ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, мадам.

– В одиннадцать?

– Мы будем.

Он позвонил Джуду.

– Привет, чем занимаешься?

– Ничем.

– Хочешь пойти сегодня посмотреть мою игру? Я заеду за тобой. Жди меня на нашем месте. В шесть тридцать.

– Конечно. Почему бы и нет?

В половине седьмого Джуд уже, как обычно, подпирал стенку «Семь-одиннадцать». Крис подъехал к нему, и мальчишка забрался в машину.

– Привет, – сказал Крис.

– Привет.

– У меня к тебе дело.

– Я делами не занимаюсь.

– Этим тебе придется заняться. Я тебя приглашаю четвертого июля на пикник к моим друзьям.

Мальчугану не удалось сыграть безразличие. Голова его развернулась на сто восемьдесят градусов, глаза округлились от изумления.

– На пикник?

– Да. Жареное мясо. Волейбол в саду. Немного болтовни. В конце фейерверк в Сэнд-Крик-парк. Что скажешь?

– Черт возьми, старина, а почему бы и нет?

– Только тебе придется забыть на время свой воровской жаргон. Хозяева – замечательные люди.

Джуд пожал плечами.

– Это мне раз плюнуть.

– Хорошо. – Крис поднял с сиденья белую кепку с бордовой буквой «А». – На, это тебе.

– Мне?

– Да. Это была кепка моего друга Грега. Его мать разрешила подарить ее тебе. Четвертого мы пойдем в гости к ней.

Поколебавшись, Джуд взял кепку.

– Я хочу тебе кое-что сказать, – начал Крис. – Носи ее, носи достойно. Грег был хорошим полицейским. И настоящим другом. В этой кепке, я очень надеюсь, ты не пойдешь красть велосипеды или торговать запчастями или еще каким-нибудь ворованным хламом.

Джуд долго смотрел на подарок, прежде чем согласился:

– Идет.

– И вот еще что.

– В чем дело?

– Мы должны купить тебе новые теннисные тапочки. Если ты будешь в моей волейбольной команде, я вовсе не хочу, чтобы ты спотыкался в этих своих лаптях. Можем ведь и продуть из-за этого, понимаешь?

Джуд посмотрел на ноги друга, потом внимательно оглядел и одежду Криса. Боясь дрогнуть, он развалился на сиденье, всем своим видом выражая полнейшую невозмутимость.

– Новые тенниски я потяну.

Они уже почти подъехали к парку, когда Джуд спросил:

– На воздушной подошве? – и украдкой взглянул на Кристофера.

– Да ты что? – взорвался Крис, – Побойся Бога, малыш! Ты знаешь, сколько они стоят?

Мальчуган равнодушно пожал плечами: «Подумаешь, на воздушной подошве! Да кому они нужны?»

Когда они подъехали к бейсбольному полю и вышли из машины, Джуд нахлобучил кепку на свою курчавую голову, лихо сдвинув козырек набок.

Четвертого июля день выдался таким, каким и положено быть дню праздничному. Сухим, ясным и солнечным. Когда Кристофер подъехал к дому Ли Рестон, аллея уже была запружена машинами, а из сада доносилась музыка. Над распахнутой дверью гаража, на деревьях в саду торчали белые, красные и синие флажки; около дома была разбита площадка для игры в крокет. Над крыльцом развевался американский флаг, а внизу, в цветниках с геранями, пестрели его миниатюрные копии.

Кристофер с Джудом, хлопнув дверцами автомобиля, направились в сад за домом. Кристофер в белой рубашке-поло и шортах такой кричащей расцветки, что от них слепило глаза. Джуд в обрезанных по колено джинсах, широкой рубахе, белой кепке Грега со сдвинутым набок козырьком. На ногах у него красовались стодолларовые тенниски на воздушной подошве.

Впервые со времени их знакомства Крис видел Джуда в приличной обуви.

Они вошли в приятную прохладу сада, где под сенью раскидистого клена отец Ли, Оррин Хилльер, закладывал брикеты угля в жаровню. Из открытого окна, на котором стоял радиоприемник, в сад лилась бодрая оркестровая музыка. Возле террасы, в тени, Дженис, Ким, Сэнди Афольфсон и Джейн Реттинг протирали складные стулья, а Ллойд Рестон и Джои натягивали на заднем дворе волейбольную сетку. Пег, мать Ли, копалась в клумбе, срезая ножницами цветы. Сильвия Эйд, застилавшая стол для пикника клеенкой, на минуту отвлеклась и крикнула:

– Срежь еще один дельфиниум, хорошо, мам? Тогда у нас будет полный букет – белые, красные и синие.

Многих из тех, кто собрался сейчас здесь, Крис видел мельком на похоронах. Это были соседи, двоюродные братья и сестры Грега, другие родственники. Какая-то женщина наполняла вазу водой из садового шланга. Подошел мужчина, нарочно наступил на него и остановил поток воды. Женщина расхохоталась и принялась весело отчитывать его, плеснула в него водой из вазы, намочив ему брюки. Ли открыла дверь из кухни и вышла на террасу, держа в руках канистру с горючей жидкостью.

– Вот, папа. И спички. – Она была в белых шортах-бермудах и трикотажной майке, разрисованной под американский флаг. Передав Оррину спички, она бросила взгляд на вновь прибывших гостей, и лицо ее осветилось улыбкой.

– Кристофер, ты все-таки приехал! – И она спустилась по ступенькам.

Услышав имя Кристофера, Дженис обернулась и, бросив в ведро тряпку, с нескрываемой радостью кинулась к нему.

Ли легонько потрепала Кристофера по щеке.

– Рада тебя видеть.

Потом протянула руку Джуду.

– Привет, Джуд. Я – Ли Рестон.

Подбежала Дженис.

– Привет, Крис. Привет, Джуд, я – Дженис. – Пожав всем руки, она оглядела Кристофера с головы до ног. – Вот это да! Вы только взгляните на эти шорты! В каком цирке ты их раздобыл?

– Да ты просто завидуешь. – Он уткнул руки в бока и с гордостью окинул взглядом свои шорты. – Джуд мне сказал, что моему гардеробу не хватает красок. Вот, купил специально к сегодняшнему празднику.

Вмешалась Ли:

– Джуд, я бы могла познакомить тебя с остальными, но, думаю, это произойдет по ходу дела. Можешь пойти в тень – там на столах полно всяких закусок. Продержишься до бифштексов. Осторожней с мексиканским соусом – вон в том блюде, с флажком. Он очень горячий. Кристофер, положи пока свои бифштексы куда-нибудь, где попрохладнее, угли еще не раскалились. Можете, кстати, помочь Ллойду и Джои натянуть волейбольную сетку.

– С радостью.

– Привет, Крис! Кого это ты там привел с собой? – донесся до них голос Ким.

– Это Джуд. Он будет играть в моей команде!

Пока они шли к волейбольной площадке, со всех сторон к ним обращались приветливые, дружелюбные голоса. Сетка уже была разложена на траве во всю длину, и Джои выгружал из картонной коробки связку алюминиевых кольев.

39
{"b":"25515","o":1}