ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 8

Субботний вечер Кристофер, Пит Острински, его жена Мардж и свояченица Кэти Суитзер решили провести за игрой в кегли. Сейчас, в спортивное межсезонье, площадки пустовали.

Пит и Мардж жили в прекрасном новом доме в районе Минерал Понд, в восточной части города. Дом был с раздельным входом, с двумя спальнями наверху, уже готовыми, а два нижних этажа еще были недостроены. Во дворе лежали свежие пласты земли, а в доме пахло краской и новыми коврами.

На стук Кристофера дверь открыл Пит. Он проводил гостя наверх, в гостиную, которую поровну делили игрушки и мебель и где их уже ожидали дамы. Кристофер поцеловал Мардж в щеку. Когда церемония представления была окончена, Кэти Суитзер встала с кресла и пожала Кристоферу руку; ладонь ее была влажной. Кэти была блондинкой, с заостренными чертами лица, довольно привлекательная для любителя худощавых фигур, но, когда она улыбалась, обнажались ее десны.

– Привет, Крис, – сказала она. – Я много слышала о вас.

Он улыбнулся.

– И я о вас.

– Мардж приготовила нам выпить там, на террасе, – сказал Пит, и они последовали за ним, пытаясь на ходу завязать беседу.

На воздухе, потягивая «Спрайт», в то время как остальные предпочли более крепкие напитки, Кристофер исподволь разглядывал Кэти Суитзер.

Волосы ее были взбиты в огромную копну локонов, торчавших в разные стороны. Он ненавидел такие прически. У нее были крохотные груди, костлявые бедра, да и вся она была какая-то хрупкая, почти прозрачная. Невольно напрашивалось сравнение со спичкой. А попросту говоря, вид у нее был нездоровый.

Он вспомнил напутствие Ли, которая советовала присмотреться к новой знакомой, и спросил:

– Пит говорил мне, что вы занимаетесь обеспечением водопроводных систем.

– Да, я работаю в конторе. И два раза в неделю занимаюсь в вечерней школе, хочу получить лицензию и стать агентом по продаже недвижимости.

Итак, она целеустремленна и честолюбива.

– А еще я слышал, что вы превосходно играете в кегли и даже участвуете в соревнованиях.

Беседа была кривой и надуманной, как это и предполагает извечный сценарий подобных знакомств.

Няня привела с прогулки детей и невольно разрядила обстановку, прежде чем четверка друзей отправилась на машине Пита в кегельбан.

Выяснилось, что Кэти Суитзер захватила с собой собственный шар.

Когда она в первый раз запустила его по дорожке номер пять, Кристофер подумал, что ее маленькая хрупкая ручка должна хрустнуть в локте. Но, к его удивлению, Кэти блестяще выполнила удар с нижнего замаха.

И ей повезло.

Все зааплодировали, и Кэти, зардевшись от удовольствия, вернулась на свое место рядом с Крисом.

– Здорово, – сказал он ей, криво ухмыльнувшись.

– Спасибо, – ответила она скромно и в то же время не без гордости.

Они прекрасно провели время, сыграв три партии, и все выиграла Кэти – в своих голубых джинсах седьмого размера, со взлохмаченной шевелюрой, худыми, как спички, руками и деснами, которые каждый раз обнажались в улыбке. Потом они отправились в район Фридли в закусочную «Маккойз» подкрепиться гамбургерами, картофелем и пивом. Они сидели в сиянии неоновой радуги, из музыкального автомата лились знакомые мелодии, а со стен им улыбался Джеймс Дин на фоне «Мерседеса-59».

– Мне нравится это местечко, – сказала Кэти. – Мы с Марком часто… ой! – И она прикрыла рот пальцами. – Извините, – прошептала она, потупив взгляд.

– Все нормально, – сказал Кристофер. – Марк – это ваш бывший муж?

Она заискивающе посмотрела на него и кивнула.

– Вот уже девять месяцев, как мы официально разошлись, но я все еще нет-нет да и упомяну его в разговоре, совершенно некстати.

Мардж заметила:

– Дурака этого.

Пит слегка подтолкнул ее локтем.

– Мардж, прошу тебя, только не сегодня.

– Хорошо, прошу прощения, что назвала дурака дураком.

Восстановить прежнюю непринужденную атмосферу не удалось, поэтому решили, что пора собираться. Когда подъехали к дому Пита и Мардж, выяснилось, что Кэти без машины, так что Кристофер вызвался отвезти ее домой. В машине он включил радио, а Кэти так и сидела на краешке своего сиденья.

– Вам нравится кантри? – спросил он, когда заиграла музыка.

Она ответила:

– Конечно. – И потом сказала: – Извините, что я заговорила о своем бывшем муже.

– Послушайте… все в порядке. Вы ведь, наверное, прожили с ним не один год. Я слышал, у вас двое детей.

– Да, Грэйди и Робин. Пять и три года. Он никогда не навещает их. Он женился на моей лучшей подруге и теперь занят ее детьми.

Крис не сразу нашелся с ответом.

– Да, тяжело.

– Вы – второй в моей жизни мужчина после развода. Мой первый приятель так до сих пор и не объявился.

– Наверное, потому, что увидел вашу профессиональную игру в кегли.

Она рассмеялась.

– Марк терпеть не мог, когда я играла в кегли. Сам же носился по всей стране да еще спал с моей лучшей подругой, но, когда я уходила со своими приятельницами на занятия секции, был очень недоволен.

Он уже начинал жалеть о том, что разрешил ей говорить об этом парне.

– Но что самое обидное, – продолжала она, – так это то, что сейчас с ней и ее детьми он ведет себя совсем иначе. Я это знаю, потому что иногда общаюсь с его матерью, и у нее в разговоре это проскальзывает.

Она без умолку тараторила о своем бывшем муже, лишь изредка прерываясь, чтобы указать дорогу к ее дому. Когда они наконец добрались, она сказала:

– О, неужели мы уже приехали?

– Подождите, – сказал он, вышел из машины, положив ключи в карман, и открыл ей дверцу.

– Я уже отвыкла от такого обхождения, – сказала она. – С подобными знаками внимания было покончено еще задолго до развода. Именно тогда я поняла, что не все у нас ладно.

Он проследовал за ней по асфальтовой дорожке, которая, сделав два поворота, вывела их к двери ее дома. Кэти поднялась на одну ступеньку и обернулась.

– Что ж, я чудесно провела время, – сказала она. – Большое спасибо за кегли, гамбургеры и все остальное.

– Мне тоже все понравилось, – сказал он. – Особенно – игра в кегли, хотя вы и расправляетесь с ними слишком быстро. Любопытно наблюдать со стороны такую мастерскую игру.

50
{"b":"25515","o":1}