ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты сможешь надевать их, когда пойдешь за мочевым пузырем в мясную лавку, – раздраженно сказал Джесси, – или на почту, отправить телеграмму, чтобы тебя избавили от какого-нибудь головореза.

Она была слишком счастлива, чтобы обращать внимание на его попытки унизить подарок.

– О Боже, я боюсь, не смогу их никуда одеть. Они просто не... ну, они слишком прекрасные и элегантные для Разъезда Стюарта.

Джесси нахмурился. Она чуть ли не ласкала эти туфли, на лице застыло умиление, когда она восторгалась исключительной выделкой и качеством кожи. Джесси никогда раньше не видел ее такой светящейся и лепечущей. Ее глаза были столь же голубыми и чистыми, как ипомеи, губы раскрылись в ослепительной улыбке. Джесси захотелось вышибить у нее из рук эти чертовы красные туфли.

Но вдруг до него дошло, что волосы Эбби причесаны не так тщательно, как всегда, и что одета она в старую, бесформенную юбку с темным цветочным рисунком, рукава закатаны до локтей, а на животе треугольником повязано кухонное полотенце. Она выглядела невзрачно, как буфетчица, причем перемена ошеломила Джесси, он молча смотрел на узел повязанного полотенца.

– О Господи! – сказала она весело. – Вы проснулись так поздно, а я стою здесь и глазею на посылку, а вы умираете от голода.

Она накрыла крышкой коробку с туфлями, подняла глаза и встретилась с хмурым лицом Джесси.

Ей показалось, что он стал еще выше за ночь, но она тут же поняла, почему.

– Вы без костылей! – воскликнула она радостно и подумала: Боже, какой он высокий!

И сразу же вслед за этим: Боже, да он только наполовину одет! Он был без рубашки и босиком, как всегда, ничего, кроме новых штанов.

– Доктор Догерти сказал, чтобы вы приучались ходить постепенно, – начала она бранить его, чтобы скрыть смущение от вида его обнаженного тела.

Ее забота немного успокоила раздраженного Джесси, и его гнев утих.

– Я голоден. Сколько времени?

Он потер свой твердый, плоский живот, довольный тем, что мисс Абигейл отвела взгляд.

– Скоро девять. Вы долго спали.

Она направилась на кухню, и Джесси последовал за ней.

– Ты не соскучилась по мне?

Джесси бросил на коробку последний уничтожающий взгляд и стал пожирать глазами талию мисс Абигейл с полотенцем, ерзавшим вверх-вниз при каждом ее шаге. У мисс Абигейл был такой аккуратный зад, какого Джесси не видел ни разу в своей жизни.

– У меня не было времени. Я была занята стиркой.

– О, так вот почему ты одета как буфетчица. Я не возражаю против этой перемены.

Внезапно мисс Абигейл вспомнила, в каком она виде, и стала опускать закатанные рукава, Джесси начал гадать, смог бы он видеть ее обнаженные руки, будь он Дэвидом Мелчером. Эта мысль разозлила его.

– Грязная работа не делается сама по себе, – сказала мисс Абигейл снова деловым тоном, проворно застегивая манжеты и развязывая полотенце. Джесси с сожалением увидел, как оно исчезло, и мисс Абигейл принялась готовить их поздний завтрак.

На кухне нигде не было видно стираного белья, но во дворе были натянуты веревки, на которых висели постельные принадлежности, полотенца, несколько юбок и блузок. Хромая к туалету, он задержал взгляд на панталонах и нижних юбках, скрытых позади больших и приличных предметов белья. Корсета, в котором, как думал Джесси, ходит мисс Абигейл, страдая хроническим желудочным и эмоциональным несварением, нигде не было видно.

Однако, когда он вернулся обратно в дом, решил, что знает, где корсет: без всякой объяснимой причины мисс Абигейл разозлилась.

– Я просила вас не выходить неодетым, сэр! – язвительно начала она, очевидно, под воздействием этой чертовой вещицы.

– Неодетый! – Джесси осмотрел себя. – Я не неодетый!

– Где ваша рубашка?!

– Ради Бога, она в спальне!

– МистерКамерон, не могли бы вы отставить свои оскорбительные высказывания, пока не находитесь в компании, которая может их оценить?

– Хорошо, хорошо, какая муха тебя укусила?

– Меня никто не кусал, япросто... – Но она отвернулась, не докончив.

– Минуту назад ты не сводила своих миндальных глаз с туфель старины Мелчера, а теперь...

– У меня не миндальные глаза!

Мисс Абигейл повернулась, уперев руки в бока и сверкая глазами.

– Ха! – фыркнул Джесси, прислонившись к комоду позади себя и раздраженно постукивая по нему. – Всякой... всякой мишурой он зажигает в тебе огонь, словно ты – шар болотного газа!

Он пренебрежительно махнул в направлении столовой.

Брови мисс Абигейл взлетели вверх.

– Вчера вы говорили мне, чтобы я отбросила осторожность и окунулась в чувства. Сегодня вы унижаете меня за простое выражение признательности.

Они смотрели друг на друга несколько секунд, но потом Джесси сказал нечто невообразимое:

– Но они красные!

– Они что? – спросила сбитая с толку мисс Абигейл.

– Я говорю, они красные! – кричал Джесси. – Эти чертовы туфли красные!

– Ну и что?

– Ну... ну они красные, и все. – Чувствуя себя весьма глупо, Джесси стал шагать из угла в угол. – Какого склада женщины, черт побери, носят красные туфли? – вопрошал он, забыв, как только что восторгался полотенцем, превращавшим мисс Абигейл как раз в женщину такого склада.

– Я говорила, что собираюсь их носить?

– Her. Но выражение лица говорит само за себя.

Она указала на заднюю дверь.

– В то время как я пытаюсь поддерживать здесь хоть какой-то порядок, вы выходите из дома, голый как дикарь, и еще имеете наглость распекать меня за то, что мне нравятся красные туфли!

– Давайте выясним этот вопрос до конца прямо сейчас, миссАбигейл. Вы сходите с ума не из-за того, что я вышел на улицу без рубашки и ботинок. Вы сходите с ума из-за того, что я застал вас, глядящей во все ваши миндальные глаза на эти невыносимые туфли!

– А вы сходите с ума не из-за того, что они красные, а потому что они от Дэвида Мелчера!

– Дэвид Мелчер! – завопил Джесси почти в ухо мисс Абигейл, передразнивая ее. – Не смеши меня! – Он последовал за ней в кладовую. – Если ты думаешь, что я ревную к этому слюнтяю в коротких штанишках... – В этот момент мисс Абигейл круто развернулась и наступила на палец Джесси. – О! – вскрикнул он, а она даже не остановилась и не извинилась.

– На ваши пальцы не будут наступать, если вы оденетесь достойным образом, – сказала мисс Абигейл, со стуком ставя тарелки на стол.

– К черту эти сказки! Ты наступила нарочно!

– Может быть! – В ее голосе прозвучало удовлетворение.

Джесси потер палец об икру.

– Ни за что. На этот раз я ни черта не сделал!

Мисс Абигейл обернулась к нему и с возмущением указала на задний двор.

– Ни за что, вы говорите? Да как вы посмели, сэр, гулять по моему дому, одетые так, и глазеть на мое нижнее белье на виду у всего города!

Брови Джесси взметнулись вверх, а на лице медленно расползлась улыбка, вздернув вначале один ус, потом засветившаяся озорным огоньком в глазах, и наконец перешедшая в смех. Он смеялся во все горло, все громче и громче, пока в конце концов не рухнул на стул.

– О, вы... вы... просто... просто заткнитесь! – выпалила мисс Абигейл. – Вы хотите, чтобы вас услышал весь город?

Она уселась на стул напротив Джесси и с грубейшим нарушением этикета сначала положила еду себе, стуча ложкой по тарелке, а Джесси продолжал хохотать. Она пододвинула миску с картошкой к нему и проворчала:

– Ешьте!

Он накладывал еду в свою тарелку, и все не мог оставить свои смешки, а мисс Абигейл исходила от желания ударить его под столом по больной ноге. Он положил на уголок стола локоть, наклонился вперед и громко прошептал:

– Может, мне лучше шептать? В таком случае меня не услышат даже соседи.

Даже низко наклонившись над тарелкой, мисс Абигейл видела эти невыносимые усы возле свое щеки.

– Эй, Эбби, знаешь, что я искал на улице? Корсеты. Я только хотел выяснить, долго мне придется добираться до твоего тела.

Она бросила нож с вилкой и вскочила со стула, словно ее подбросила некая сила, но Джесси успел схватить ее за юбку.

47
{"b":"25510","o":1}