ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я видел, что им не жарко, и не мог понять почему. Но тут одна из них расстегнула тогу и я поглядев на нее понял почему: просто под ней ничего больше не было. Вертлявая девица скромно произнесла:

— Эллен, у нас посетитель.

Наконец, Эллен заметила меня, улыбнулась и поздоровалась.

— Очень приятно, — но она не удосужилась запахнуть тогу. Потом я прошел через вращающиеся двери.

Пара вентиляторов внутри помещения перегоняла душный воздух, создавая обманчивое впечатление прохлады. Я расстегнул рубашку, освободил узел галстука и чуть прикрыл глаза, привыкая к полумраку. Зал был уставлен креслами с разбросанной на них одеждой. Передо мной располагалась сцена, на которой находились несколько человек в тогах. Они стояли, дожидаясь распоряжений от маленького взъерошенного типа в тенниске. Он что-то кричал им тонким фальцетом и размахивал руками, положив сценарий на пианино.

Найти Мату оказалось несложно. Она ярко выделялась на фоне какого-то светлого пятна в своей просторной тоге. Вероятно, она была самой красивой женщиной в зале, другие ей и в подметки не годились. Режиссер с взлохмаченной головой объявил десятиминутный перерыв. Вертлявая что-то крикнула Мате, но слов я не разобрал. Она взглянула в зал, но ничего не увидела, так как в лицо ей бил свет юпитеров. Мата спрыгнула со сцены и подбежала к нам. Обеими руками она схватила мои руки, не скрывая радости.

— Вы получили мой пакет, Майк?

— Да, я пришел лично вас поблагодарить.

— Ну, как мальчик?

— Чувствует себя хорошо. Только не задавайте мне вопрос о моем самочувствии. Прошлой ночью кто-то пытался разбить мне голову.

— Майк!

— Ничего страшного. У меня крепкая голова.

Мата приподнялась на цыпочки и осторожно ощупала огромную шишку на моей голове, сморщив носик.

— Вы знаете, кто это сделал?

— Нет. Если бы я знал, то он примерял бы на себя гроб по размеру.

Мата взяла меня под руку и отвела в сторону.

— Давайте посидим немножко. Я так о вас беспокоюсь.

— К чему это?

Она опустила блестящие глазки.

— Наверное я буду дурочкой, если скажу вам почему, — промолвила она.

— Сказать?

— Если пришло мгновение поцеловать ее, то откладывать было нельзя, но на ней было наложено столько грима, да и свидетелей было слишком много.

— Это вы скажете мне вечерком, — я улыбнулся и она ответила такой многозначительной улыбкой, что у меня мурашки побежали.

Мы закурили. Откинувшись на спинку кресла, я внимательно посмотрел на нее и произнес:

— У нас добавилось еще одно убийство, моя кошечка.

Мата не донесла сигарету до рта и повернулась ко мне.

— Еще одно? Нет, не надо!

— Парень по имени Мэл Хукер. Ближайший друг Декера. Вы знаете, Мата, я думаю, что в этих убийствах кроется крупное дело.

— Цепная реакция, — прошептала она.

— Своего рода... И для ее начала оказалось достаточно совсем немного: триста долларов и ожерелье, всего-навсего.

Она кивнула, сжав губки.

— Мой знакомый с другого этажа теперь решил держать деньги в банке, а не дома. Жильцы взбудоражены этим, некоторые даже надумали переехать.

Действительно, никому не хочется быть ограбленным, особенно если взломщик по ошибке лезет к кому попало.

— Вам еще повезло. Он мог прикончить вас со страху.

Она нервно передернула плечиками.

— Что вы собираетесь предпринять, Майк?

— Искать... Надо расшевелить это грязное болото, сейчас как раз подходящий момент.

— И вы... будете? — ее глаза беспокойно скользнули по моему лицу, а руки нервно схватили мою руку.

— Буду, детка, я уже выбрал свой путь. До смерти ненавижу убийц.

— Но вы же не будете так рисковать?

— Буду! Просто так мне больше нравится действовать. Зато когда я их поймаю, то уж расправлюсь с ними по-своему.

— О, Майк, пожалуйста...

— Понимаешь, детка, когда имеешь дело с бешеными волками, нельзя быть овцой. Первоначально это выглядело как простое сведение счетов между гангстерами и надо было найти только одного типа из машины. Но сейчас в этом деле начинают выплывать новые лица. Это Тенн, Гриндл и давно умерший парень, которого еще не забыли... Чарли Фаллон, я слышу это имя на каждом перекрестке.

— Чарли Фаллон... — произнес чей-то голос, закашлявшись.

Я повернулся.

Сцена уже изменилась и изображала подмостки какого-то театрика в древности. Женщина в тоге, стоявшая позади нас, улыбалась мне, держа в руке длинный мундштук с сигаретой. Мата представила нас друг другу.

Женщина имела средний рост. Когда-то в прошлом она была одной из звезд Голливуда. Это была Кей Катлер и она была первой среди звезд, что было не удивительно при ее таланте. Я стал глупо улыбаться ей, не зная, что сказать. Она немного задержала мою руку в своей и спросила:

— Удивлены?

— Точно. Откуда столько талантов в такой дыре?

Женщины рассмеялись. Кей взмахнула мундштуком.

— Приятно иметь небольшую известность. Сами мы в спектакле не играем.

Мы пытаемся показать другим, как надо играть по-настоящему. Вы не поверите, но театр почти ничего не зарабатывает. Выручки хватает лишь на покрытие издержек.

— Вы работаете бесплатно?

Кей рассмеялась и ее взгляд устремился на одного из центурионов, свирепо уставившегося на меня.

— Не совсем...

Мата пихнула меня в спину и я спросил:

— Вы упомянули Чарли Фаллона. Откуда вы о нем слышали?

— Если это тот человек, то его знает масса народа. Он был гангстером?

— Да.

— Какие он писал забавные письма. Боже, как он всех взбудоражил! Даже лучшие артистки получали записочки и цветы от этого старого вонючего козла. А мне тогда было всего двадцать лет.

— Это было так давно.

Кей улыбнулась и у глаз появились мелкие морщинки.

— Как вы легко говорите о времени. А я все еще считаю, что мне не больше тридцати.

— И вы тоже?

Она опять усмехнулась.

— Я лгунья. Мата, разве ты не получала от него записок?

— Возможно. В те времена у меня имелся секретарь, разбирающий почту, — она смолкла, что-то припоминая. — Мне кажется, мы как-то обсуждали это с девочками.

Достав сигарету, я заметил:

— На него это похоже. У Чарли была куча денег и он не знал куда их девать, предпочитая тратить их на девочек. Интересно, кому они достались?

— Никому, — ответила Кей. — В газетах вроде упоминали, что он разорился и отошел от дел, по крайней мере, в последние годы. Кстати, с чего это вы его вспомнили?

— Хотел бы я это знать. Кто-то никак не может забыть знатного покойника.

— Майк детектив, Кей, — сообщила Мата. — Было совершено два убийства и он расследует это дело.

— И пока вхолостую, — признался я.

— Действительно? — ее брови немного приподнялись. Она зажала мундштук зубами и осмотрела меня с ног до головы, как бы оценивая мои сексуальные способности. — Звучит заманчиво...

— Вы не собираетесь вернуться к своему воину, леди? — осведомилась у нее Мата. — Сейчас на сцене начнется битва.

Кей нахмурилась и распрощалась со мной, чуть придержав мою руку и многозначительно уставившись на мои брюки. Когда она была уже далеко от нас, Мата взяла меня под руку.

— Кей замечательная подруга, но если вы настоящий мужчина, то ее не сдержать.

— Старенькая, добренькая Кей, — посочувствовал я.

— К счастью, я отлично ее знаю.

— И все присутствующие тоже.

— Да. Если вы желаете познакомиться еще с какой-нибудь знаменитостью, я могу провести вас за кулисы и показать парочку молоденьких голливудских звездочек, телезнаменитость и лучшего в стране комика.

— Не надо, — остановил я ее, — мне хватит и вас.

Она снова прижалась ко мне, и мне вновь захотелось расцеловать ее.

Какой-то парень хлопнул ее по спине и предупредил:

— Еще две минуты, Мата.

Вероятно, он умел читать мысли, так как был тих и печален. Мата кивнула. Он ушел, а я кивнув на него, заметил:

— Этот парень высох от любви к вам.

17
{"b":"25522","o":1}