ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пророчество Паладина. Негодяйка
Горький, свинцовый, свадебный
Всплеск внезапной магии
Опыт «социального экстремиста»
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Шпаргалка для некроманта
Йога между делом
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Атомный ангел

– Держите его колено согнутым, а бедро приподнятым, так, чтобы воздух проходил и сверху, и снизу. Мне удалось остановить кровотечение, но если оно опять начнется, попробуйте приложить квасцы. Промывайте рану. Я скажу вам, чем ее дезинфицировать. Следите за тем, чтобы не началось нагноение, а если заметите его признаки, бегите ко мне, будто у вас хвост подпалили. Мы попробуем сбить жар. С болью мы мало что можем поделать. Не давайте ему шевелиться. Попытайтесь накормить. Ну, как вы думаете, справитесь, мисс Абигейл?

– Со всем, кроме подпаленного хвоста, – сухо ответила она, удивив доктора своим остроумием. Он улыбнулся.

– Хорошо. Теперь идите домой и хорошенько отдохните, потому что, возможно, следующая спокойная ночь выдастся не скоро. Утром я предполагаю выехать по вызову и хотел бы, чтобы до этого раненых вынесли отсюда. Кажется, все горожане, которые уже перестали ходить пешком под стол, будут здесь в надежде хотя бы краем глаза посмотреть на настоящего грабителя или на настоящего героя.

– О, тогда можно считать, что мне страшно повезло, я видела их обоих.

В уголках губ мисс Абигейл проскользнула улыбка.

– Да. Чем я могу вас отблагодарить?

– Увидимся утром. Все будет готово к их прибытию.

– Зная вас, я уверен в этом, мисс Абигейл. – Она собралась уходить, но у двери обернулась.

– Как... как его зовут, этого грабителя?

– Мы не знаем. Люди его профессии не носят с собой визитных карточек, как мистер Мелчер.

– О... о, конечно, – ответила она, а по том, поколебавшись мгновение, добавила, – но какой будет стыд, если он умрет, а мы не будем знать, кому сообщить о смерти. У него же должен кто-то где-то быть.

У доктора Догерти не было времени подумать об этом.

– Вы женщина с сердцем.

– Ерунда, – бросила в ответ мисс Абигейл и пошла к выходу.

Но доктор, конечно, был прав. Ее сердце вело себя крайне подозрительно по дороге домой, когда она вспоминала обнаженную ступню, темную от вьющихся волос грудь и представляла себе, как она будет ухаживать за больным, раненным в...

Но мисс Абигейл не только никогда не произносила этого слова. Она даже не смела подумать о нем!

ГЛАВА 2

На следующий день, когда доктор приблизился к бездельникам, собравшимся на покосившейся веранде продуктового магазина

Митча Филда, солнце припекало жарче обычного. Облокотившись на мешки с провизией, они жевали жвачку и плевались, даже не пытаясь создать видимость работы для бедного Митча.

– Ну, лодыри, кто из вас поможет мне? – обратился к ним доктор.

Они лениво засмеялись, искоса взглянули на солнце и оценили неприятную необходимость напрягаться с возможностью посмотреть разок на тех двоих, что находились в доме доктора. Старина Боне Бинли поскреб свою челюсть, покрытую седеющей щетиной, тупой стороной разделочного ножа и, растягивая слова, проговорил:

– Думаю, ты можешь меня записать, док.

Теперь настала очередь доктора смеяться.

Боне был влюблен в мисс Абигейл, и весь город знал это. Выглядел он подстать своему имени, но вместе с Митчем и Сефом Картером они без хлопот перенесли пациентов.

Мисс Абигейл ждала их у передней двери и показала доктору и Митчу, где положить раненых. Один оказался в спальне на втором этаже, а другой – в спальне внизу, так как его вряд ли стоило поднимать наверх.

Грабитель был слишком длинным для матраса, и его ноги свешивались за нижнюю спинку кровати, а простыня закрывала его только до пояса. Мисс Абигейл вошла в дверь и увидела эту обнаженную, волосатую грудь. Однако она едва посмотрела в ту сторону и, повернувшись к Бонсу и Сефу холодно отпустила их без всяких расспросов.

– Спасибо, джентльмены. Уверена, вас ждут неотложные дела в магазине.

– Ну что вы, э, да... да, ждут, мисс Абигейл, – ухмыльнулся Боне, но в этот момент его толкнул локтем Сеф.

На улице Сеф сказал:

– Даже если бы вокруг стояла жара в тридцать восемь градусов, в пятнадцати футах от мисс Абигейл все живое бы замерзло.

– Но разве она не интересная штучка? – сглотнул Боне, выпячивая свой кадык.

– Весь город знает, что она может обвести тебя вокруг пальца, но меня ее сладкий голо сок не проведет. Под этой сладостью один только уксус!

– Ты так думаешь, Сеф?

– Какого черта, я знаю это. Да что уж там, ты только посмотри, как она извинилась перед нами. Можно подумать, мы собирались перевернуть вверх дном ее спальню или сделать что-нибудь в том же духе.

– Да, но ведь она взяла к себе этого грабителя.

– Насколько я слышал, она сделала это из-за денег. Возможно, это единственный способ, каким мужчина может попасть в ее кровать. И тот малый, который сейчас в ней оказался, будет сожалеть, что не умер, когда придет в себя и обнаружит, что находится под присмотром такой сестрички.

В городе были те, кто, как и Сеф, считали, что мисс Абигейл много о себе понимает. Она всегда вела себя спокойно, но вместе с тем вызывающе, потому что казалось, она смотрит на всех свысока.

Доктор разместил пациентов, посоветовал мисс Абигейл посылать за ним Роба Нельсона, если ей что-нибудь потребуется, пообещал проведать их вечером и ушел вместе с Митчем.

Когда мисс Абигейл подкралась к двери мистера Мелчера, она подумала, что тот спит – рука его лежала на лбу, а глаза были закрыты. Несмотря на то, что за ночь у него выросла щетина, его рот был очень красив. Он напомнил ей рот девушки, всегда готовый улыбнуться. На вид мистеру Мелчеру было лет двадцать пять – тридцать, точнее трудно было определить, пока он лежал с закрытыми глазами. Осмотревшись, мисс Абигейл заприметила чемодан, стоявший под журнальным столиком от Файфа возле окна, и на цыпочках направилась к нему, чтобы найти ночную рубашку молодого человека. Когда она повернулась, мистер Мелчер рассматривал ее.

– Ах, вы проснулись, – весело сказала она, смущенная тем, что ее застали, когда она копалась в его вещах.

– Да, вы, наверно, мисс Маккензи. Доктор Догерти сказал, что вы вызвались ему помочь. Очень мило с вашей стороны.

– Вовсе нет. Я живу одна и имею достаточно свободного времени, которого нет у доктора Догерти. – Она посмотрела на ступню молодого человека и спросила: – Как вы себя чувствуете сегодня?

– Пульсирует немного, – ответил тот откровенно, и она немедленно зарделась и засуетилась с ночной рубашкой.

– Да, ну... посмотрим, может быть, можно как-нибудь ослабить боль. Но сперва, я думаю, нам лучше снять с вас костюм. Он так и просится в мучную ванну.

Коричневый шерстяной костюм действительно помялся, но мисс Абигейл больше беспокоилась по поводу того, как с соблюдением приличий раздеть молодого человека.

– Мучная ванна?

– Да, костюм обсыпается чистой мукой, которая впитывает всю грязь. Я позабочусь об этом.

Хотя мистер Мелчер убрал руку со лба и улыбался, он чувствовал себя весьма неудобно от мысли, что нужно раздеться перед дамой.

– Вы можете сесть, мистер Мелчер?

– Я не знаю. Думаю, да. – Он приподнял голову, но застонал, и мисс Абигейл поспешила через комнату и, дотронувшись до лацкана, сказала:

– Поберегите свои силы. Я сейчас вернусь.

Вскоре она вернулась, неся графин, таз, полотенце и мочалку. На стакане с пенящейся водой балансировал кусок мыла. Поставив вещи, она встала рядом с больным:

– А теперь снимайте пиджак.

Все было проделано так гладко, что Дэвид Мелчер потом удивлялся, как ей все это удалось. Мисс Абигейл сняла пиджак, жилетку, рубашку и вымыла верхнюю половину тела пациента, почти не смущаясь сама и не смущая его. Она держала таз, в то время как он полоскал рот содовой водой, потом помогла ему облачиться в ночную рубашку, а потом снять из-под нее брюки. Все это время она поддерживала беседу, создавая непринужденную обстановку. Она сказала, что натрет пиджак мукой и оставит на несколько часов, а после того, как она повесит его на веревку и выбьет муку с помощью выбивалки, он будет как новенький. Мелчер никогда не слышал ничего подобного! Более того, он не привык к тому, чтобы вокруг него суетилась женщина. Ее милый голосок не умолкал, не будь она столь словоохотливой или столь проворной, положение стало бы для мистера Мелчера довольно неприятным.

5
{"b":"25510","o":1}