ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Живот Кэтрин сжался. Она спросила холодно: — Что тебе нужно от меня?

— Я хочу, чтобы ты поступила правильно. Отпусти Клея, пока он не влюбился в свою дочь и не остался по какой-то неразумной причине.

— Он предпочел меня тебе. Это трудно проглотить, правда?

Джил откинула волосы за плечо.

— Подружка, тебе не удалось меня одурачить сфабрикованной свадьбой. Ты разговариваешь сейчас с Джил. Я присутствовала на вашей свадьбе, и нет никаких сомнений в том, что Клей целовал меня более страстно, чем жених, как принято, должен целовать других женщин… — Джил сделала паузу, добиваясь драматического эффекта, потом закончила: — И он сказал, что по-прежнему любит меня. Странно, когда мужчина говорит такое в свою первую брачную ночь, не правда ли?

К Кэтрин вернулись воспоминания того вечера, но она спрятала свое огорчение под маской безразличия. Она повернулась и увидела, что Клей сидит на террасе, занятый разговором с отцом Джил.

Джил продолжала:

— У меня нет ни тени сомнения в том, что, если эта… ошибка, — пауза Джил, казалось, еще больше подчеркнула это слово, — не произошла бы между вами, я бы с Клеем прямо сейчас готовилась к нашей свадьбе. Всегда было без слов понятно, что мы с Клеем в конечном итоге поженимся. Мы были близки с тех пор, как наши матери купали нас голыми вместе в наших маленьких пластиковых бассейнах. В октябре, когда он просил меня выйти за него замуж, он признал, что ты для него не больше, чем трагическая ошибка. Почему бы тебе не сделать ему одолжение и не удалиться со сцены?

Было ясно, что Джил Мангассон привыкла получать, что захочет, любыми способами — будь они честные или грязные. Она вела себя нагло и грубо. В ее отношении не было просьбы, только бесстыдная самоуверенность.

О, она была такой же холодной, как томатное заливное Инеллы на тарелке с толченым льдом. Но Кэтрин не нравилось томатное заливное.

— Ты много берешь на себя, Джил. — Теперь Кэтрин тоже говорила ледяным тоном.

— Я ничего на себя не беру. Я знаю, потому что Клей мне все рассказал. Я знаю, что ты вышвырнула его из собственной кровати; ты потворствовала тому, чтобы он жил своей собственной жизнью — чтобы у него оставались старые друзья, старые занятия. Теперь ребенок родился, у девочки есть имя, Клей в течение ее жизни отвечает за нее в материальном плане. Ты получила от него то, чего хотела, так почему ты его не отпускаешь?

Кэтрин поднялась, отряхнула юбку, многозначительно подняла руку и помахала Клею. Он помахал ей в ответ. Не глядя на Джил, она сказала:

— Он большой мальчик. Если он хочет, чтобы его освободили, разве он не может сам попросить?

Кэтрин направилась к террасе, но, перед тем как она смогла удалиться, Джил бросила последний выстрел и на сей раз попала в цель:

— Как ты думаешь, где он был, пока ты находилась в больнице?

Кэтрин охватили безумные мысли, детские в своей мстительности. Жаль, что томатное заливное Инеллы не приготовлено из крови Джил. Ей хотелось побрить голову Джил, прокатить ее голой в ядовитом плюще, посыпать ее шоколад слабительным. Эти мысли не казались Кэтрин наивными. Она чувствовала себя оскорбленной и униженной. Ей хотелось отомстить, и она не знала, каким способом это сделать.

А Клей?! Ей хотелось взять горсть семечек из дыни и стрелять в него, как из артиллерийского орудия. Ей хотелось перевернуть горячие жаровни, привлечь внимание каждого, рассказать всем, какой он лжец и распутник! Как он мог! Не было ничего плохого в том, что он продолжал интимные отношения с Джил, но мысль о том, что он делился с ней сокровенной правдой об их супружеской жизни, ранила глубже, чем Кэтрин могла только себе представить. Мучительные воспоминания вернулись теперь отчетливее, чем когда бы то ни было: канун Нового года — Клей, целующий Джил, и его мизинец под тонкой полоской платья; ночь, когда он вовсе не пришел домой, а она приготовила ему ужин и ждала; но хуже всего — четыре ночи, пока она лежала в роддоме.

Прошло несколько дней после бранча.

Кэтрин подавила свой гнев, хотя он лежал на кончике языка и, как желчь, в любую минуту был готов вылиться наружу. Все эти дни он знал, что она кипела и скоро взорвется. Он не знал одного: чем это было вызвано.

Он только стоял возле детской кроватки и наблюдал, как Мелисса спит. Неожиданно Кэтрин прошипела за его спиной:

— Что ты делаешь! Уйди от нее!

Он начал высовывать руки из карманов, повернулся к ней, удивленный ее горячностью.

— Я не разбудил ее, — прошептал он.

— Я знаю, о чем ты думаешь, когда стоишь возле нее и все время пялишь на нее глаза. Выбрось это из головы, Клей Форрестер, потому что у тебя это не выйдет! Я буду бороться с тобой до смерти, но не позволю, чтобы ты забрал ее у меня!

Он бросил взгляд на девочку, желая убедиться, что ее не потревожили, а потом пошел в холл.

— Кэтрин, что ты говоришь? Я говорил тебе, что я…

— Ты рассказывал мне о многом, например, о том, что не будешь продолжать своих отношений с Джил Мангассон, но, разумеется, она ввела меня в курс дела! Хорошо: если ты ее хочешь, что тебя сдерживает?

— Что тебе Джил рассказала в воскресенье?

— Достаточно для того, чтобы ты убрался из этого дома. И чем скорее, тем лучше.

— Что она сказала?

— Мне нужно повторять? Ты хочешь ткнуть меня носом в это? Хорошо! — Кэтрин прошла мимо него в спальню, хлопнула рукой по выключателю и направилась к его комоду. Она вышвырнула оттуда одежду, подчеркивая свои действия словами: — Ты спал с ней все это время, пока мне лгал и говорил, что этого не делал, поэтому, почему бы тебе не уйти к ней навсегда? Ты думаешь, никто не заметил, как ты стоял с ней в день нашей свадьбы и на глазах у всех дарил ей французский поцелуй? Ты сказал своей матери, что пошел отдохнуть, когда исчез вместе с Джил в новогоднюю ночь. Ты думаешь, что я совсем тупая, Клей? И почему ты слоняешься здесь, как заблудившаяся собака? Я не собираюсь принимать тебя, кормить, спрашивать, хочешь ли ты жить со мной, потому что я хочу, чтобы этот фарс закончился. Я не хочу, чтобы ты входил сюда и лебезил перед моей дочерью, которую я родила, а ты в это время находился в доме Джил. Я не нуждаюсь в твоих пустых сочувствиях и психоанализах насчет того, что я эмоциональная калека. Мне нужно одно: то обещание, которое ты мне дал. Ты платишь алименты на Мелиссу и оплачиваешь мое обучение в колледже. А я хочу, чтобы тебя здесь не было! Не было! И тогда я преуспею в своей жизни!

Куча одежды беспорядочно ложилась между ними. Воздух казался тяжелым, как будто от ее крика действительно поднялась пыль.

— Это сплошная ложь, Кэтрин.

Кэтрин закрыла глаза, но ее ресницы дрожали. Она подняла обе ладони на Клея.

— Не надо… просто не надо. Не делай ситуацию хуже, чем она уже есть. — Ее голос дрожал.

— Если она сказала, что я с ней сплю, то это — чистая ложь. Я виделся с ней, да, но я говорил тебе, что не буду с ней спать, и не спал.

— О чем мы спорим? Это только то, что мы знаем, и оно продолжается все это время. Ты хочешь, чтобы я ушла, а ты остался? О'кей. — Она становилась упрямой. — О'кей, прекрасно. — Она начала запихивать его одежду обратно в комод. — Прекрасно, я уйду. Я могу спокойно вернуться домой, раз Герб ушел. — Она направилась к своему шкафу и резко выдвинула ящики.

— Кэтрин, ты ведешь себя, как ребенок. Перестань! Я не хочу, чтобы ты уходила. Ты думаешь, что я смогу вышвырнуть тебя и Мелиссу?

— О, значит, ты хочешь уйти.

Она возвратилась к комоду и упрямо начала опять его опустошать. Он схватил ее за руку и не очень любезно повернул к себе.

— Ты уже взрослая. Ты можешь вести себя так, как подобает взрослому человеку?

— Я… хочу… чтобы… это… закончилось..! — Она специально делала паузы, придавая значение своим словам. — Я хочу, чтобы твои родители знали правду, чтобы мне не пришлось выслушивать болтовню твоего отца по поводу того, чтобы мы оставили Мелиссу в их доме. Мне надоело, что твоя мать приносит ей платья Полли Флиндерс, каждое из которых стоит сорок долларов. Я чувствую себя виноватой, как Иуда! Я устала от того, что ты стоишь у ее кроватки и разрабатываешь план, как забрать ее у меня! Джил она не нужна. Разве ты этого не понимаешь, Клей? Единственное, кто ей нужен, это ты! А поскольку ты тоже ее хочешь, почему бы нам ни порвать со всей этой чепухой и дать малышке Джил то, что она хочет?

76
{"b":"25514","o":1}