ЛитМир - Электронная Библиотека

К детективу подошла агент Женг и поставила ногу на пути его ладони.

— Вы играете в доброго и злого полицейского? Один детектив разговаривает, другой молчит?

Укия присел на корточки и посмотрел на нее. Нога явно приказывала ему прекратить поиски, но ни в голосе, ни в теле женщины не было признаков гнева.

— Я мало говорю.

Детектив и агент смотрели друг на друга. Лицо молодой женщины состояло словно из четких линий и острых углов и производило впечатление силы и полной нейтральности, только большие глаза подозрительно щурились. О чем она говорила с Максом? Укия вызвал в памяти их разговор: из полиции украли все материалы по этому делу, и запись с его налобной камеры оставалась единственным свидетельством. Агент беспокоилась, не украли ли и ее тоже.

— Говорят, вы покинули больничную постель после двух часов ночи. В морге я была уже в два пятнадцать, так что это убийство явно совершили не вы.

— Вы что, подозревали моего напарника? — проворчал Макс за спиной Укии. — Полиция привлекла нас к расследованию, не дав никакой информации. Эта ваша ученая чуть не убила мистера Орегона, и он был в больнице, когда случилось убийство в морге. Да как вы смеете его обвинять?

— Факт остается фактом, — спокойно ответила агент Женг. — Он убил доктора Дженет Хейз и ушел из больницы в ту же ночь.

— У него швы на левой руке и на шее! А стрелял он из самозащиты. Да, ушел из больницы, ну и что? Закон не запрещает выходить оттуда.

Но агент просто не обратила на слова Макса внимания.

— Мистер Орегон, не хотите сами объяснить, зачем ушли из больницы?

Укия подумал, сколько ей можно рассказать, и решил, что часть правды никому не повредит.

— В Шенли-парке были мужчина и женщина. Мужчина оказался на месте преступления раньше, чем мои сопровождающие, — они наступали в его следы, а не наоборот. Он не касался ни меня, ни доктора, но обошел вокруг нас, а потом ото шел в сторону, и к нему присоединилась женщина. На них были кожаные куртки и ботинки, как у байкеров. Они добежали до края парка, там стояли их мотоциклы, японские, оба мощные, но у мужчины помощнее, чем у женщины.

Агент подняла одну бровь. У кого-нибудь другого этот жест мог ничего не значить, однако для нее он был равен удивленному возгласу.

— Как вы все это узнали?

Укия не любил лгать, но знал, что есть веши, которым люди просто не поверят.

— Мужчина все еще стоял там, когда я пришел в себя, но после такой кровопотери я не мог даже никому сказать об этом. Когда мне стало лучше, я вернулся и нашел его след.

— Запись с вашей камеры подтвердит или опровергнет это.

Угроза или просто вопрос?

— Не знаю, остался ли он на записи, — заметил Укия. — Было темно, шел дождь. Но я чувствовал, что он где-то здесь. Черную собаку в темном лесу можно услышать, хотя нельзя заснять на видео.

— Понятно. — По-прежнему нельзя было сказать, поверила ему агент или нет. — И вы нашли след?

— Да, но быстро потерял. Грязные колеса оставляли следы. Затем вся грязь сошла с них, и след кончился.

— Есть еще вопросы? — Макс вклинился в разговор и жестом велел Укии вставать. — Пойдемте к нашей машине, и я сделаю вам копию диска. Потом, если не возражаете, я отвезу мистера Орегона домой — за последние сутки ему досталось.

Агент Женг посмотрела вначале на Макса, затем на Укию.

— Пока у меня больше нет вопросов.

У дверей агент сказала судмедэкспертам, что она закончила и тело можно уносить, и вслед за Максом все вышли из морга. Укия обнаружил, что идет в ногу с молодой женщиной, а ведь ноги у него длиннее. Интересно, подозревает она его или все-таки поверила? И что она чувствует? Хотя, .. какая ему разница? И почему она участвует в расследовании?

— Агент Женг, я не могу понять, при чем тут ФБР. Это же убийство, и заниматься им должна полиция, разве нет?

Не совсем так. — Агент снова наградила его непонятным взглядом. — Доктор Хейз работала на компанию, которая занималась сверхсекретными проектами. Месяц назад ее непосредственного начальника убили, и доктор Хейз заняла его место. Мы полагаем, его смерть была случайной, но есть несколько подозрительных моментов, и дело все еще не закрыто. Наши сетевые фильтры просматривали все полицейские базы данных в поисках любой информации о компании и персонале, так что, когда появился первый доклад по этому убийству, мы сразу забили тревогу.

— Не понимаю, зачем доктору жить с тремя студентками колледжа? — спросил Макс.

— Дженет Хейз недавно стала доктором. С этими девушками она жила вместе последние четыре года.

Они вышли из полутемного здания на стоянку. Бетон был все еще мокрым после ночного дождя и ярко блестел на утреннем солнце. За исключением послушно ждущего их «хаммера», стоянка была пуста.

— «Хаммер»? — Агент внимательно осмотрела машину. — Откуда он у мелкого детективного агентства?

— В прошлой жизни повезло, — пробурчал Макс, возясь с дистанционным пультом.

Он открыл дверцу со стороны водителя и забросил в компьютер чистый оптический диск.

— В прошлой жизни? — Женг оказалась у машины раньше Укии и теперь заглядывала внутрь. Она явно ждала ответа, но Макс редко говорил о том, чем занимался, прежде чем открыл детективное агентство. — Снаряжены вы на совесть.

— Мне так спокойнее. — Старший детектив протянул ей скопированный диск. — Вчера я отдал копию полиции, но ее, наверное, украли. У меня здесь тоже копия, сам оригинал в надежном месте, о котором знаем только я, мистер Орегон и юрист агентства. — Значит, диск в напольном сейфе в конторе. — Вы разрешите мистеру Орегону сесть? Я должен отвезти его домой.

Агент пропустила Укию в «хаммер», взглянула на него, и ее глаза внезапно показались ему грустными. На прощание она протянула ему руку:

— Всего хорошего, мистер Орегон.

— Всего хорошего, агент Женг.

Они обменялись крепким рукопожатием.

Укия сел в машину и, против обыкновения, пристегнулся. Макс завел «хаммер» и выехал со стоянки, и агент Женг осталась в одиночестве.

Поездка от морга до дома Укии была долгой. Обычно ему нравилась дорога — во время нее он разбирал завалы ненужного мусора в голове, прежде чем встретиться с семьей. Однако вчерашний день содержал только прерывистые вспышки памяти — Укии не удалось вспомнить ничего нового с того момента, как он, раненный, пришел в себя в парке. Оставался лишь морг со своими кровавыми загадками, а о нем Укия не очень-то хотел думать.

Макс молчал, пока они не выехали на шоссе I-279. Как только машина помчалась по нему на север, он взглянул на Укию:

— Ну, как ты?

— Знаешь, Макс, это было очень страшно.

— Тебя спецагент Женг напугала? — хмыкнул тот. — Не бойся, она тебя не съест.

Укия потряс головой и в который уже раз пригладил волосы на затылке.

— Я испугался того, что было в морге. Никогда такого не видел.

— Ну, крови было много. Что ты выяснил?

Молодой детектив передернул плечами — он понятия не имел, с чего начать.

— Дженет Хейз уже перед смертью была больна. На пакетах было написано, что все ее органы несли следы обширной вирусной инфекции.

— О Боже, а вдруг она работала над биологическим оружием? Может, тебе обследоваться? Раз она была больна, ты тоже мог заразиться.

Укия прислушался к собственным ощущениям.

— Нет, я не болен. Есть хочу, да и спать тоже, но я здоров. — Он вдруг вспомнил ее комнату с игрушками и книгами по роботам. — Она работала с роботами, а не с микробами.

— Так, что еще?

На этот раз Укия долго молчал, не зная, что сказать Максу. Тот в удивлении обернулся к нему:

— Что-то настолько странное?

— Насколько я понял, ее внутренние органы… — он беспомощно пожал плечами, — изменились. Превратились в ласок или норок, напали на патологоанатома и загрызли.

— Страннее не придумаешь. — Макс сморщился, пытаясь не засмеяться. Или не нахмуриться. — В ласок, говоришь? Уверен? А даже если так, как такие маленькие твари могут убить человека?

8
{"b":"25519","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лохматый Коготь
Заговор обреченных
Лживый брак
Золотая Орда
От разработчика до руководителя. Менеджмент для IT-специалистов
Великие Спящие. Том 2. Свет против Света
Довмонт. Князь-меч
Когда говорит сердце
О рыцарях и лжецах