ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 19

К Ханлан-Хаус они возвращались молча. Мариетта шла впереди, Мэтью — следом. Он взял у нее ключ, открыл дверь и впустил Мариетту в дом, сохраняя зловещее выражение лица. Положив сумочку на столик в прихожей, Мариетта направилась в гостиную, по пути стягивая перчатки. В камине еще не угас огонь. Она повернула фитиль большой лампы, стоявшей на столе, и в комнате стало светло. Мэтью громко хлопнул входной дверью и через мгновение появился на пороге гостиной.

— Твое поведение отвратительно, — холодно сказала Мариетта, бросив перчатки на диван, обтянутый жаккардовой тканью.

Вместо ответа Мэтью снял шляпу и швырнул ее на пол.

— Ты не имел права устраивать такую сцену и публично унижать меня! — продолжала Мариетта, глядя на шляпу.

Мэтью сорвал с себя пиджак и бросил его рядом со своим головным убором. Мариетта попятилась.

— Я не потерплю такого обращения — ни от тебя, ни от кого-либо другого!

Мэтью начал расстегивать рубашку.

— Что ты делаешь? Зачем ты раздеваешься?

— Я надел этот чертов костюм сегодня утром — для тебя. Джимми говорил, что не надо это делать, мол, еще рано, но я его не послушал! — Рубашка полетела на ковер. — Я его не слушал. Хотел, чтобы все было как положено. Тебе ведь требуется идеальный мужчина, одетый с иголочки… — продолжал Мэтью, медленно приближаясь к Мариетте. Вдруг его взгляд скользнул по каминной полке. Он прервал свой монолог и схватил стоявшую там фотографию. — А все из-за него! — Мэтью сунул ей в лицо один из свадебных снимков. — Он портит мне жизнь!

Мариетта вырвала у него из рук фото:

— Не смей!

— Не смей? — зарычал Мэтью, грозно наступая на нее. — Что не смей? Не смей разговаривать? Смотреть? — Он уже почти кричал от ярости. — Или мне нельзя дотрагиваться до твоего драгоценного мужа?

— Что ты говоришь! — воскликнула Мариетта. — Какое тебе дело до Дэвида? Ты его даже не видел!

Мэтью остановился и шумно вздохнул.

— И очень жаль. Иначе я бы знал, как соперничать с покойником. Я тебе вот что скажу, Этти. Больше я так наряжаться не буду. Этот дурацкий костюм я надену теперь только в день свадьбы, а потом сожгу его!

— Что?!

— Я тебе еще вот что скажу, — сердито продолжал Мэтью, сделав несколько шагов вперед. — Я не хочу, чтобы ты общалась с Натом Кирклендом. Не смей даже разговаривать с ним.

— Что ты себе позволяешь? — со злостью ответила Мариетта, прижимая фотографию к груди. — Ты не имеешь права предъявлять мне такие требования! Мои отношения с вами закончились в Марипозе, маршал Кейган. Я больше не нахожусь под вашим покровительством. И хочу, чтобы вы ушли. Сейчас же!

Мэтью выхватил у нее фотографию и швырнул на кресло.

— Ты хоть скучала обо мне? — спросил он, вдруг обняв Мариетту за талию и закрывая ей рот поцелуем.

Она попыталась оттолкнуть его и вырваться из его объятий, но Мэтью был слишком жаден, настойчив и силен.

— Ты скучала обо мне? — снова спросил он, прижав Мариетту к стене.

— Нет!

На этот раз поцелуй получился долгим и более страстным.

— Ты скучала? — хрипло повторил Мэтью.

— Н-нет, — выдавила Мариетта, но ответ на этот раз получился не слишком убедительным.

Вдохновленный этим обстоятельством, Мэтью принялся целовать ее глаза, щеки, подбородок.

— А я скучал! — горестно прошептал он. — Я так скучал по тебе, милая… ты даже не представляешь. Я мечтал о тебе, хотел тебя, Этти. — Мэтью коснулся ее губ. — Неужели ты не скучала обо мне хоть немножко?

Мариетта стояла с закрытыми глазами, прижав руки к его груди, и наслаждалась ощущением тепла и силы, исходящих от мужского тела, вслушивалась в глухой стук сердца. Она была бы рада снова солгать, сказать что-нибудь такое, что заставило бы его уйти, но не могла выдавить из себя ни слова. Мэтью бросил ее в Марипозе. Если он и скучал, то только на уровне физиологии. Он хотел ее, потому и вернулся. Тем более что она пустила его к себе в постель сразу, без всяких предварительных ухаживаний. Надо солгать. Он это заслужил. Она обязана солгать, но вместо этого она прошептала:

— Да. Я скучала по тебе, Мэтью. Очень. Мэтью глухо застонал и бросился целовать ее, да так, словно собирался съесть. Его руки скользили по груди, бедрам и спине Мариетты, тело, раздираемое желанием, инстинктивно льнуло к ней… Мариетта изнемогала от блаженства. Она любила Мэтью и была рада вновь оказаться в его объятиях. Сейчас они займутся любовью, а потом он уйдет. Ну и пусть. Они проведут вместе ночь, и это прекрасно. Надо постараться насладиться каждым мгновением.

— Этта, — бормотал Мэтью, не отрывая губ от ее рта. — Я люблю тебя! Я люблю тебя, дорогая.

Его признание потрясло ее, но только на один миг. Конечно, теперь он будет говорить ей о любви. После той истории в Марипозе Мэтью, вероятно, думает, что она только этого и ждет. Как ни странно, его слова ранили Мариетту в самое сердце. Она же не могла сказать ему о своих чувствах, потому что ее любовь Мэтью не нужна. Он почувствует себя неловко, решит, что его заманивают в ловушку.

Он с трудом оторвал губы от шеи Мариетты и нежно обнял ее за талию.

— Вот так гораздо лучше, — сказал Мэтью с хриплым смешком. — В следующий раз буду знать, как надо с тобой обращаться, чтобы не тратить времени на пустые разговоры.

— Мэтью…

— Не волнуйся, милая, мы займемся этим через минутку. Веришь ли, — он быстро поцеловал ее, — рядом с тобой я забываю обо всем, Этти. Но сначала вот что сделаем.

Он посадил Мариетту на диван, поднял свой пиджак и начал рыться в карманах. Она удивленно наблюдала за его действиями.

— Вот, — сказал Мэтью, вытащив наконец какую-то крошечную вещицу из кармана пиджака, который снова бросил на пол. Он взял Мариетту за левую руку и весело ухмыльнулся. — Сделаем дело и вернемся к тому, с чего начали. Тебя ждет расплата: множество бессонных ночей. Надеюсь, кровати у тебя крепкие.

— Господи, Мэтью, что это значит?

— Старинный обычай. Я не лягу с тобой в постель до тех пор, пока ты носишь на пальце кольцо другого мужчины! — Он принялся стягивать обручальное кольцо Мариетты.

— Мэтью! Что ты делаешь?!

— Не устраивай истерик. Ты можешь хранить его где-нибудь в ящике. А потом мы подарим это кольцо нашей дочери… Если, конечно, родится дочь.

Мариетта чуть не задохнулась.

— Что ты сказал? — прошептала она.

Но Мэтью слишком был увлечен своим делом и ничего не ответил.

— Вот, сейчас мы наденем новое колечко, и все будет в порядке.

От нахлынувших чувств все поплыло перед глазами Мариетты, но она успела заметить, что он пытается надеть ей на палец другое кольцо. Кольцо с бриллиантом от Тиффани.

— Я не так богат, как Джимми, — радостно говорил Мэтью, — но могу позволить себе купить приличное кольцо. Подожди! Ты еще увидишь, какое обручальное кольцо я купил тебе в Лос-Анджелесе. На нем вырезаны цветы и виноградные кисти…

Мариетта отдернула руку и посмотрела на кольцо, которое казалось совсем крошечным в его огромных руках.

— Что случилось, милая?

Он знает! Вот в чем дело. Что бы ни написала в своем письме Элизабет, Мэтью узнал о ребенке и поэтому пришел!

— Тебе не нравится? — Мэтью, нахмурившись, повертел кольцо в руке. — А мне показалось, что оно очень миленькое. Если хочешь, я могу отослать его обратно и купить другое.

— Мэтью… нет! — с тоской в голосе воскликнула она. Еще один брак без любви! Невыносимо! Нельзя этого делать, несмотря на всю ее любовь к Мэтью. Они с Дэвидом по крайней мере испытывали друг к другу одинаковые чувства. Но так сильно любить Мэтью и знать, что он никогда не ответит ей тем же… Нет, она не выдержит этого.

— Брильянт настоящий, — с надеждой сказал Мэтью, показывая ей кольцо. — Полкарата.

Мариетта молчала. Глаза щипало от слез. Мэтью смутился.

— Я ведь не знаю, какие кольца ты привыкла носить, Этти. Может, Дэвид Колл дарил тебе украшения лучше, но ювелир уверял меня, что это самая модная вещица во всей Калифорнии.

36
{"b":"25518","o":1}