ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все шло гладко, пока Моника Аренс не спросила:

— Да, а к кому обратиться, чтобы записать Кента на футбол?

Джоан отвернулась от монитора и ответила:

— С этим может возникнуть проблема. Ребята тренируются уже две недели, и тренер Гормэн, вероятно, уже укомплектовал команду.

Кент нахмурился. Волнуясь, он произнес:

— Но я играл и в средних, и в старших классах. И рассчитывал в выпускном классе не бросать футбол.

— Я же говорю, команда тренируется уже с середины августа, но… — Джоан задумалась, потом потянулась к трубке телефона. — Минутку. Я позвоню тренеру, если он еще не ушел. — Набирая номер раздевалки, она продолжала: — Вы, наверное, знаете, что здесь очень большое внимание уделяется спорту. Наша футбольная команда в прошлом году заняла второе место на первенстве штата, а баскетбольная дважды выигрывала чемпионат. Похоже, он не собирается отвечать. — Она повесила трубку. — Знаете, давайте я пойду и спрошу мистера Гарднера, нашего директора. Он в любом случае предпочитает лично знакомиться с новичками. Сейчас вернусь. — Не успела Джоан свернуть за угол, как снова появилась в кабинете. — Если хотите, пока меня не будет, обратитесь к Доре Мэ за компьютерной распечаткой ваших занятий. Расписание появится вот здесь, на принтере. Посетители последовали за куратором и вновь остановились перед полукруглым барьером, ожидая, пока принтер, жужжа, выдаст расписание занятий для Кента.

Том Гарднер сидел за столом напротив открытой двери и говорил по телефону с представителем компании по продаже учебников. До начала занятий оставалось всего три рабочих дня, а новые учебники по английскому для десятого класса куда-то запропастились.

При появлении Джоан директор жестом удержал ее, подняв указательный палец, и продолжил разговор.

— Наш агент по закупке заказал их еще в январе… Вы уверены?.. Когда?.. В июле! Но как может такое количество книг просто исчезнуть?.. Мистер Тревис, проблема в том, что в следующий вторник пятьсот девяносто учеников десятых классов придут в школу, а английский — обязательный предмет для каждого из них. — После длинной паузы он, записав телефон транспортной компании, продолжал: — На погрузке? И большие были коробки? — Том бросил карандаш, потер лоб и сказал: — Ясно. Да, спасибо, я со своей стороны тоже проверю. А если они не будут найдены, у вас еще есть в запасе?.. Да, обязательно, спасибо. До свидания. — Директор повесил трубку, надул щеки, выдохнул воздух. — Потерялись учебники. Что у тебя, Джоан?

— К нам переводится новый учащийся, ты, наверное, захочешь его увидеть. Старшеклассник, и хочет играть в футбол. Решишь его проблему?

— Конечно. — Гарднер встал, откатив кресло. Насколько он любил свою работу директора школы, настолько терпеть не мог всю эту суету последней недели каникул. В такие дни ему приходилось заниматься решением самых разных вопросов, наводить порядок среди хаоса, оставленного администрацией летнего лагеря. Они все передвигали, меняли местами, оборудование, которое им мешало, куда-то прятали, а новые приобретения школы, поступающие в это время, запихивали в самые неподходящие места. Электрики занимались новой системой освещения, и произошла какая-то путаница с креплениями, в результате которой кабинет домоводства остался без света. Учительница физики, которую он нанял еще в мае, позвонила пару дней назад и сказала, что нашла работу с лучшими условиями в другом районе и сюда не приедет. А теперь еще и книготорговцы уверяют, что автотранспортное предприятие доставило тридцать коробок с учебниками на склад 15 июля, но там этих книг никто не видел.

Том Гарднер старался скрыть все эмоции и спокойно сосредоточиться на важнейшей, по его мнению, стороне своей работы — на учениках.

Новичок и его мать уже ожидали его, и Том увидел перед собой высокого, темноволосого, симпатичного парня со спортивной фигурой.

Джоан представила их друг другу.

— Это Кент Аренс. Он будет учиться в выпускном классе. Кент, это наш директор, мистер Гарднер.

Том пожал новичку руку и почувствовал ответное пожатие жесткой, очень сильной ладони.

— А это мама Кента, Моника.

Они автоматически, как незнакомые, протянули друг другу руки, и тут что-то неясное всколыхнулось в его душе.

— Моника? — пристально вглядываясь, переспросил Гарднер. — Моника Аренс?

— Том? Том Гарднер? — Не веря своим глазам, сказала она.

— Боже мой, вот это сюрприз.

— Так это ты? Мистер Гарднер, директор школы? — Моника взглянула на медную табличку на дверях его кабинета.

— Да, это я. Работаю здесь уже восемнадцать лет, сначала учителем, теперь вот директором. — Он наконец опустил ее руку, которую было неудобно держать над перегородкой. — Очевидно, ты теперь живешь в нашем районе?

— Я… да… мы… — Моника как-то растерялась, ее лицо покраснело. — Меня только что перевели сюда, я инженер. Я бы никогда… то есть я и не представляла, что ты где-то здесь живешь. Я даже не знала, как зовут директора, пока миссис Берлатски не назвала твое имя минуту назад.

— Да, вот такие дела, — с легкой улыбкой проговорил Том. — Как тесен мир, верно? — Он смотрел на Монику, под впечатлением от встречи. Она была взволнована, не отвечала на улыбку и явно старалась побороть смущение. — У тебя теперь семья… — Гарднер снова повернулся к юноше.

— Только он. Только Кент.

Без сомнения, парень был красив и ростом с Тома.

— Вы знаете мою маму? — с удивлением спросил Кент.

— Были знакомы, давным-давно. В 1975-м.

— Но с тех пор не виделись, — торопливо добавила Моника.

— Ну, хватит о нас. А то мы как-то исключили тебя из разговора, верно, Кент? Послушайте, почему бы нам не пройти в мой кабинет, там меньше шума и суеты. Там и поговорим.

Из окна кабинета открывался прекрасный вид на дендрарий и футбольное поле за ним. Солнце бросало косые лучи с восточной стороны школьного здания, они мягко ложились на подоконник, где красовалась целая галерея фотографий членов семьи Гарднер. Том и его посетители сидели, глядя друг на друга через стол. Директор слегка откатился назад вместе с креслом и, соединив кончики пальцев обеих рук, спросил юношу:

2
{"b":"25516","o":1}