему городу, как сильно она желает избавиться от своего постояльца. И что было особенно мучительно, он был частично прав. Она боялась, что стоит ей сказать во всеуслышание: «Я хочу от него избавиться», как все удивятся, с чего бы это. И что тогда она скажет? Что он навел на нее револьвер и заставил поцеловать его? Ничто на свете не могло заставить ее признаться в этом. А могла ли она сказать, что он навел на нее револьвер, чтобы заставить приготовить завтрак? Вряд ли. В конце концов, железная дорога платила ей, чтобы она делала именно это. Как это будет выглядеть, если она сознается, что хотела голодом выжить человека из дома? Что если она скажет, будто он, наставив на нее револьвер, вынудил помочь бриться? Во всех случаях толки будут один хуже другого. И с чего этот дурак Максвелл Смит воображает перед ней? Одна незаметная телеграммка – вот все, что она хотела. И вопреки собственным намерениям она отправилась к шерифу Самуэлю Харрису.

– Извините, мисс Абигейл, – сказал шериф. – Сперва сходите за разрешением доктора Догерти. Таков закон. Любой заключенный, находящийся под присмотром доктора, должен быть освидетельствован им перед переводом из одной тюрьмы в другую... ох, прошу прощения, мадам, я не имел в виду, что ваш дом– тюрьма. Вы понимаете, что я хотел сказать, мисс Абигейл.

– Да, конечно, мистер Харрис, – снисходительно ответила она, – тогда я поговорю сдоктором Догерти.

Но доктора Догерти не оказалось дома, поэтому мисс Абигейл пошла обратно на Мэйн-стрит и, страшно разочарованная, направилась в мясную лавку.

– Здравствуйте, мисс Абигейл, – поклонился ей Билл Тилден, выходя наружу из парикмахерской.

– Добрый день, мистер Тилден.

– Жарко сегодня, не правда ли? – заметил он, стрельнув глазами по ее не покрытой шляпкой голове.

Она живо кивнула и проследовала дальше.

– Заходите на обед к Калпепперу, – предложил он ей вслед, в то время как Фрэнк Эдни повесил на свою дверь табличку – «Вышел на ленч».

– Как дела, мисс Абигейл, – поприветствовал он ее.

– Спасибо, мистер Эдни, – ответила она.

– Немного жарковато, а?

– Действительно. – Она поднялась на дощатый тротуар, размышляя, как ограниченны темы разговоров на Разъезде Стюарта.

У нее за спиной Билл Тилден спрашивал у Фрэнка Эдни:

– Ты когда-нибудь раньше видел мисс Абигейл в городе без шляпки и перчаток?

– Если подумать, нет.

– Чудеса, да и только! – они повернулись, покачивая головами, чтобы посмотреть, как мисс Абигейл входит в дверь мясной лавки Портера.

– Здравствуйте, мисс Абигейл, – сказал Гейб Портер.

– Добрый день, мистер Портер.

– Говорят, вы взяли к себе в дом того грабителя.

– Неужели?

Гейб стоял, скрестив на своем гигантском, обтянутом фартуком животе руки, каждая размером с ляжку. Повсюду над пятнами крови жужжали мухи, одна из них случайно села на липучку, которая свисала спиралью с потолка.

– Ерунда, все знают об этом. Он не доставляет вам хлопот?

– Нет, вовсе нет, мистер Портер.

– Я слышал, второй франт умотал вчера на поезде.

– Да.

– Не слишком ли рискованно оставаться вам одной с грабителем?

– Я что, выгляжу так, словно мне грозит опасность, мистер Портер?

– Нет, не выглядите, мисс Абигейл. Просто народ беспокоится, вот и все.

– Ну так народ может оставить свое беспокойство, мистер Портер. Единственная серьезная опасность, которой я подвергаюсь, это то, что меня съедят вместе с моим домом.

В этот момент Гейб вскочил, осознав, что она ждет, когда ей предложат какого-нибудь мяса.

– Ах... верно! Что вы возьмете сегодня?

– Хороша ли сегодня свинина? Свежая и постная?

– И то и другое, мадам. Только сегодня зарезали и держали на льду.

– Очень хорошо, мистер Портер. Я возьму три куска.

– Ага, сейчас будут здесь!

– Хотя, пожалуй, мне нужно четыре... нет, пять.

– Пять? Вы не сможете их сохранить до завтра, мисс Абигейл, даже если они будут наисвежайшими.

– Тем не менее, я возьму пять и палочку копченой колбасы, ну, скажем... вот такой длины.

Она развела ладони на шесть дюймов, потом увеличила разрыв до десяти или около того и сказала:

– Нет, вот такой длины.

– Кого вы там, ради всего святого, кормите, мисс Абигейл, гориллу?

Ей пришлось напрясь всю свою силу воли, чтобы не ответить: «Именно так!» – Вместо этого она повергла беднягу Гейба в полный ужас, заказав следующее:

– Я хотела бы присовокупить к моему заказу один свиной мочевой пузырь.

– Один... свиной мочевой пузырь, мисс Абигейл? – спросил, выпучив глаза, Гейб.

– Вы сказали, что только что разделали свинью. Так где же внутренности?

– Они у меня есть. Я имею в виду, их еще не сожгли, но что...

– Просто заверните один мочевой пузырь, будьте добры, – приказала она, и он наконец сдался и сделал, как она просила.

Когда она ушла, Гейб пробормотал своим мухам:

– Свиной мочевой пузырь... что она теперь, черт возьми, будет с ним делать?

Когда мисс Абигейл добралась до дому, в мелкой, сухой пыли перед ним она заметила свежий след от легкой коляски и поняла, что снова разминулась с доктором Догерти. Что за невезение все время упускать его, когда он ей так нужен, чтобы избавиться от этого человека у нее в доме.

Как обычно она встала «распустить хвост» перед своим отражением в зеркале на стойке для зонтиков. Она пригладила волосы, поправила манжеты, пояс и быстрым движением тыльной части ладони проверила упругость кожи под подбородком.

– Не отвисла? – спросил зычный голос, и мисс Абигейл, прижав руку к сердцу, развернулась и подпрыгнула на фут от пола.

– Что вы здесь делаете?

Джесси стоял, облокотившись на костыли, у прохода в кухню. Его черная от волос грудь, икры и ступни высовывались из простыни, в которую он завернулся.

– Я спросил первым, – сказал он.

– Что? – Мисс Абигейл могла думать только о том, что произойдет, если эта простыня упадет!

– Кожа не отвисла? По идее не должна, учитывая как вы все время задираете свой маленький дерзкий подбородок под самый потолок.

Словно в подтверждение этих слов, подбородок мисс Абигейл взметнулся вверх.

– Если вы здесь, вы в состоянии покинуть мой дом. Прекрасно!

– Доктор принес мне костыли, а после того как он ушел, мне понадобилось сходить на задний двор, так что я решил прогуляться. Но я оказался не таким крепким, как ожидал.

– Вы потащились через весь задний двор, в этой простыне? – выдохнула мисс Абигейл. – А если вас кто-нибудь видел?

– Ну и что с того?

– У меня безупречная репутация, сэр!

– Вы себя переоцениваете, мисс Абигейл, – самодовольно ухмыльнулся Джесси.

Она стояла без движения, и краска постепенно заливала все ее лицо, пока не запылали уши.

– Вы знаете, мне что-то нехорошо, – сказал он.

– Нехорошо? Не смейте больше высовываться наружу в простыне! Возвращайтесь в постель, вы слышите? Я никогда не смогу сдвинуть вас, если вы рухнете на пол!

Он проковылял к дальнему концу гостиной и успешно проделал весь путь до вязаного коврика, лежавшего перед дверью в спальню. Тут один костыль зацепился за него, и Джесси начал раскачиваться. Мисс Абигейл бросилась к нему через всю комнату, схватила за талию и не дала упасть. Когда Джесси обрел равновесие, она опустилась на колено, чтобы убрать коврик, но костыль прижимал его к полу.

– Я не могу его поднять. Вы можете сдвинуть костыль? – спросила она, глядя на Джесси снизу.

30
{"b":"25510","o":1}