ЛитМир - Электронная Библиотека

Макс хмурился и вообще выглядел так, как будто сейчас выбросит телефон подальше.

— Проклятая тварь!.. Лезь в машину, ФБР хочет «обсудить с нами это дело» в городе.

— А в чем нет необходимости?

— Агент Женг сказала; что приедет куда угодно, если мы не хотим ехать в город.

— Не надо нам здесь ФБР! Мама Джо с ума сойдет.

— Вот поэтому мы встречаемся в городе.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Среда, 17 июня 2004 года

Район Шэйдисайд

Питтсбург, Пенсильвания

«Детективное агентство Беннетта» являлось молчаливым свидетельством того, насколько успешен был Макс «в прошлой жизни». Контора агентства располагалась на первом этаже большого викторианского дома в районе Шэйдисайд, всего в квартале от дорогой Уолнат-стрит. Полы были из вишневого дерева, стены облицованы ореховым, а в прихожей стояли массивные напольные часы, наполнявшие весь дом мерным торжественным тиканьем. Когда Укия только начинал работать с Максом, нижние комнаты, да и большая часть верхних, пустовали. Однажды, будучи в подпитии, Макс рассказал, что они с женой много лет жили в крохотных квартирках с обшарпанной мебелью, и когда у них наконец появились деньги, они купили дом, выбросили старую мебель и собирались заполнить его красивым антиквариатом. До ее смерти они успели купить только старинные часы.

С тех пор нижний этаж начали заполнять столы, стулья, большой стол для совещаний, деревянные шкафы-картотеки и прочая офисная мебель. Кабинет Макса был заставлен книгами от пола до потолка. Там стоял также стол, когда-то принадлежавший Фрэнку Ллойду Райту (Укии это ничего не говорило, пока Макс не свозил его в Фоллингуотер), и «кресло руководителя» стоимостью две тысячи долларов. Стол Укии был куда скромнее, но он и использовал его только тогда, когда Макс работал с важными документами и нельзя было ему мешать.

Когда они подъехали к зданию, агент Женг уже стояла у входа. На ее машине, серебристом четырехдверном «сатурне», красовались правительственные номера. Укия припарковал «хаммер» прямо на улице вместо того, чтобы завести в гараж позади дома: сразу после разговора они с Максом собирались ехать за мотоциклом. Кроме того, у него редко получалось аккуратно поместить широкую армейскую машину в стандартный гараж. Да и вел он машину в основном для того, чтобы дать напарнику возможность искать информацию на агента Женг.

Макс поморщился, когда Укия рывком преодолел бордюр.

— Да, немного удалось найти в сети о нашем агенте. Она всегда добивается своего, так что нам, можно сказать, не повезло.

— Мысли позитивно. — Укия вытащил ключи зажигания «хаммера» и бросил их в карман. — Мы ничего плохого не сделали.

— Парень, ты еще жизни не знаешь.

— С чего бы это? Ты кого угодно плохому научишь.

Макс покачал головой, но улыбнулся.

— Ладно, хватит уже.

Детективы подошли к крыльцу, и агент Женг кивнула каждому по очереди:

— Мистер Беннетт, мистер Орегон. Спасибо, что согласились встретиться.

— Да вы и выбора нам не дали, — проворчал Макс, отпирая дверь и заходя в дом.

Укия задержался в дверях, пропуская агента; она тоже остановилась и внимательно, снизу вверх оглядела его. Ничего не говоря, отметила удобные армейские ботинки, защитного цвета брюки, белую рубашку с короткими рукавами и темные волосы, еще влажные после утреннего душа, но аккуратно причесанные. Да, со вчерашнего дня он разительно изменился. Приехав накануне домой, Укия обнаружил, что выглядит так, словно его долго валяли по земле: вся открытая кожа была в грязи, а в волосах запутались листья. Запасной комплект одежды, хранившийся в «чероки», был весь в дырах и заляпан илом, да еще и слегка сел при попытке его отстирать, а ночная прогулка по парку только ухудшила ситуацию. Впрочем, вспомнив джинсы и футболку агента Женг, Укия решил, что оба они были не в лучшей своей форме. Сегодня на молодой женщине был дорогой черный брючный костюм и белая шелковая блузка, черные волосы гладко уложены, макияж выше всяческих похвал, к тому же ее окружал исчезающе легкий аромат мускусных духов.

Закончив рассматривать Укию, агент Женг прошла мимо него в дом, едва не касаясь, даже кожу слегка защипало. Молодая женщина просто оглядывала комнаты, проходя по ним, и на лице у нее не отражалось ни удивления, ни удовольствия. Укия не знал, плохо или хорошо то, что ее чувства нельзя понять по лицу, однако это явно говорило об умении агента сосредоточиваться.

Макс привел их в кабинет и занял «руководящее» место за большим столом. Агент села на стул для посетителей, который выглядел очень стильно, Укия оперся о стену справа от Макса, лицом к обоим.

— Агент Женг, вы сказали, что хотите обсудить с нами дело. Что именно вас интересует?

Она сразу взяла быка за рога.

— Мы провели покадровое изучение вашего диска, и один кадр нас особенно заинтересовал.

Укия быстро глянул на Макса, и между ними в воздухе словно повисло имя: Ренни Шоу. Конечно, агент выложила на стол его увеличенную фотографию.

— Имя этого человека — Ренни Шоу. Должна вам сказать, что он очень опасен. Он принадлежит к свободному объединению нескольких групп байкеров, что колесят по стране: Дворняги-Демоны, Гончие Ада, Собаки Дьявола, Дикие Волки и Волки-Воины.

— Да они зациклились на собаках.

Макс, как всегда, говорил за двоих.

— Похоже. Они мнят себя одним целым, или Стаей. Ренни Шоу считается предводителем Волков-Воинов, а возможно, и всей Стаи. Это плотно сбитая и чрезвычайно изобретательная группа, в нее очень трудно попасть. Арестовывают ее членов редко, и под стражей они проводят совсем немного времени. Член Стаи может бесследно исчезнуть даже из камеры максимальной защиты. Власти пытались заключать сделки с пойманными, обещали снизить им сроки за выдачу внутренней информации, но ни одно такое предложение не было принято.

— Они же знали, что смогут выбраться и так, — сухо заметил Макс.

— Да. Однако в группе таких размеров обязательно должны появляться недовольные члены, а их нет. Несмотря на отсутствие активного общения между группировками, ни один из замаскированных агентов не смог внедриться к ним. Все, что мы о них знаем, почерпнуто из развернутых опросов свидетелей. И еще: многих членов Стаи нельзя отследить по документам. У них нет ни свидетельств о рождении, ни социальной страховки — вообще ничего.

Укия внутренне съежился: это описание очень напоминало ситуацию, в которой он находился несколько лет назад.

— И как же Стая связана с Дженет Хейз?

— Мы не знаем. — Агент указала на фото. — Это единственное, что указывает на них. Если доктору Хейз действительно дали опасный наркотик, прийти он мог от кого-то из Стаи.

— То есть Стая дала ей наркотик, — Макс начал загибать пальцы, — посмотрела, как она машет мечом, в парке проверила, умерла ли она, а потом украла ее тело. На такое способны только изобретательные убийцы.

— Вот именно. — Агент секунду помолчала. — Вчера утром, получив это фото, мы начали исследовать возможные связи между Стаей и работой доктора Хейз, и через час бесследно пропал один из наших агентов. — Она бросила на стол вторую фотографию, на ней был изображен серьезный человек лет тридцати с небольшим; лоб его словно украшала невидимая надпись «Я из ФБР». — Уил Трэйс, один из лучших наших агентов. Он десять лет занимался организованной преступностью и бандами, умел действовать быстро, но голову имел холодную.

«Имел. Был. Она уже говорит о нем в прошедшем времени».

Макс откинулся в кресле, словно пытаясь отодвинуться подальше от пропавшего агента ФБР.

— Я вижу, к чему вы клоните, и мне это не нравится.

— Раньше, — продолжала агент Женг, — Стая держала полицейских и агентов по нескольку дней, их либо «ломали», либо уничтожали без следа. Если Уил Трэйс у них и все еще жив, надо найти его до того, как они возьмутся за дело.

— Нет. — Макс даже руками замахал. — Такое нам не по зубам, пусть этим занимаются ФБР и полиция.

14
{"b":"25519","o":1}