ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В каждом сердце – дверь
Мужчины на моей кушетке
Вверх по спирали
Иди к черту, ведьма!
Данбар
Ты есть у меня
Экспедитор
Кристин, дочь Лавранса
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
A
A

Она вздрогнула, увидев, что на ее ладонь положили кольцо — Анжела все продумала, — и она снова перевела взгляд на Клея. Еще одна поддержка в игре? — спрашивали ее глаза. Но, вероятно, он выбирал кольцо сам, не Анжела. Беспрекословно она опустила глаза, и его палец украсило широкое, золотое флорентийское кольцо без камней.

— Я, Кэтрин, беру тебя, Клей… — Ее голос звучал неуверенно из-за раздерганных нервов, потерянных мечтаний и ужасного желания плакать.

Теперь им предстояло вынести еще одно испытание, когда они снова повернулись лицом к священнику в ярком одеянии. Кэтрин смутно услышала, как он назвал их мужем и женой. Потом священник великодушно улыбнулся и накрыл сомкнутые вместе руки Клея и Кэтрин своими большими руками.

— Пусть ваша совместная жизнь будет долгой и счастливой, — просто пожелал он, не подозревая о том, как подействуют его слова на находящееся на пределе душевное состояние Кэтрин. Она уставилась на переплетенные руки, потеряв дар речи. Потом руки священника исчезли, и в последний раз он мягко сказал нараспев: — А сейчас вы можете скрепить свою клятву первым поцелуем мистера и миссис Клей Форрестер.

Кэтрин не знала, что делать. Она почувствовала, что за один миг она постарела на целые годы… Клей взял инициативу в свои руки, поворачиваясь к ней, в то время как все смотрели на них. Затаив дыхание, она подняла лицо. Она ожидала всего лишь легкого прикосновения губ, но вместо этого его лицо приблизилось, серые глаза затерялись в близости, и она почувствовала себя в объятиях Клея, ощутила мягко упирающиеся накрахмаленные рюши его рубашки, ощутила мягкие, слегка раскрытые неотразимые, слишком неотразимые губы. Ее снова охватили навязчивые воспоминания.

«Нет, Клей, нет!» — ей опять захотелось плакать. Но он страстно ее поцеловал.

Потом он отпустил ее и отступил назад, глядя в ее встревоженное лицо. Она почувствовала его дыхание. Лицо Клея расплылось в улыбке, которую она ждала с детства. Это было так естественно, что Кэтрин улыбнулась в ответ такой же ослепительной улыбкой. Затем Клей собственнически вложил ее руку в свою и развернул лицом к гостям.

На ее лице все еще оставалась улыбка. Тут на нее посыпались поздравления, пожатия, поцелуи. Стью бессовестно поцеловал ее прямо в губы. Стив прижал ее к себе и, слегка раскачивая, прошептал на ухо:

— Выше нос!

— О Стив, — только и сказала Кэтрин, зная, что он понимает ее.

— Ш-ш-ш, малышка, вы оба все делаете чудесно. Жаль, что ты не можешь увидеть, как вы смотритесь вдвоем.

Появился отец Клея, взял ее за плечи и искренним пожатием и прямым поцелуем — первым его поцелуем за все время — пригласил в свою семью. Через его плечо она видела, как Клей обнимает Аду. Бабушка и дедушка Элджин одарили ее своими волшебными прикосновениями и улыбками, а Элизабет Форрестер подарила ей королевскую улыбку в обе щеки и похлопала своей тростью по ее правому плечу, как будто принимая ее в рыцари.

— Ты красивая молодая женщина. Я буду ждать от тебя красивых детей, — заявила старая орлица, перед тем как уйти, с таким видом, как будто все уже решено. Потом Кэтрин стали передавать по кругу, как божественное блюдо. Наконец ее возвратили Клею. Кэтрин с облегчением перевела дух.

Но Клей, бесстыдно улыбаясь, крепко взял ее за талию и оторвал от пола — она висела как тряпичная кукла. И в самом деле, у нее было право выбора не больше, чем у тряпичной куклы, которую дергает за веревки кукловод. Ей ничего не оставалось как подчиниться губам Клея, а ее гардении так обмотали шею, что она уткнулась в них носом. Она закрыла глаза, кружась, как лист во время урагана, опьяненная сильным ароматом восковых цветов, ужасным ощущением того, что все это — настоящее. В момент, когда он касался ее губ, Кэтрин почувствовала, как почти автоматически его язык движется по направлению к ее языку. Ее язык в нерешительности изогнулся в дугу, не зная, что с собой делать. Она смутно осознавала, что толпа разразилась взрывом аплодисментов, но позволяла себя околдовать ощущением того, что мир вращается с сумасшедшей скоростью. Закрыв глаза и обвив руками шею мужа, она сносила бесконечный поцелуй, а он тем временем поворачивался вместе с ней по кругу. Но поцелуй затянулся — во время такого поцелуя трудно найти место для языка, если он не принимает своего естественного положения — его язык, наконец, коснулся ее языка, а потом, неуловимый, как ртуть, исчез.

Но гости не замечали ничего, кроме того, что жених медленно кружит свою невесту в центре освещенной свечами комнаты, целуя ее и выражая свою радость в рамках приличия. Им ничего не было известно о неуловимом танце языка, который сопровождал объятия.

Кэтрин выпуталась из своих гардений с ярко-красными щеками, что еще больше восхитило всех, кроме ее самой. Она была благодарна Клею за убедительный розыгрыш. Она высвободилась из его рук и увидела знакомые лица с искрящимися глазами, девушек из «Горизонта», засвидетельствовавших весь сценарий с благоговейным трепетом. В первый раз за все время Кэтрин не пришлось играть. Ее восторг был искренним, когда она подлетела, чтоб поздороваться с Мари, Фрэнси, Гровер, а также с Викки.

То, что они здесь, было просто замечательно. Кэтрин была тронута. Она никогда не видела раньше таких блестящих и завитых волос обычно неряшливой Гровер. А Викки чудом удалось слегка отрастить ногти и накрасить их в угрожающий красно-кровавый цвет. И Фрэнси, от которой пахло духами «Чарли». И Мари, по-прежнему крошечная, несмотря на то, что была на сносях. Мари, волшебница, сваха, первая научила Катрин принимать помощь. Сколько раз с тех пор они оказывали ее друг другу?

Клей снова подошел к Кэтрин, свободно обнял за талию и притянул к себе. Он улыбался, и Кэтрин знала, что это ради девушек.

— Разве она не совершенство? — требовательно спросила Фрэнси. И Клей услужливо обнял ее крепче, провел рукой по ребрам Кэтрин и любяще поцеловал в краешек глаза.

— Да, и она — моя невеста.

Кэтрин не удостоила Клея взглядом. Его пальцы рискованно скользнули к ее груди.

— А как тебе наше платье? — спросила Мари.

Его рука оценивающе погладила бархат на ее груди. Он ответил.

— Великолепное, — а потом, продолжая вести с ними игру, спросил: — Кто следующий его наденет?

— Ну, это зависит от того, кому из нас удастся подцепить такого парня, как ты. Эй, почему ты ее не отпускаешь и не займешься нами?

Мари проворно отделила Клея от невесты, а Клей посмотрел на Кэтрин умоляющим «Помоги! Что мне делать?» взглядом. Теперь наступила очередь Клея, и его начали передавать по кругу, как конфету. Кэтрин могла только наблюдать за всем этим и, вопреки самой себе, улыбаться. Он поцеловал всех девушек, давая им кусочек того, что они хотели считать своим. Он вернулся к своей невесте только тогда, когда они насытились. У многих из них лица продолжали выражать восхищение и после того, как поцелуи прекратились.

Но Кэтрин была благодарна Клею за то, что он все понимает.

Они снова двинулись через толпу. Кэтрин, наконец, поняла, что людей было больше, гораздо больше, чем Анжела намекала. Не только девушки из «Горизонта», но и деловые партнеры, семейные друзья и многочисленные родственники были стремительно включены в список приглашенных. «Маленькое личное событие» Анжелы переросло в пышное общественное событие сезона.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Кэтрин и Клей удобно разместились в кабинете, чтобы подписать брачный сертификат в присутствии священника. Их выдавали только дрожащие пальцы. Потом в кабинете появился фотограф, щелкая фотоаппаратом, направленным на руки, подписывающие документ, потом на букет Кэтрин…

Все это время Кэтрин удавалось быть веселой и непринужденной, такой, какой должна быть невеста. С ее и его губ слетали остроумные ответы, когда они снова и снова касались друг друга, до тех пор пока не довели до автоматизма то, как они тянулись к талии друг друга. И каким-то образом Кэтрин это начинало нравиться.

48
{"b":"25514","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Смотри в лицо ветру
Всё о Манюне (сборник)
Владелец моего тела
Лавр
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Сновидцы
Сила мифа
Древний. Расплата