ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну, я конечно, приличный болван. Из-за женщины я потерял последнюю осторожность, тем более, что только сейчас я понял, что открывая дверь сделал всего один поворот ключа, а не два, как обычно.

Ну и поделом мне!

Глава 4

Я находился на корабле. Он тонул и я пытался перепрыгнуть через борт, прежде чем корабль перевернется! Из-за качки я не мог держаться на ногах и хватался руками за поручни, а вокруг звонили колокола и стук работающих двигателей эхом отдавался в воздухе.

Открыв глаза, я обнаружил, что нахожусь не на тонущем корабле, а на полу в своей комнате, стараясь ухватиться за край стола. Голова болела и была страшно тяжелой. Острая боль пронизывала меня при малейшем движении от затылка до пят. Пошевелив языком, я пробормотал:

— Боже... ну и голова... моя голова!

Телефон звонил не переставая, а в дверь кто-то стучал, наверное потому, что слышали, как я ползаю.

Протащившись к двери, я выругался, так как она не была заперта. И зачем там кто-то стучит? Она была слишком тяжела для меня, чтобы открыть ее одной рукой.

Ну и видик, должно быть, у меня. Старая няня только взглянула на меня и инстинктивно схватила ребенка, защищая его. Он не очень испугался, может быть уже навидался избитых небритых физиономий. Он улыбался.

— Входите, — пригласил я.

Хотя старушке это не понравилось, но она зашла.

— Мистер Хаммер... — начала она.

— Посмотрите на мой затылок. Да нет, я не пьяный, и в своем уме.

Просто кто-то хотел разбить мне череп сегодня, — я посмотрел на свет сквозь шторы, — вернее вчера. Прямо здесь... Извините, что задержал вас, я за все заплачу. Будь проклят этот телефон... Хэлло, хэлло!

— Майк! — это был голос Пата.

— Да, это я, точнее то, что от меня осталось.

— Что случилось? — встревожился он.

— Ничего страшного. Просто я вошел в свою квартиру, а мне чуть не разнесли в молекулы череп, вот и все. Ублюдок успел смотаться.

— Давайте приезжайте скорее сюда. Поняли? Быстро!

— В чем дело?

— У вас неприятности, приятель. Будь я проклят, Майк, сколько раз я предупреждал вас держаться подальше от дел полиции!

— Погодите, погодите...

— Ждать нечего! Приезжайте скорее, пока Генеральный прокурор не выслал за вами подчиненных. Произошло еще одно убийство и в нем обвиняют вас.

Я повесил трубку. Голова шла кругом и, казалось, готова была взорваться. В этот момент старушка дико закричала и бросилась к ребенку, который на четвереньках подползал к моему пистолету, лежавшему на полу. Ну и денечек мне выдался!

Кто-то вошел в дверь, так как она была открыта. Этот парень был в форме.

— Майк Хаммер?

С трудом кивнув головой, я подтвердил его догадку. Он протянул мне пакет длиной в два фута и с поклоном отступил.

— Пакет из центрального детского магазина. Распишитесь, пожалуйста.

Кое-как нацарапав свою фамилию, я одарил его четвертаком и забрал пакет. В нем находился полный комплект детской одежды. Сверху лежала записка, адресованная мне. Вот что там было написано:

«Дорогой Майк! Мужчины всегда плохо разбираются в подобных вещах, поэтому я сама отобрала немного одежды для мальчика. Дайте мне знать, подошла ли она ему. Мата».

Няня подозрительно уставилась на меня. Я передал ей пакет и присел на ручку кресла.

— Прежде всего, выслушайте меня. Отец этого ребенка застрелен. Он сирота и я стараюсь найти, кто это сделал. Кое-кому это не очень нравится и они довольно забавно уведомили меня в этом ударом по голове, но это не остановит меня. Может быть, это случится снова, может нет, но я был вам весьма обязан, если вы пока подержите ребенка у себя. Пока не закончится заваруха... Ясно?

Она серьезно посмотрела на меня и... улыбнулась.

— Я думаю, что все поняла.

— Ладно. Считайте, что мы договорились и о ребенке есть кому позаботиться, — я тронул затылок и сморщился от боли.

— Давайте я посмотрю вашу голову, — предложила няня.

Она дала подержать мне ребенка и осмотрела мой затылок. Если бы она обнаружила там дыру, я бы не очень удивился. Наконец, удовлетворенная осмотром, она забрала у меня ребенка.

— Кажется, ничего опасного нет, но все же лучше показаться специалисту.

— Согласен.

— Знаете, мистер Хаммер, сколько я навидалась страданий на своем веку? И они мне не в новинку, но я прошу вас не вмешивать в это дело ребенка, чтобы он ничего такого не видел.

— Насчет ребенка не беспокойтесь. Я позабочусь о вашей безопасности, и вам будет хорошо.

— Я знаю, как обращаться с детьми, — немного помрачнев, она добавила:

— Сколько в нашем городе грязи и ее некому убрать.

— О, я знаю отличный способ проделать это.

— Я уже слышала это. Приятного дня, мистер Хаммер.

Я передал ей пакет с одеждой, подобрал с пола оружие и проводил няню.

Затем я постарался утихомирить адскую боль в голове, приняв контрастный душ. Это немного помогло, но порция жареного бекона с яйцами помогла еще больше. Я достаточно пришел в себя, чтобы вспомнить о звонке Пата. Ведь он сказал, что я замешан в каком-то убийстве, хотя я понятия не имел о чем идет речь.

Я попытался дозвониться до Пата, но его в Управлении уже не было.

Положив телефонную трубку, я нашел в справочнике телефон Маты. Вероятно, мне ответила сиделка с усами. Она заявила, что мисс Ли только что уехала на репетицию и что ее не будет до двенадцати часов. Ну что ж, надо было идти в полицию и узнать, в чем там дело. С каждым шагом ноги слушались меня все лучше, и когда я выходил из дома, то все было в норме. Выпив по дороге пива и выкурив сигарету, я совсем пришел в себя.

Как они обрадовались, увидев меня. Вероятно думали, что я не приду и им придется доставить меня в наручниках. А сейчас все были вежливы, предупредительны и быстро провели меня в один из кабинетов, где и оставили меня дожидаться, когда они начнут выяснять всю мою подноготную. прицелившись, я сплюнул на пол и попал точно в центр, после чего закурил.

Потом пришел какой-то новичок с острым личиком, отрекомендовавшись помощником Генерального прокурора. Заметив, что я сижу и курю, да еще сплевываю на пол, он не сделал мне замечания, а уселся за стол и попытался принять важный и суровый вид. Напрасные потуги!

Как долго он собирался пыжиться, я не знал. Мне уже надоело сидеть, но в это время в коридоре раздались голоса, и я сразу узнал голос Пата.

Дверь распахнулась и он с гневным видом ворвался в помещение.

— Привет, — сказал я, но он мне ничего не ответил.

Пат прошел к столу, склонился над ним и приблизил лицо вплотную к помощнику прокурора. Я подумал, что сейчас он схватит его за глотку и придушит.

— Вы давно на службе в полицейском Управлении? Я еще пока работаю в отделе по расследованию убийств и, когда они случаются, я берусь за них лично, поняли? Клянусь, я вырву вам уши, если вы будете лезть не в свои дела!

Помощник сильно покраснел и стал приподниматься.

— Знаете, Генеральный дал мне разрешение...

— Отстранить меня от дела, так как мой друг подозревается в убийстве?

— Да.

Голос Пата стал на удивление тихим.

— Убирайтесь вон из этого кабинета, прежде чем я не выкинул вас за шкирку. И передайте Генеральному, что я сам доложу ему все.

Парень опрометью выскочил за дверь. Интересно, что он скажет прокурору, и как тот воспримет этот факт.

— Из-за чего вы так на него взъелись? — обратился я к Пату.

— Подлец! Воображает, что если я ваш друг, то значит и я в чем-то замешан. Он специально убрал меня из Управления по ложному вызову как раз после того, как я вам позвонил.

— Вы вышли у него из доверия.

— Меня тошнит от этих ублюдков, слоняющихся по зданию. Этой ночью они решили проверить дежурство на коммутаторе. Ворвались в пустую комнату и застали только одного парня, который сказал, что он учится на телефониста.

Парня проверили, но он оказался вне подозрений. Так что и на этот раз шефу не повезло.

14
{"b":"25522","o":1}