ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему ты не позвонил? — спросил Райан.

— Не знал, что сказать.

— Черт, я же твой брат. Не надо ничего выдумывать, ты ведь знаешь это.

— Да, знаю. — Уткнув подбородок в грудь, Том разглядывал носки своих туфель.

— Ты оставил Клэр, — взволнованно проговорил старший брат.

— Нет, это она меня оставила. Просто так вышло, что мне пришлось уехать.

— Не могу в это поверить. — Голос Райана звучал так, словно он еще не оправился от шока.

— И я не могу.

— Я всегда считал, что вы двое настолько сроднились, ничто не может вас разлучить! Черт, мы с Конни ссоримся гораздо чаще.

Они немного помолчали, в хмуром, таком же, как природа вокруг них, настроении. Каждый чувствовал печаль в душе другого. Наконец Райан обнял Тома за плечи.

— Ну и как тебе живется? Неплохо? Том поежился и скрестил руки и ноги.

— Жить с отцом не очень-то удобно.

— Могу представить.

— Я собираюсь снять квартиру. Эта грязь меня просто с ума сводит.

— У тебя есть мебель?

— Нет.

— Тогда что, ты будешь жить с кем-то?

— Нет, ничего подобного.

— Так между тобой и этой женщиной ничего нет?

— Абсолютно ничего.

— Ну, это хорошо. По крайней мере, без лишних сложностей. Ты собираешься вернуться к Клэр или как?

— Если она захочет. Пока что она на тропе войны. Не желает меня видеть. Говорит, что ей нужно время, чтобы со всем разобраться и преодолеть обиды.

— Как ты думаешь, сколько времени это займет? Том вздохнул и, подняв лицо к небу, закрыл глаза.

— Не знаю. Не пойму ее. Райан крепче сжал его плечи.

— Да уж, кто поймет этих женщин? — Потом предложил: — Что я могу сделать? Ты только скажи.

— Ничем ты не можешь помочь.

— У меня есть старая мебель, кресло-кровать, которое не поместилось в комнате Брента, и пара столиков с пластмассовым верхом.

— Нет, спасибо, я, наверное, возьму что-нибудь в аренду. Ничего слишком постоянного, знаешь ли. — Постоянное или нет, но это предложение звучало довольно мрачно для них обоих. — Я все откладывал и откладывал, потому что жить одному слишком одиноко, тем более когда каникулы. У отца не очень чисто, зато повеселее. И дядя Клайд заходит каждый день, и они начинают изгаляться друг над другом, ты же знаешь, как они это любят.

— Да уж, — хмыкнул Райан, — знаю.

Еще одна пара уток пролетела над ними. Будь у братьев настроение получше, они бы понаблюдали за птицами, пытаясь определить их вид, но сейчас оба промолчали. Когда свист крыльев затих вдали, Райан сказал;

— Я знаю, как сильно ты ее любишь. Сейчас ты, должно быть, живешь, как в аду.

— Да, это сплошной кошмар.

Райан притянул Тома и обнял его, потом несколько раз погладил брата по рукаву.

— Парень у тебя что надо.

— Хорош, правда? Должен признать, что его мать потрудилась на славу, воспитав такого сына.

— Послушай, хочешь, я поговорю с Клэр?

— Не уверен, что это поможет.

— Ну, попытка не пытка.

— Да, ты можешь попробовать.

— Позвоню ей на следующей неделе. Если я еще хоть чем-то могу помочь, только скажи.

— Наверное, мне надо будет куда-то податься на День Благодарения.

— Приезжай к нам.

Оба помолчали. Райан смотрел на луч света, падавший из окошка хижины.

— Ну что ж, нам надо отправляться. Конни уже дома, а дорога назад займет у нас не менее полутора часов.

— Да, наверное…

Оба отошли от машины. Братья нечасто обнимались, но сейчас они обнялись еще раз, несчастье Тома сблизило их, и еще больше сближало понимание того, что для младшего Гарднера испытания пока не закончились.

— Эй, послушай, братишка, звони, если я тебе понадоблюсь, ладно?

— Угу. — Том отвернулся, старательно моргая, и направился к домику. На ступеньках он задержался и, уже взявшись за дверную ручку, сказал брату: — Знаешь, если ты будешь звонить Клэр, то звони попозже, а то у нее каждый день репетиции.

— Понятно.

— А после перезвони мне, ладно? Передашь, что она ответит.

— Ладно.

Райан снова опустил руку на плечо брата. Присущая ему энергичность исчезла, уступив место печали.

Через десять минут Том стоял на ступеньках и смотрел, как две машины выворачивали со двора. Он поднял руку, прощаясь. Совсем стемнело, и Гарднер представил себе, как Райан возвращается домой, к Конни, и как они с детьми оживленно болтают за ужином. Он подумал о своем собственном доме без него: Клэр, Робби и Челси, затихшие и молчаливые. Потом он мысленно нарисовал себе картину, как Кент, вернувшись домой, рассказывает матери о всех родственниках, с которыми сегодня познакомился. За спиной Тома старики закрыли дверь и собирались, должно быть, провести ночь за картами. С тех пор, как он поведал Клэр о Кенте, в его жизни было много грустных моментов, но ни один не мог сравниться с сегодняшним. Никогда еще Том так остро не ощущал своего одиночества в мире, где все были разделены на пары. Даже утки, пролетавшие над головой, жили парами. А он оставался один, и осень уже готовилась стать зимой.

Том зашел в хижину. Он был прав — старики достали карты, его отец выходил из ванной, а дядя Клайд полез в холодильник за пивом.

— Поеду немного развеюсь, — сказал Том.

— Куда? — спросил Уэсли.

— В аптеку, за каплями от кашля.

Выражение лица старика говорило, что его так просто не проведешь.

— Ну хорошо, — сдался Том, в отчаянии от того, что приходится выкладывать этим двум все. — Не думаю, что вы поверили бы мне, если бы я заявил, что отправляюсь в бордель.

— Не-а. Я бы не поверил.

— Ну хорошо, я собираюсь поговорить с Клэр.

— Вот в это я верю. Удачи.

Ведя машину к дому, он пытался разобраться в своих чувствах. В душе царили страх и надежда. Большая жалость к себе и огромная неуверенность, непривычная для него. В голове все время крутилось: А что, если я только делаю все хуже? Вдруг у нее кто-то есть? Могла ли ока пригласить Джона Хэнделъмэна? Неужели она сделает это? А если я опять расстрою детей? Если она начнет кричать, плакать, гнать меня прочь?

Временами он начинал злиться, и от этого чувствовал себя лучше, в конце концов, он сделал все, что мог, чтобы заслужить ее прощение, а она уж слишком большое значение придавала одной-единственной ошибке в его жизни и слишком маленькое — всем годам, прожитым вместе. Самое отвратительное было, что, подойдя к собственным дверям, он задумался, не стоит ли постучать. Ведь он покупал этот дом, черт побери! Он лично красил эту самую дверь и переставлял дверную ручку. Ключ был здесь, в его кармане! И что, он будет стучать? Ну уж нет! Том вошел. На кухне было пусто, горел свет. Где-то наверху играло радио. Он подошел к лестнице на второй этаж и увидел, что из спальни падает свет.

82
{"b":"25516","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Да, Босс!
Шантарам
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
#черные_дельфины
Макбет
Йога между делом
Лолита
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Все, кроме правды