ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она завороженно смотрела на эту коллекцию, чувствуя, что близка к истерике, ругая себя за самоуверенность, с которой заявляла о том, что прекрасно справится с этой миссией. Усилием воли она заставила себя побороть отчаяние и протянула руку к вешалке, выбрав белую кепку с большой, бордового цвета, буквой «А» над козырьком, обозначавшей название города: Анока. Эту кепку Грег носил еще в средней школе.

Она прошла с ней в ванную и остановилась в дверях, наблюдая, как Кристофер складывает вещи Грега в черный рюкзак. Очень тихо она сказала:

– Я не знаю, какие здесь вещи его.

Крис прервался и взглянул на нее. Губы ее дрожали, а в глазах застыла растерянность. Она надела на голову кепку, прислонилась плечом к дверному косяку и засунула руки в карманы шорт.

– Это своего рода тест, – сказала она. – Пережить этот день, не сорвавшись.

– Да, я понимаю. – Голос его слегка дрогнул. Крис держал в руках зубную щетку и пасту Грега. – У меня тоже работенка не сахар. Его расческа, бритва, лосьон…

Он со злостью швырнул щетку с пастой в рюкзак и склонился над туалетным столиком, оперевшись на него руками, как бегун перед стартом.

– Господи, в этой комнате до сих пор стоит его запах.

Ли вдруг стало стыдно за свой эгоизм.

– О, Кристофер, извини меня. – Она вошла в ванную, сняла с головы кепку и, держа ее в одной руке, положила другую ему на спину.

– Тебе тоже плохо без него, я знаю, – прошептала она.

Он вдруг резко выпрямился и, обернувшись, обнял ее. Так они и стояли в этой выложенной белой плиткой комнате, наполненной ароматами мужской парфюмерии, стояли, закрыв глаза, и в зеркале отражались их сомкнутые объятием тела, питавшие друг друга силой.

– Нет, прощения должен просить я, – шептал он. – Я зря сказал это. Вам сейчас тяжелее всех, и не стоит даже сравнивать.

– Но тебе тоже нелегко, а если мы будем бодриться друг перед другом… – Она не знала, как закончить фразу.

– Боже, ну и хороши мы с вами, а?! Спотыкаемся каждые пять минут, а потом кидаемся за утешением друг к другу в объятия…

– Я так хорошо держалась всю неделю, думала, что справлюсь и сегодня. Но эти кепки в гостиной… меня они почему-то так подкосили…

Она открыла глаза и увидела в зеркале себя, обнимавшую Кристофера. Он склонил голову ей на плечо, руки его были сомкнуты у нее за спиной. Их тела и голые ноги соприкасались, и хотя она и понимала, что дружеские объятия должны бы выглядеть несколько иначе, все-таки с места не сдвинулась.

Он разомкнул руки первым и, отстранившись, сказал:

– Ну-ка, дайте мне кепку.

Он нахлобучил кепку на ее голову, поправил и повернул Ли к зеркалу, а сам встал сзади, положив руки ей на плечи.

– Вот так. Взгляните-ка. Мама в кепке сына, и ничего в этом ужасного. Между прочим, она вам к лицу. Так что надевайте ее почаще.

Крис усмехнулся, и Ли улыбнулась ему в ответ. Она чуть сдвинула кепку на затылок и глубоко вздохнула.

– Хорошо, пожалуй, теперь я могу продолжать. А ты?

– Я готов. Давайте заканчивать. Только у меня к вам просьба. – Он убрал руки с ее плеч. Настроение его изменилось.

– Что такое?

– У меня есть один знакомый мальчишка. Растет как сорная трава – ни дома, ни настоящей семьи, родители наркоманы, все заработанные деньги спускают на эту отраву. Если вы не против, я бы хотел подарить ему какую-нибудь кепку Грега. Мальчишка уважает полицейских. Он, правда, виду не показывает, но я-то знаю. Кепка будет для него стоящим подарком.

– Конечно. Выбирай любую, какую хочешь. Подари ему две.

Они принялись разбирать кепки, потом занялись бумагами Грега, хранившимися в одном из кухонных шкафов.

Оглядев обстановку гостиной, Кристофер сказал:

– У меня была кое-какая мебель, что-то мы покупали вместе, но я бы хотел оставить здесь все как есть. У меня сохранились счета, и я выплачу вам долю Грега. Конечно, если дети не будут возражать. Захотят они забрать что-нибудь, я не против.

– Давай не будем пока ничего трогать.

– Но вы хотя бы фикус возьмите.

– Да полно тебе, я могу принести себе десяток других. А этот пусть остается здесь, он принадлежит этому дому.

– Хорошо, – сказал он, – я согласен. Если бы вы забрали его, я бы просто-напросто пошел в магазин и купил точно такой же. Спасибо.

Они выключили радио, выгрузили последние коробки и принялись закреплять на крыше пикапа матрас, чтобы его не сдуло в пути. Кристофер надел темные очки. Глаза Ли были укрыты от солнца козырьком кепки.

Кристофер завязал последний узел и спросил:

– Вы сможете вести грузовик со всем этим скарбом?

– Да, я справлюсь.

– Хорошо. Я поеду сзади.

Он проводил ее до дома и помог выгрузить вещи в гараж.

Когда они закончили и отогнали грузовик Джиму Клементсу, оба опять были взмокшими от пота.

– Вы умеете плавать? – спросил Кристофер.

– Конечно.

– Хотите искупаться? Можно поехать к озеру на пляж.

– Боже, как здорово.

Она прошла в дом, переоделась в юбку и широкую блузу и вышла с двумя полотенцами в руке.

– Я готова.

Он сел за руль.

Она взобралась в «эксплорер» и огляделась.

– Ух ты, как мне нравится.

– Мне тоже.

Они проболтали всю дорогу до озера. Говорили о машинах. О ее работе. О том, как она выбрала название «Эбсолутли флорал» для своего магазинчика.

На пляже было полно народу. Сбросив одежду, они побежали к воде. Стремительно проплыв до буйка, они долго оставались на глубине, ныряли, плавали, отдыхали, повиснув на буйке, и опять говорили. О серфинге, который видели по телевизору, о Гавайях, где никогда не были, но мечтали когда-нибудь туда попасть. Вспоминали, где в детстве научились плавать, кто их этому научил. Рядом с Крисом на воду упал волейбольный мяч. Он ловко отбросил его, и вскоре они уже оказались вовлеченными в игру, которую затеяли на воде симпатичные задорные ребята.

Они хохотали, заразившись общим весельем.

И вскоре почувствовали приятную усталость.

Страшно захотелось есть.

Когда «эксплорер» подкатил к ее дому, она сказала:

– У меня в холодильнике остались спагетти, можно их подогреть.

Он ответил:

– Так чего же мы ждем?

И заглушил мотор.

33
{"b":"25515","o":1}