ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По лицу Бесс текли слезы.

– Что же это? – прошептала она.

Но никто не ответил.

Зеленая строчка дрогнула.

Дрогнула снова, вздыбилась, как маленький холмик на пустынном горизонте. И вдруг пошла. Все в комнате с облегчением вздохнули.

– Ну вот, давай дальше, Рэнди, – сказал кто-то.

Рэнди по-прежнему был без сознания.

Техник деловым голосом, не отрывая глаз от экрана, докладывал:

– Ритм в норме снова… восемьдесят ударов в минуту.

Сестра посмотрела на часы и сделала пометку в блокноте.

Бесс подняла глаза на Майкла, лицо ее было измято, как мокрая газета. Его горящие глаза оставались сухими. Он обнял двумя руками ее плечи и притянул к себе, стараясь, чтобы у него не подогнулись колени. Рэнди начал приходить в сознание.

– Рэнди, ты меня слышишь? – Врач снова наклонился над ним.

Еще не придя в себя, он беззвучно шевелил губами.

– Ты понимаешь, где ты, Рэнди?

Рэнди открыл глаза, оглядел круг лиц и внезапно стал агрессивным. Он попытался сесть.

– Какого черта, выпустите меня…

– Ну-ну, тихо. – К нему потянулись руки и уложили его обратно. – В мозг еще поступает не так-то много кислорода. У него еще должна кружиться голова. Рэнди, ты что-то принял? Ты принимал кокаин?

Сестра сообщила:

– Кардиолог выехал. Скоро будет.

Врач повторил вопрос:

– Ты принимал кокаин?

Рэнди покачал головой и попытался поднять одну руку. Врач положил ее обратно. На ней по-прежнему была надета манжета измеряющего давление аппарата, и от нее тянулся шнур.

– Рэнди, мы не полиция. Ты никого не подведешь, если скажешь нам, но мы должны знать, чтобы помочь тебе. Это был кокаин, Рэнди?

Рэнди опустил глаза и пробормотал:

– Это было в первый раз, док, честно.

– Как это было?

Ответа не последовало.

– Укол?

Молчание.

– Ты его нюхал?

Рэнди кивнул.

Врач коснулся его плеча:

– Ну хорошо. Не бойся. Расслабься.

Он опять поднял ему веки, заглянул в глаза, поднял указательный палец и велел:

– Следи глазами за моим пальцем.

Сестре, которая записывала, он сообщил:

– Вертикального нистагма нет. Не расширены.

– Мускулы сводят судороги?

– Нет.

– Хорошо. Я объясню тебе, что случилось. Кокаин так усилил твое сердцебиение, что во время ударов не хватило времени, чтобы наполнить кровь кислородом. Поэтому в мозг поступило недостаточно кислорода, и поначалу у тебя, видимо, кружилась голова, а затем, после того как тебя сюда привезли, твое сердце совсем остановилось. Но мы заставили его заработать снова. Сюда из клиники едет кардиолог. Он, наверное, назначит тебе лекарства, чтобы сердце билось нормально. Хорошо?

Как раз в этот момент вошел кардиолог и тут же направился к монитору.

Врач сказал:

– Рэнди, это доктор Мортенсон.

Пока специалист осматривал Рэнди, врач подошел к Бесс и Майклу.

– Я доктор Фентон. – Он обменялся с ними рукопожатиями. – Могу себе представить, что вы пережили. Вы оба, наверное, чувствуете себя так, что вот-вот готовы сами отправиться на этот стол. Давайте выйдем в коридор, поговорим. – В холле доктор Фентон еще раз посмотрел на Бесс:

– Вы не упадете в обморок, миссис Куррен?

– Нет… Нет. Со мной все нормально.

– Не нужно казаться героиней. Вы прошли через страшный стресс. Присядем вот тут.

Он указал на ряд жестких стульев. Майкл обнял Бесс и подвел ее к одному. Она с благодарностью на него опустилась. Когда они все уселись, Фентон начал:

– Я понимаю, что у вас ко мне масса вопросов. Я постараюсь все объяснить. Вы слышали, конечно, что я сказал Рэнди. Действие кокаина пагубно сказывается на организме человека. На этот раз вызвал необычайно сильное сердцебиение – мы называем это желудочковой тахикардией. Он упал со стула, потому что в мозг не поступило достаточного количества кислорода. Вы видели, что сердце его не билось, а только трепыхалось. Когда такое происходит, мы вынуждены остановить его совсем, чтобы потом вернулся нормальный ритм. Поэтому дефибриллятор. При этом все может вернуться в норму, ка это и случилось. Вы видели, что Рэнди стал немного агрессивным, когда пришел в сознание. Это часто случается, когда мозг снова начинает получать кислород. Но я тем не менее должен предупредить вас, что на протяжении следующих семи часов это может повториться. Или от наркотика, или само по себе, что, конечно, очень нежелательно после всего, что произошло. Доктор Мортенсон, по-видимому, пропишет лекарства, чтобы попытаться это предотвратить. Проблема с кокаином в том, что мы не можем его вывести из организма, как, скажем, яд. Мы можем лишь предложить поддерживающие медикаменты и ждать, пока кончится действие наркотика. А он долго действует.

Майкл спросил:

– То есть вы хотите сказать, что он может умереть?

– Не исключено. Следующие шесть часов будут самыми критическими, но за него молодость. И, если снова возникнет сильное сердцебиение, мы, пожалуй, сможем контролировать его с помощью лекарств.

Появился кардиолог:

– Мистер и миссис Куррен?

– Да, сэр?

Майкл и Бесс встали.

– Я доктор Мортенсон.

У него были волосы цвета стали, очки в серебряной оправе и толстые пальцы, покрытые черными волосами. Его рукопожатие было твердым и дружеским.

– Я буду наблюдать Рэнди какое-то время. Его состояние улучшилось. Но сердце еще частит. Мы дали ему препарат, который должен все отрегулировать. Если нам удастся продержаться в таком ритме еще, скажем, сутки, то он будет вне опасности. Сейчас в лаборатории делают анализы. Токсикологи тоже работают. Мы возьмем кровь на сахар, электролиты – так всегда поступают, когда замешан кокаин, через полчаса мы переведем его в реанимационное отделение. Он очень беспокоен сейчас и спрашивает, здесь ли его мать.

– Я могу его видеть? – спросила Бесс.

– Конечно.

Она робко улыбнулась:

– Спасибо, доктор.

Майкл спросил:

– Представители закона будут поставлены в известность?

– Нет. Я сказал Рэнди: мы не полиция и им не сообщаем о подобных случаях. Ведь он сам сознался, что нюхал кокаин. Но его поставят на медицинский учет, и, вероятно, будет привлечен работник социальной сферы.

98
{"b":"25513","o":1}