ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дэвид, прости... прости, Дэвид, пожалуйста, прости меня. Я не думала, что такое случится.

Она умоляюще протянула к нему руку, прижимая другой к себе одежду – Но извинения сейчас столь неуместны, что только заставили Абигейл почувствовать еще больший стыд.

– Ты обманщица и проститутка, – ядовито выдавил Дэвид, заикание которого чудесным образом исчезло. – Ты думала, я этого не узнаю? Еще разок перед свадьбой, так? С этим сукиным сыном, которого ты предпочла мне? Так забирай его, отлично!

Сегодня Абигейл впервые услышала, как Дэвид ругается. Она потянулась, чтобы ухватить его рукав, напуганная тем, что он видел, и тем, как низко она пала.

– Дэвид, пожалуйста...

Но он отдернул руку, словно ее касание было ядовитым.

– Не трогай меня. Никогда больше не трогай меня, – сказал он с холодной ненавистью. Он одернул свое пальто, развернулся на здоровой ноге и прихрамывая ушел.

Глядя в пустоту дверного проема, мисс Абигейл ощутила всю безмерность оскорбления, нанесенного ему. На глаза навернулись слезы, она подняла руки к безмолвным губам. Ее тошнило от самой себя, она закрыла глаза, и ее охватила дрожь.

– Теперь он никогда не женится на мне. О Боже, через час об этом узнает весь город. Что мне делать?

Она дотронулась пальцами до висков и потерла их, потом крепко обхватила себя руками и начала раскачиваться вперед-назад, словно в преддверии истерики.

Джесси стоял в нескольких футах позади нее, не приближаясь и не пытаясь дотронуться до нее. Он тихо произнес:

– Очень просто... Выходи за меня.

– Что?! – Она повернулась к нему, словно не понимая. Потом внезапно засмеялась, заплакала, затряслась – все одновременно со странным привкусом помешательства. – Ох, вот радость-то. Выйти за тебя и всю нашу жизнь кричать, колотить, царапаться и пытаться взять верх друг над другом. Ох... – она снова истерично рассмеялась, – ох, это очень забавно, мистер Дюфрейн, – закончила она, вся в слезах.

Но Джесси не смеялся. Он был совершенно серьезен и с усилием проговорил:

– Да, иногда это забавно, мисс Маккензи, – забавно, возбуждающе, замечательно, потому что это наш способ заигрывать друг с другом. Когда я был далеко от тебя, я обнаружил, что скучаю по этому, поэтому я и вернулся, чтобы посмотреть, настолько ли ты хороша, как я тебя помнил.

– Ты намеренно вернулся, чтобы поссорить меня с Дэвидом, не отрицай этого.

– Я не отрицаю. Но я поменял свое мнение вчера вечером, когда мы говорили. То, что произошло сегодня, я сделал не по замыслу. Просто так случилось.

– Но ты... ты заманил меня в эту комнату, в это... в это кресло-качалку и... и...

– Но ты хотела этого так же сильно, как и я.

Правда по-прежнему была слишком страшной, чтобы мисс Абигейл могла встретиться с ней лицом к лицу, и она, как всегда, была смущена изменчивостью Джесси. Она не могла себе представить, какими мотивами он сегодня руководствовался. Абигейл обошла вокруг него и устремилась к ширме в углу.

– Для тебя это всего лишь игра, манипулирование людьми...

– – Это не игра, Эбби, – возразил он, следуя за ней до ширмы, и сказал в ее плечо, которое оказалось перед ним, когда она отвернулась от него.—Я прошу тебя выйти за меня замуж.

Абигейл с отвращением расстегнула манжеты.

– Хочешь, чтобы мы стали посмешищем всего города, – мисс Абигейл и ее дорожный грабитель!

Она повернулась к нему, дергая за рукава, и стала подражать говору уличных сплетниц.

– Ты помнишь? Ту парочку, которую застали за занятием любовью за день до свадьбы любовницы с другим мужчиной?

Она с раздражением сдернула корсет. Джесси подошел к ней поближе.

– Это само по себе говорит о том, что мы подходим друг другу. Ты отлично знаешь, что наслаждаешься со мной намного больше, чем с ним, или ты бы никогда не позволила мне зайти так далеко.

Она, придерживая одежду на груди, развернулась к нему.

– Как ты посмел предположить, что у меня было что-то с Дэвидом?! Мы ничего не делали – абсолютно ничего! Мы чисты, как свежевыпавший снег, и весь город знает это!

Они стояли нос к носу и пожирали друг Друга глазами.

– Кого заботит, что думает этот город? Что этот город для тебя сделал, кроме того, что обозвал старой девой, когда тебе было всего двадцать лет?

– Убирайся отсюда, пока я переодеваюсь! – закричала Абигейл, отвернулась, перешагнула через свадебное платье и нагнулась вперед, предоставляя взгляду белые панталоны, более гофрированные, чем те, что видел Джесси на бельевой веревке. Его глаза заскользили по телу Абигейл вниз по притемненной впадине позвоночника, которая уходила в белый хлопчатобумажный пояс.

– Когда я уберусь отсюда, ты будешь идти со мной под руку, одетая в это дорогое зеленое пальто, за которое платил и я, и, посылая этот город к чертям, мы сядем на мой поезд!

Абигейл дернула через голову нарядный лифчик. Она посмотрела вниз, чтобы завязать тесемку на поясе, и Джесси увидел нежные волоски сзади на ее шее.

– Ты еще не потратил свои деньги, так? – она бросила через плечо короткий, пренебрежительный взгляд. – Ну так вот, ты наткнулся на вещь, которую не сможешь купить! – Она надела нижнюю юбку и застегнула ее на поясе.

– Купить тебя! – закричал Джесси, – Я не хочу тебя покупать. Я хочу, чтобы ты была свободна в своем выборе! Ты должна свободно выйти за меня, потому что ты этого хочешь.

– Ты спланировал этот фокус с обольщением сегодня, и не говори мне, что это неправда.

Она потянула блузку с верхнего края ширмы и просунула руки в рукава.

Джесси потянулся, обхватил ее двумя руками за грудь и притянул спиной к своему напряженному телу. Она преднамеренно осталась равнодушной к этому, словно не заметила его прикосновения кроме момента, когда она оттолкнула в сторону его руку, чтобы застегнуть пуговицы на блузке.

– Значит, мы в расчете, Эб? – спросил он, прижимаясь ртом к волосам у нее за ухом. – Разве ты однажды не спланировала мое обольщение? Только ты в нем преуспела, а я не смог... до конца.

Он вдыхал аромат роз, шеи и страстно ласкал ее грудь, наконец, пробудив в ней желание бороться. Она отталкивала его, но Джесси только сильнее сжимал ее, целуя ее затылок и скользя рукой вниз по животу. Они сцепились, в воздухе мелькали локти, ширма рухнула на пол.

– У тебя самые бесцеремонные способы ухаживать! – орала она, оттягивая его руки за запястья, но он тогда обвил Абигейл за талию и крепко прижал к своему возбужденному телу.

– Чувствуешь? Скажи мне, что ты не хочешь этого? Скажи, что я не знаю, что для тебя лучше?

На мгновение она сникла. Джесси ослабил объятие, она вырвалась и повернулась к нему:

– Откуда ты можешь знать, что для меня лучше, если я сама не знаю?

Она покосилась на дверь, которую Дэвид оставил открытой.

– Тогда, я думаю, пришло время мне показать тебе, – сказал он тоном, в котором смешались угроза и нежность, и сделал шаг к ней.

Сердце Абигейл бешено билось. Она была смущена лавиной чувств, которые Джесси всегда пробуждал в ней. Они смотрели друг на друга, как коты в мае, начав медленно, очень медленно кружить, пока Абигейл не оказалась ближе к двери. Она внезапно повернулась и бросилась к ней, но Джесси быстро захлопнул ее прямо перед носом Абигейл. Широко раскрыв глаза и задыхаясь, она попятилась. Каждый нерв ее тела, казалось, пульсировал.

Джесси прижался спиной к двери и схватился за дверную ручку. Он ничуть не запыхался и стоял, заложив ногу за ногу. Он родился с этой расслабленной позой. Улыбка коснулась уголка его губ, а веселые глаза в коричневую крапинку оценивающим, знающим взглядом осматривали Абигейл. Раздался его мягкий, вкрадчивый, соблазнительный голос.

– Ты знаешь, что мы сделаем это снова, правда? Устроим старые заигрывания, которые нам так нравятся. Мы всегда так начинаем, Эбби, – я преследую, ты отбиваешься. Но это не драка, и ты это знаешь, потому что в конце концов выигрываем мы оба. – Он медленным движением отнял плечи от двери. – Иди же ко мне, моя кошечка-чертенок, – закончил он хриплым шепотом, – потому что я уже очень давно подкрадывался, и настало время прыгнуть.

98
{"b":"25510","o":1}