ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она куда-то девалась, пока я навещал Тру Блевинса у дока.

— Девалась? Полтонны железа куда-то исчезло? Что вы мне вкручиваете, Кемпбелл?

Он понял, что она подозревает именно его — в том, что упрятал этот чертов станок.

— Я… я сам не знаю… — промямлил он.

— Куда вы его засунули?!

— Послушайте, я…

— Только не говорите мне, что это не ваших рук дело!

— Я же как раз был у дока…

— Потому что больше никто в городе…

— Спросите его сами!..

Они стояли посреди улицы, почти нос к носу и кричали друг на друга'. Было почти время ужина, на улицах полно проголодавшихся мужчин, спешивших в салуны, но многие останавливались и с любопытством прислушивались к новому скандалу.

— …никакого права отбирать мой пресс!

— Я не брал его… Кто-то украл!

— Для чего?

— Откуда я знаю?

— А шрифт, краски, бумага?

— Там ничего не осталось, даже брезента.

Сжав губы, она пристально посмотрела на него — с явным почти желанием сделать так, чтобы его второй глаз стал похожим на тот, подбитый и опухший. Потом проговорила:

— Вы самый отъявленный негодяй в этом городе! Удивляюсь, как вам удалось обвести всех вокруг пальца, чтобы они выбрали вас на такую должность.

Сара со злостью отвернулась от него и помчалась вперед, все еще прижимая блокнот одной рукой к груди. Вторая рука сжалась в кулак. Когда он подошел к большой сосне, она уже стояла там, беспомощно озираясь по сторонам.

— Лучше для вас, Кемпбелл, если вы найдете все это, и побыстрее!

— Потребуется время.

— Тогда начинайте сразу!

— Обыскать каждый дом в ущелье?

— Вы здесь шериф, разве нет? Это ваша работа. Типографская машина — все мое достояние, а шрифт к ней — тот, с которым начинал работать мой покойный отец. Для меня все это больше, чем просто инструменты… Но разве вам понять…

— Мисс Меррит…

Звонкий молодой голос прервал обличительно-ностальгическую речь Сары. Рядом с ними стоял юноша лет шестнадцати, с курчавыми темными волосами, приятной внешности, с застенчивым выражением лица с едва намечающимися усами и бородой. На нем были огромные куполообразные ботинки, поношенные шерстяные штаны и такая же клетчатая куртка, в карманы которой он засунул руки.

— Да? — отозвалась Сара.

— Меня послал мистер Брэдиган. Ваш типографский пресс у него, и он сказал, чтобы вы пришли со мной.

— Брэдиган?!

Сара не верила своим ушам.

— Да, — ответил юноша.

— Но почему?.. Где?

— Он сам расскажет, когда придете.

Сара взглянула на Ноа Кемпбелла, тот только пожал плечами.

— Я пойду с вами и погляжу, чего этот Брэдиган выдумывает, — предложил юноша.

— Как тебя зовут? — спросила Сара, когда они уже шли за ним по улице.

— Джош Докинс, — сказал тот, оглянувшись.

— Докинс? Так ты сын Эммы?

— Да.

— Ой, я вспомнила — меня ведь ждут у вас в доме к ужину: Сейчас, наверное, как раз время.

— Мать подождет немного. Сначала нужно сделать другое дело.

— Сделать что?

— Сейчас увидите…

Юный Докинс привел их на южный конец Главной улицы, к небольшому каркасному дому. С востока на него падала тень почти отвесной стены каньона. В окне дома горел свет.

Когда они вошли внутрь, Сара остановилась как вкопанная, оглядывая помещение сверху донизу, от угла к углу. И что же она увидела? Там были все драгоценные для нее вещи, все ее имущество — отцовская конторка, наборные доски, шрифты, банки с чернилами, корзины с мелким инструментом и, конечно, ее родной типографский пресс. И все это в лучшем виде и готово к работе. Запах краски, смешанный с запахом скипидара, наполнял комнату и оповещал всех и каждого — здесь типография.

На деревянном столе у правой стенки сохли разложенные четыре печатные страницы. А возле станка стоял сам Патрик Брэдиган в кожаном фартуке с черными пятнами и чистил литеры тряпкой, намоченной в скипидаре. Он обернулся к ним, когда они вошли, медленно улыбнулся и еще медленней кивнул головой.

— Мисс Меррит, — произнес он с сильным ирландским акцентом, — рады приветствовать вас в редакции «Дедвуд кроникл».

Она сделала несколько шагов вперед словно завороженная, снова и снова оглядывая все кругом, не веря своим глазам. Потом повернулась к нему и сказала:

— Мистер Брэдиган, что это? Что вы сделали?

— Нашел помещение, — ответил он спокойно, — и подготовил первый выпуск вашей газеты для продажи. С помощью молодого Докинса, вот этого парня, которого вы видите… Патрик Брэдиган тоже к вашим услугам, мэм… Вместе со своей верстаткой, мэм…

Он извлек ее из нагрудного кармана, словно это была сигара. Сара заподозрила, что Брэдиган не совсем трезв. Но все равно она просто не знала, как благодарить его.

— Мистер Брэдиган! — воскликнула она наконец. — Мистер Докинс! Хотя это непростительно для журналиста, но я просто не знаю, что сказать вам!

Юноша расплылся в улыбке, Брэдиган же едва улыбнулся.

— Мы сделали уже триста двадцать пять экземпляров, — сказал он.

— Триста двадцать пять!

— И вы продадите их все до одного, увидите. Завтра молодой Докинс поможет вам.

Сара повернулась к юноше.

— Спасибо тебе за то, что уже сделал.

Джош объяснил:

— Ма послала меня узнать, как и что, когда услышала, что произошло на улице. В булочной сказали, мистер Брэдиган собирается что-то придумать насчет первого выпуска газеты, и Ма сказала, чтобы я помог ему, чем смогу. Я закладывал бумагу, пока он готовил краску. Ох, здорово было!

Сара улыбнулась, вспомнив, как отец когда-то разрешал ей делать то же самое и какое это было для нее удовольствие.

— Можно будет научить тебя и другой работе, — предложила она, — ты сможешь стать помощником наборщика!

Его улыбка стала еще шире и радостней. Она снова, более внимательно, пригляделась к помещению: сырые деревянные стены — но зато их целых четыре, крепких, с надежной крышей над ними; широкое окно, выходящее на восток. Может быть, него проникнут утренние лучи солнца, когда она как раз будет заниматься набором очередного номера…

— Это ваше помещение, мистер Брэдиган?

— Нет, ваше, — ответил он. — Можете снять его или купить, как захотите.

26
{"b":"25512","o":1}