ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 2

– Сиди здесь, милая, и ни о чем не волнуйся, – Джеймс усадил девушку на огромный валун возле ручья. – Я должен позаботиться о лошадях. Это займет несколько минут, а потому, если тебе нужно... хм, уединиться, так вот там, по-моему, вполне подходящие кустики. Идет?

Она медленно склонила голову, встретила его взгляд и замерла.

Под этим пристальным, неподвижным взглядом Джеймс почувствовал себя неуютно. Девчонка похожа на кусок деревяшки, с досадой подумал он. По крайней мере живости в ней ровно столько, сколько в сухом полене, если не меньше. Он в жизни не встречал никого похожего на нее, кроме разве что одного старого лунатика, но тут дело в чем-то другом, ей-богу. В общем, от взгляда этой девчонки его бросало в дрожь. А может, она тут и ни при чем, а все дело в той идиотской ситуации, в которую он попал. И ничего странного: он провел с ней уже несколько часов, между делом успел обвенчаться, а до сих пор даже не слышал ее голоса. «Господи, – чертыхнулся Джеймс, – ведь я даже не знаю, как зовут мою жену!» И стоило ему только подумать об этом, как на душе стало совсем муторно.

Переступив с ноги на ногу, он неловко стиснул пальцами поля шляпы.

– Э... может, тебе что-нибудь нужно? – На память вдруг пришли припасы, которые Робелардо совершенно неожиданно дал им с собой. – Ты не голодна?

Девушка молча покачала головой. Ее волосы, похожие на густой соболий мех, тотчас рассыпались по плечам.

– Ну ладно, тогда просто отдыхай. Через пару минут я вернусь.

Элизабет еще долго прислушивалась к его удалявшимся шагам по засохшей грязи и, только когда они окончательно стихли, осмелилась сделать глубокий вдох.

Ей надо наконец хорошенько обдумать то, что произошло. И в первую очередь успокоиться. В конце концов, она, слава Богу, жива, и, хотя ей до сих пор невдомек почему, отрицать этот факт нельзя.

Но... Боже милостивый, как же она безумно устала! «Насколько было бы проще, – вдруг подумала она, – снова погрузиться в прохладную темноту, которая окутывала меня последние несколько дней». Там царил покой, и каждая частица ее существа, ее истерзанной, испуганной души молила отпустить ее туда, где Элизабет сможет наконец отдохнуть.

Впрочем, Элизабет страшилась одиночества. Ее пугало то, какой равнодушной она вдруг стала, какой-то опустошенной.

И все-таки она жива. А это главное.

Несмотря ни на что и вопреки здравому смыслу она осталась в живых.

Значит, на то была причина. Стало быть, ей надо как-то жить, не важно, хочет она того или нет. Да и потом, вдруг вспомнила Элизабет, теперь она уже не одна. Этот светловолосый незнакомец... ее муж, он с ней. И обещал о ней заботиться; по крайней мере он отвезет ее туда, где она будет в безопасности.

Конечно, она ничего о нем не знала. Но он хотя бы был добр к ней, и Элизабет чувствовала, что ему можно доверять.

Правда, он какой-то странный. До сих пор ей еще не доводилось встречать таких хладнокровных мужчин. Казалось, этот человек давно научился держать свои чувства в узде. Даже во время свадебной церемонии он прекрасно владел собой. Его приглушенный голос, мягкие движения, даже все его мысли, похоже, были направлены на то, чтобы она не чувствовала себя одинокой.

Впрочем, Элизабет ничуть не огорчилась, сообразив, что это и есть та цена, которую ей, да и ему, придется заплатить за свою свободу. К тому же это был сущий пустяк, ведь их брак абсолютно фальшив с самого начала. Ни он, ни она ничем не связаны, и Джеймс Кэган, захоти он только, волен оставить ее здесь без всяких угрызений совести. «Ладно, не пропаду», – храбро подумала Элизабет.

Самое главное – она жива! И вообще, за последние годы она поняла, что теперь-то уж мало что способно тронуть ее душу.

С привычной легкостью Джеймс расседлал лошадей и отвязал от седел сумки с припасами, окинув взглядом прогалину, где собирался устроить лагерь. Пару раз, искоса взглянув на девушку, он вновь с досадой убедился, что она сидит на том же месте, где он ее оставил, по-прежнему уставившись застывшим взглядом в пространство.

«Ну и влип же я! – вдруг подумал он, впервые пожалев, что рядом нет старшего брата Мэтью. – Уж он бы нашел, что сказать Робелардо! Какого черта он уже давно не покончил с этим хитрым дьяволом?!»

Будь он проклят, этот ублюдок, да и все его люди вместе с ним! Еще час назад все эти мерзавцы готовы были драться за то, чтобы первым перерезать пленнику глотку, а спустя мгновение они уже хлопают его по плечу и радостно смеются, как будто нет ничего естественнее, чем праздновать эту дикую свадьбу!

Все ликовали как дети. Само собой, кроме Эстефано, который забился в угол. Глаза его пылали злобой и жаждой мести.

Как ни странно, после того как все было кончено, сам главарь вел себя будто счастливый отец невесты – целовал девушку, хлопал жениха по плечу с такой силой, что Джеймс едва сдерживался, чтобы не заехать литым кулаком по его сияющей физиономии. Впрочем, бандит на удивление свято сдержал свое слово: все имущество Джеймса было возвращено. Более того, их поджидала прелестная кобыла – свадебный подарок для невесты. Робелардо не забыл вернуть и поистине бесценные вещи – кое-что из прихваченного им в фургоне. На глазах новобрачной тотчас появились слезы – первое и единственное свидетельство того, что она не бездушна. Когда же Робелардо протянул ей простенькую нитку гранатовых бус, из груди ее вдруг вырвался сдавленный крик.

Девушка схватила их так поспешно, точно ничего дороже этого у нее не осталось.

Ко всему прочему Робелардо довольно великодушно снабдил их огромными тюками со съестным – вполне достаточно для того, чтобы благополучно вернуться в Санта-Барбару.

Воскресив в памяти недавние события, Джеймс покачал головой. «Нет, они чокнутые, – подумал он, – точно чокнутые!»

– Мистер Кэган! – Слова прозвучали очень тихо. Джеймсу даже показалось, что он ослышался. Щетка в его руке, дрогнув, застыла возле холеной шеи гнедого жеребца. Раздался чуть слышный кашель, и тот же голос уже немного громче произнес: – Мистер Кэган!

Джеймс обернулся. Девушка стояла рядом: руки висят как плети, непокорные черные волосы разметало по плечам, темные глаза настороженно смотрят ему в лицо.

5
{"b":"25517","o":1}