ЛитМир - Электронная Библиотека

Так случилось, что они прервали свой поцелуй одновременно.

Никаких извинений со стороны Тейлора.

Молчание со стороны Лорны.

Последние две минуты прошли слишком быстро, чтобы приносить друг другу извинения. В конце концов они пошли порознь, а потом Тейлор взял Лорну за руку.

— А теперь мы должны вернуться, — торопливо сказала она.

— Да, конечно, — прошептал он грустно. — А что ты собираешься делать завтра?

— Завтра? Я…

Назавтра было воскресенье, и она планировала добраться до Тима, чтобы попробовать найти там Харкена.

— А ты не хочешь прокатиться со мной под парусом?

Тейлор отметил, что минуту она размышляла.

— Я подхвачу тебя на причале около двух часов. Ну, что ты на это скажешь?

Она поняла, что встреча с Харкеном отпадает. И не только потому, что он оставался неизменно корректным и вел себя как слуга, а именно потому, что даже если бы он и удовлетворил их взаимную любознательность по некоторым вопросам, то куда бы это привело? Нет, даже лучше, если он поймет, что Лорна принадлежит Тейлору, и ему, конечно, придется уйти в сторону.

Лорна отметила, как в голове у нее сам собой созрел ответ.

— Ладно. Попросить миссис Шмитт положить что-нибудь для пикника?

— Неплохо бы, — улыбнулся Тейлор.

Глава 7

Часы Тейлора произвели сенсацию в семье Лорны. Все считали, что это подарок к помолвке, несмотря на ее протесты. Мама смеялась и говорила. «Подожди до тех пор, пока я не рассказала Сесилии Туфтс». А папа не ограничивал время парусных прогулок с Тейлором. Брат объявил: «Я же говорил вам, что Тейлор и Лорна будут вместе». Дафни только таращила на все глаза, а Дженни ходила подавленная, понимая, что это просто вопрос времени, а потом она потеряет своего кумира окончательно и бесповоротно. Тетушка Генриетта предупреждала, как всегда, о шляпной булавке, которая просто необходима на лодке. А тетушка Агнес добавила:

«Разве тебе не везет? Я ни разу не ходила под парусом с капитаном Дирсли».

Тейлор забрал Лорну в два часа. Они провели весь день на воде на паруснике Тейлора. Лорна была бесконечно благодарна ему за это, хотя парус-то на лодке был один-единственный. Он разрешил ей управлять рулем. Они прошли от острова Манитоу до залива Снейдерса, затем восточное к Махтомеди и оттуда вокруг западной части озера вверх к Делвуду, мимо студии Тима (там, впрочем, никого не было), затем южнее по направлению к Бичвуду. Недалеко от берега они спустили парус и устроили пикник прямо на воде. У Лорны не было нужды пустить в ход шляпную булавку, она вообще сняла шляпу и подставила лицо солнцу.

Как только молодые люди перекусили, ветер стал крепчать, и они пересекли озеро еще раз. Лорна сидела на носу, подставив лицо ветру наподобие фигуры, украшающей носовую часть большого корабля. Платье у нее спереди намокло, а волосы развевались. Они пересекли то место в Северном заливе, где обычно ловили рыбу. Вот и сейчас несколько яликов бросили здесь якорь, а их хозяева томились с удочками в руках в свете послеполуденного солнца.

Лорна сразу заметила его по развороту плеч и их особой, знакомой ей форме. Даже несмотря на широкополую соломенную шляпу и то, что он был почти скрыт бортами лодки, она узнала, кто это был. С ним был еще один человек, которого Лорна никогда раньше не видела.

Конечно, он тоже сразу ее заметил. Даже пересекая водное пространство, на расстоянии, Лорна чувствовала, что между ними существует какая-то связь.

Улыбаясь, она встала, широко размахивая рукой над головой.

— Йенс! Хэлло!

— Хэлло, мисс Лорна!

— Как ловится?

— Выбирайте для себя сами!

Он показал довольно крупную рыбину.

— А какие они?

— С бельмом на глазу!

— Мои любимые!

— Мои тоже!

— Оставьте одну мне! — пошутила она и села в лодке, так как она изменила курс.

Наблюдая за ее улыбкой после разговора с рыбаками, Тейлор спросил:

— А кто это?

— Ну, — быстро ответила она. — Это Харкен, наш кухонный лакей.

Тейлор посмотрел на нее пристально.

— Ты называла его Йенсом.

Чуть позже Лорна поняла свою промашку и попыталась загладить вину.

— Да, Йенс Харкен, тот, который строит яхту для моего отца.

— И поэтому ты можешь есть с ним рыбу?

— Ах, Тейлор, не говори глупостей. Нельзя же понимать это буквально.

— А-а, — протянул Тейлор.

Но Лорна чувствовала, что она его не убедила. Более того, после разговора с Йенсом ей все показалось неинтересным. Катание под парусом стало скучным, в мокром платье сделалось холодно, и она вдруг почувствовала солнечные ожоги на лице.

— Тейлор, если у тебя все в порядке, то я готова вернуться домой.

Тейлор смотрел на нее так напряженно, что она отвернулась и надела шляпу, чтобы избежать его взгляда.

— Кажется, я перегрелась, и мама просто убьет меня, если увидит в мокром платье.

— Может быть, подождем, пока оно высохнет?

— Нет, что ты, Тейлор, еще схвачу простуду. Наконец он отозвался:

— Как скажешь. — И направился к Манитоу.

Йенс Харкен почистил рыбу и сложил ее в ящик со льдом, оставив миссис Шмитт записку с просьбой пожарить рыбу на завтрак для тех, кто работает на кухне.

Рано утром, в половине шестого, когда Йенс Харкен вошел в кухню, миссис Шмитт уже жарила ее, опуская попеременно то в смесь молока с маслом, то в кукурузную муку, а Колин и Раби сидели в ожидании за столом.

— Доброе утро, — поднял руку Йенс.

— Может быть, — ответила миссис Шмитт. Он бросил взгляд на Раби и Колин, а затем на затылок миссис Шмитт.

— Я вижу, что вы все пребываете в хорошем настроении сегодня утром.

Кухарка подошла к плите перевернуть рыбу.

— Надеюсь, ты один ловил эту рыбу.

— Нет.

— Йенс Харкен, Господь пошлет вам наказание, если вы были с той девушкой вместе на рыбалке.

— Какой еще девушкой?

— Ишь ты, он еще спрашивает, какой девушкой. С Лорной Барнетт, если ты не понимаешь!

— Да не было со мной никакой Лорны Барнетт!

— А тогда почему она приказала приготовить все для пикника на двоих?

— А я откуда знаю! У нее что, друзей нет?

Миссис Шмитт посмотрела на него тем самым взглядом: вытаращила глаза так, что они чуть ли не вылезли из орбит.

— Только не врите мне, молодой человек!

— У меня новый друг Бен Джонсон, если вам там нужно знать. Я встретил его на лесном складе, он почти моего же возраста, и у него свой ялик, так что мы вдвоем рыбачили.

Миссис Шмитт металлической лопаточкой поддела рыбу и проговорила, глядя на сковороду:

— Ну, так-то лучше.

Раби, однако, продолжала бросать взгляды в сторону Йенса.

Но он проигнорировал ее и сказал миссис Шмитт:

— Пожарьте еще. Я возьму все, что останется, с собой в сарай, чтобы там поесть. Я больше не буду сюда приходить, потому что все старые курицы только и ждут, чтобы вцепиться мне в физиономию.

Она пришла. Он был уверен на сто процентов в том, что она пришла, чтобы объяснить ему, почему она ходила под парусом с Дювалем. Человек, управлявший той лодкой, был, конечно, Дювалем. Чертов красавчик, член модного яхт-клуба в клубной фуражке с белой короной, черным козырьком и золотой плетеной эмблемой — типичный счастливчик, которому она действительно принадлежала.

Был дождливый, пепельно-серый день. На рассвете еще только моросило, а утром дождь шумел повсюду — молотил и по крыше сарая, и по деревьям сада.

Внутри сарая, освещенного газовым фонарем было сухо. В нем витал запах свежей древесины: светлого дуба, красного дерева, ели и кедра. Запах кедра был таким сильным, что, казалось, его можно было попробовать на вкус. Доски стояли около одной из стен.

Все утро, опустившись на колени, Йенс прибивал их гвоздями к полу, и получилось что-то вроде прямоугольника длиной тридцать восемь футов, блестевшего новыми досками разных тонов — от нежно-персикового до мутно-бежевого. Помещение от этого казалось ярче и даже просторнее. Прямоугольник окаймляли старые доски в виде рамки мутно-серого цвета. Йенс поставил туда свои толстые ботинки и, стоя в одних носках, чтобы не запачкать свежие доски, чертил, размечал карандашом, что-то стирал и снова чертил прямо на полу.

29
{"b":"25511","o":1}